Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Какая жизнь – такие мысли

По мотивам дневников русских авторов

Иногда я пишу письма. Или сопроводительные пояснения. Или просто ворчу, но эпистолярно. И я подумал: это ведь тоже вид публицистики. Вот писал Чаадаев «Философические письма». Герцен писал из Лондона, оставив свои «Былое и думы», «народники» остро царапали власть при царе, Ленин-Ульянов (нет, Ульянов-Ленин) много упражнялся в писании до и после революции. И всё у них опубликовано в полном собрании сочинений. У меня, например, стоит двухтомник переписки А. П. Чехова – презанимательное чтение, сродни дневникам. Как «несвоевременные мысли» М. Горького, как «Записки о русской смуте» А. И. Деникина.

А разве не о чем поразмышлять в наше время? Нечем поделиться с современниками, а там, глядишь, и с потомками? Я всего лишь журналист с опытом общения с народом и пребывания в его гуще, причём с некоторых пор не столичной, но, думаю, не разочарую читателей своим скудоумием, наивностью суждений и непоследовательностью изложения.

 

Взгляд из «районки»

Мой взгляд на район всё-таки поверхностный – из города. Там, в районе, на самом деле, наверно, ещё хуже (или лучше, чем кажется, сравнивая с положением горожан). Ведь деревенские привыкли так жить и многого не ждут, это стало им нормой. Увы. Терпение деревни безгранично, чем наши власти во все времена злоупотребляли и злоупотребляют, не особо заморачиваясь о помощи «колыбели нации». Как эгоистичные дети не страдают о брошенных матерях. У нас и земля-мать – кому она нужна? И Родина-мать, которая всем дай и ничего не проси взамен. Дети всегда эгоистичны. И эта аналогия – железный закон, остальное – редкие исключения из правила.

 

 

Заботливая и кормящая

Медведевское высокомерное в пору его президентства «давайте затянем пояса, стране трудно», «не хватает зарплаты учительской – идите в бизнес» и «денег нет, но вы держитесь» на местах послушному начальству – руководство к действию. У нашего мэра песня «денег нет» – как у медведя сорок песен, и все про мёд. Мы на нефти сидим, а денег нет. Они есть, их много, но не у нас. Оренбург всё забирает и оттуда кормит остальных с чайной ложечки. И чтобы ему руки целовали за эти великие одолжения. Поэтому наши люди плевали на закон, людям дороже справедливость. Но её-то и не видать. Она попрана так нагло и неприкрыто, что я дивуюсь, как люди мирятся с этим? Наверное, правда, что мы имеем такую власть, какую заслуживаем.

Генерал и культура

Несправедливость я испытал на себе прямо на днях. Была тут презентация трёх подарочных изданий к 270-летию Бугуруслана (мы на два года лишь моложе Оренбурга, два самых старых города в области). Деньги на книжки дал наш депутат Аверьянов (областной же). Он боевой генерал, начинавший с Карабаха, и частенько содействует нашей провинции финансово. Бугуруслан любит, хотя родом из Читы. Поддерживает образование и культуру. Район не забывает. На него молятся. Он – как добрая жена диктатора. Как Эва Перон. Где губернатор нас в упор не заметит – Геннадий Михайлович тут же замажет спортзалом отремонтированным или детской площадкой на бывшем пустыре. И вроде как равновесие соблюдено, накипь снята, углы сглажены.

Я три года напоминаю ему, чтобы проспонсировал мне книжку стихов. Тонкую. С тетрадочку. Прецеденты есть. Но всё как-то не случается, то я в план не попадаю, то попозже... В этот его приезд я и подойти не смог – неловко уже просить.


Генерал Аверьянов и автор

Скромность не порок

А несправедливость в том, что в эти подарочные издания взяли как бы лучших людей города, в том числе поэтов. Местного, конечно, масштаба, но пропиаренных своей долгой жизнью и никогда не находившихся в тени. То есть не страдающих скромностью. А я туда не попал даже вскользь. Хотя без похвальбы – должен бы. Во-первых, не скажу, что у меня всё впереди и какие мои годы. Многое уже позади и заслуги перед городом, думаю, имею. Хотя бы как поцелованный богом уроженец. И это не в тени, работа у меня публичная. Мне не скажешь: а мы и не знали, какой вы! Нет концерта, где бы не пели песни на мои стихи. И в газете – лучший автор. Лауреат премии «Золотое перо Оренбуржья», то есть лучший в области на фоне всех маститых и пожилых. Нас в газете трое авторов, кто держат тираж. Кроме меня ещё две старушки послепенсионного возраста: исполнительные, влюблённые в перо и владеющие им. Ну да, я долго не жил в Бугуруслане, все места на местном Олимпе застолбили. У нас бы его назвали Шиханом, «Олимп» у нас – спорткомплекс. Недавно там футбольное поле покрыли синтетическим ковролином. Теперь поливать траву не надо. А почему я у подножия этого Шихана? Я не пру напролом. Не трусь где надо. Но если по этому принципу пишется летопись города – мне жалко и город, и его летопись. Я-то что, я лишь индикатор. Но положение вещей таково, это схема. Не новая, причём.

 

 

О репутации

То есть в культуре малой родины меня нет. Как и в культуре большой. Не дорос до коридоров, где решают. Это как при живой Зыкиной в «царицы русской песни» записали безголосую Бабкину (но талантливого организатора и атамана в юбке). Или как при живой Пахмутовой главный композитор страны у нас – Игорь Яковлевич Крутой. Это даже не насмешка, а кривая гримаса реальности. Где уж провинциальным писакам в наполеоны?! Как шутят мои коллеги: мы челядь, наше место в сенях (аналог – на заднем дворе. Задний – он ещё и скотный).

Стихи гимна нашего города написал Валерий Левановский – детский поэт (ныне покойный), благословлённый некогда самой Агнией Львовной Барто. Стихи топорные. Или схалтурил, или не смог. Когда-то, в мои школьные годы, он сказал мне при единственной встрече: я тебя стихам учить не буду, ты сам сможешь. А писал я тогда никак. Но что-то там мэтр увидел. Не знаю, почему он написал такой плохой гимн. Типичная получилась заказуха, как будто писал не о любимом городе, а о шлакоблочном заводе к его юбилею. И вот взяли не качественный текст, неважно чей, а звучное имя автора. Справедливо? Может, как знак уважения к автору – да, но как знак уважения к городу – нет. Гимн – он не на один раз. Саркастичная Раневская это называла плевком в вечность. То же могу сказать и о современном тексте гимна страны, наспех перешитом и перекроенном из старого тем же автором. Сергей Владимирович (кстати, тоже детский поэт) и о прежнем говорил своим критикам: ппусть и гговённый ттекст, а ссслушать ббудете ссстоя. Мол, я Михалков, и так прокатит. И вот так люди губят собственную добрую репутацию – халтурой.


Василий Левановский

Муза Полигимния

Мы тут тоже поупражнялись в гимнах: педколледжу (учился я там некоторое время), нефтяникам к 80-летию оренбургской нефти (читай: бугурусланской, историческая первая скважина находится в поле видимости от моего дома), трещащие от жира нефтяники не заплатили, сказав: «Родина вас не забудет». Зато одна моя жуткая недоброжелательница из нашей редакции, услышав гимн на недавней презентации этих самых подарочных книг к 270-летию города, простила мне все обиды, сказав, что я гений, а из уст врага услышать это дорогого стоит).

Газовикам мы написали гимн, отправив самому Миллеру, к юбилею «Волга-газа», это в Самаре, ведь первый в СССР магистральный газопровод появился в разгар войны с фашистами в Бугуруслане, как раз уходя в Самару, где были сосредоточены эвакуированные оборонные заводы, а я сейчас живу на первой улице, газифицированной в СССР, в 50 метрах от той самой легендарной, исторической газовой скважины, она стоит как раз на разворотном кольце на въезде в город как памятник… А наши газовики меня охотно и вероломно посадили на счётчик, просто заставив его купить и установить (их руками, конечно, они же монополисты), и теперь я плачу за газ в 4 раза больше, чем платил, хотя мне обещали ту же сумму, что была прежде, а летом вообще копейки. Я посчитал, в год у меня получится вместо 14 тысяч – 28, а в месяц – чуть не половина зарплаты. Вот так отблагодарили.


Памятник нефтяникам в Бугуруслане

Обман как норма жизни

И такие «благодарности» нередки. А я до сих пор не научился отказывать и всем верю, как лох. А ведь мошенничество – норма нынешней жизни. Даже в госструктурах. Главное у врача, чиновника, коммунальщика, кого угодно – развести тебя на «бабки». Законы рынка. Обобрать простака – очередь, помочь – пустыня. При таких тенденциях, однако, социально направленного государства не построишь. Хотя декларировать – можно. Потому что реальность заменил фотошоп. Фотошоп – аналог современного агитпропа. Иллюзия благополучия. И верхам чинно-благородно, и низам не так страшно жить в «потемкинских деревнях».


Кадр из  к/ф «Кубанские казаки» 

Как было в страшном, голодном послевоенном времени кубанским казакам, видя киношных казаков Ивана Пырьева, купавшихся в изобилии и не знавших большего горя, чем вопрос: уведут женихи передовика свекловодов Дашу Шелест из колхоза Гордея Гордеевича Ворона в колхоз Галины Ермолаевны Пересветовой или не уведут? Лак – он не только в Федоскино на миниатюрах, он живее всех живых при любой формации. Не то, что мумия пролетарского вождя, если она ещё не заменена муляжом, выдаваемым за бальзамированное тело.

Сергей Парамонов

38


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: