Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Где лоГИКа? (Часть 2)

Почему в России так непопулярны комиксы?

Пока гик-культура на Западе достигает новых пиков развития, в России попросту опасно называть себя словом «гик», поскольку для многих представителей старшего поколения оно является ругательным. Почему так произошло? Удастся ли нам когда-нибудь нагнать тот уровень «новой культуры», которым могут похвастать Европа и США? Пробуем разобраться.

 

Читать Часть 1

 

С комиксами в России-матушке дела обстояли несколько лучше, чем с настольными играми, а сейчас мы и вовсе можем приобрести и прочитать практически любой комикс: если и не на русском языке, то на английском. Однако в этом подразделе гик-культуры до сих пор ряд проблем, из-за которых популярность его в любой момент может подорвана.

Наши соотечественники долгое время не могли определиться, что же взять за основу слова «комикс». Во многом это связано с тем, что придумали этот жанр далеко не в России, впервые он появился в жёлтой прессе двух конкурирующих гигантов американской журналистики — Уильяма Хёрста и Джозефа Пулитцера. Сразу отодвинем в сторону иконы, лубки и карикатуры — у них есть своё название, а, следовательно, и жанровое определение.

Эти картинки Хёрста и Пулитцера в итоге вылились в развёрнутые карикатуры — не более. Такие «комиксы» можно было встретить и у нас, только назывались они «истории в картинках». В начале XX века их публиковали в различных сатирических изданиях вроде «Ежа» или «Крокодила», а позже, уже во времена Великой Отечественной войны, истории в картинках служили идеологическим оружием против врага — высмеивали и показывали, что не так страшен чёрт...

Что же происходило с комиксами на Западе в то время, когда набирали популярность «истории в картинках»? 

После того, как слово «комикс» перестало обозначать просто смешные истории, оно начало «искать себя». Сначала это были детективные и приключенческие истории. Затем — детективные и приключенческие истории с главными персонажами, которые не менялись от выпуска к выпуску (возможно, это способствовало появлению бренда: игрушки по комиксам, некомпьютерные игры, мультики, одежда и др.). Последним этапом этой эволюции стало появление вселенных в рамках комиксов.

Супергерои не стали первооткрывателями комиксов в том значении, в котором мы знаем этот жанр сегодня, но они сыграли важную роль в развитии комиксов. Именно с появлением первых супергероев — Супермена, Бэтмена, Капитана Америки — было связано начало «золотого века» комиксов. Тогда же появляются два могучих конкурента: студия DC Comics и Timely Comics, которая позже перерастёт в Marvel. Можно предположить, что выбор пал на сверхлюдей именно из-за того потенциала, который они могли представлять для брендов.

Только представьте: Супермен в своём неповторимом костюме с буквой S на груди, который умеет делать самые крутые штуки: летать, стрелять лазером из глаз, обладает невероятной силой. Какой ребёнок не захотел бы стать таким? Или хотя бы иметь при себе игрушку, «способную» на всё это? Или Бэтмен — суровый, брутальный, таинственный.

Типажи этих супергероев повлияли и на жанровую принадлежность комиксов про них. Так, Супермен стал главным героем первого выпуска культовой приключенческой серии Action Comics, которым хотел бы завладеть ну каждый гик, поклонник комиксов и уж тем более коллекционер. А Бэтмен был слишком мрачен, чтобы появиться в одном мире с мужиком в цветном трико, поэтому впервые его показали в Detective Comics.

Что касается Капитана Америки, то он стал тем самым оружием против нацистов, о котором мы говорили выше. Причём «оружием» он этим был как в вымышленном мире, где лично расправлялся с Гитлером, так и в реальности, где серьёзно подрывал «авторитет» нацистов. У нас в это время, напомню, основным способом агитации были плакаты и карикатуры.

Так и определились жанровые границы комикса: продуманная вселенная, в рамках которой существует главный герой. Каждый выпуск — маленькое приключение и событие в рамках развивающегося мира, который живёт так, как этого хотят авторы.

На мой взгляд, эта система идеально была проработана в серии комиксов «Сказки» Билла Уиллингхэма, который воспользовался крайне простой концепцией, лежавшей на поверхности. Он взял всех сказочных персонажей, о которых мы слышали с детства, дал им человеческий вид и поместил в современный Нью-Йорк, чтобы те существовали в нём. В результате мы следим не столько за героем, сколько за жизнью этого огромного муравейника, который от номера к номеру меняется за счёт происходящих в нём событий.

Кстати, «Сказки», вышедшие в 2002 году, уже не имеют никакого отношения к супергероям, ведь после «золотого века» наступил «серебряный», когда в рамках одной вселенной появлялись новые (например, хороший и плохой Супермен, Человек-Паук из XX и XVIII века и т.д.), а комикс и мультипликация стали неразделимы. А после «серебряного», как можно догадаться, был уже век «бронзовый» — один из важнейших, который дал выросшей на супергеройских комиксах аудитории серьёзные взрослые графические романы.

За начало отсчёта «современного века» комиксов принято брать 1986 год.

В СССР с историями в картинках всё было туго: можно по пальцам пересчитать издания, в которых появлялся подобный жанр, ведь большинство журналов и газет придерживались традиционной формы повествования — текст и иллюстрации. Да и мышление вроде «история в картинках — это для детей» (которое живо до сих пор) не особенно способствовало появлению комиксов. Лишь к началу 2010-х годов России удалось догнать Европу и США.

Первая попытка создать отечественный комикс в России была предпринята в 1966 году, когда в журнале «Костёр» вышел комикс отца-основателя этого жанра в СССР Юрия Лобачёва «Ураган приходит на помощь». Пока на Западе у Капитана Америки была уже целая история за плечами, в нашей стране пытались, публикуя по страничке в каждом выпуске, рассказать историю про детей-шпионов, которые помогают отважному Урагану — советскому агенту (военному, разведчику, герою).

Как видите, и у нас, и на Западе первые комиксы преследуют одинаковую цель — пропаганда и патриотическое воспитание. Только Юрию Лобачёву, к сожалению, популяризировать этот жанр не удаётся, поскольку, даже несмотря на сюжет и посыл, «ленинградский обком приказал прекратить безобразие». «Ураган» был завершён, а о комиксах подобного масштаба на долгое время позабыли.

Сделать комиксы, как на Западе, до 1986 года не получалось. Да и цели такой издатели перед собой не ставили. Обычно за основу брались персонажи, которые в каждом выпуске конкретного журнала на протяжении жалкого разворота переживали микроприключение. Никаких последствий, никакого развития, ничего этого не было.

В 1986 ситуация кардинально не меняется: истории остаются теми же, с Запада привозят и переводят комиксы наименее известных издательств. Самым главным нововведением можно считать толстые комиксы — как правило, обучающие. Некоторые из них учили правильно работать с главной революционной новинкой того времени — компьютерами. Некоторые были про вполне бытовые вещи: походы, рыбалку, охоту. А в 1990 году наконец переводят монументальное произведение — «Как рисовать комиксы» Стэна Ли, отца Marvel. 

Но по сравнению с тем, что творилось с индустрией комиксов на Западе, всё это было наивно. Тем не менее, комикс жил и процветал.

С развалом СССР количество отечественных изданий резко возрастает: всё, что транслируют по телеканалам для детей, превращается в комиксы: «Утиные истории», «Микки Маус», «Том и Джерри». Весёлые лица в начале каждого выпуска рассказывают, о ком пойдёт речь в выпуске. Комиксы обязательно разбавляют письмами читателей, инструкцией для создания какой-нибудь штуки, познавательными и интересными фактами, ребусами, раскрасками. В результате на комикс остаётся в лучшем случае половина журнала. Самые недобросовестные издатели выпускали не комиксы, а так называемые графические романы по мультсериалам, которые дословно пересказывают какую-то серию.

Индустрии комиксов в России понадобилось около десяти лет, чтобы от совсем детских комиксов перейти к подростковым: супергерои, просто герои, но из мультфильмов («Человек-Паук», «Симпсоны», «Флинстоуны», «Скуби-Ду»). В то же время появлялись издания, которые выпускали того же самого «Невероятного Человека-Паука», но «комикс» состоял из какой-то высосанной из пальца истории на четверть журнала и интерактивного раздела, занимавшего всё остальное. Проверить, что вам попадётся в этот раз, можно было только путём проб и ошибок.

Ещё с десяток лет ушло на то, чтобы взрастить аудиторию, которая готова была перейти к комиксам «бронзового века» — тем самым «Хранителям», которые снимали с героев маски и показывали им и читателю суровую реальность, философские комиксы автора-фантаста Нила Геймана, комиксы и графические романы по произведениям Стивена Кинга. Стоит отдать должное, то, на что у Запада ушло 50 лет, предприимчивые российские издатели провернули за 30.

Однако это не позволяет избавиться от актуальных и по сей день проблем. Да, поколение 90-х удалось взрастить вместе с комиксами, они прочувствовали ту грань между сказочным детством и суровой реальностью, которую удалось заключить себе комиксам и мультфильмам. События в стране лишь способствовали «закреплению» полученного теоретического материала. Но как на всё это смотрели взрослые, которые про комиксы в своё время и не слышали?

Начиная с 1930-х годов люди на Западе росли, а вместе с ними росли и комиксы. Если там 50-летний человек может с удовольствием пойти с детьми и внуками на «Мстителей» в кино, то у нас он плюнет и пошлёт своего ребёнка одного, ведь эти «герои дурацкие для мелких детишек». И такое отношение у 80% зрелого российского населения. Они просто не могут взглянуть на комиксы иначе, как, собственно, и на настольные игры.

Что остаётся делать гикам, которые лишь к 2010 году, когда открылся первый в России комикс-шоп, смогли получить доступ к самым знаковым и культовым комиксам? Терпеть снисходительное отношение? Слушать, что они «недоросли»? Тайно хранить комиксы под кроватью?

Некоторым очень трудно привить любовь к чтению, однако создатели комиксов справились с этим, начав с простеньких историй и заканчивая сложными философскими историческими графическими романами с различными аллюзиями и отсылками.

Есть ли в комиксах что-то плохое? По мнению взрослых, это бесполезная трата денег, которая способствует развитию «азарта» у ребёнка. А мнения детей никто и не спрашивал.

Совмещайте: награждайте ребёнка комиксом за прочитанную книгу или книгой за прочитанный комикс. Разве этому что-то мешает? Ах, да, этому мешает консервативный подход людей, в детстве которых этой индустрии попросту не было и которые хотят лишить её своих детей и внуков.

Продолжение следует

Роман Морозов

121


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: