18+

Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Либеральный планктон

В конце января на открытии выставки Юрия Роста в Манеже, в преддверии его юбилея, собрались те, кого мы причисляем к нравственной и творческой элите нашего общества. Выставка получилась просто чудо. Двести работ, в основном портреты, сопровождаемые маленькими литературными журналистскими шедеврами. Как жаль, что невозможно за время вернисажа прочитать их все. И как прекрасно, что к открытию этой выставки Рост выпустил книгу, где и собрал все представленные работы и тексты к ним. Большинство приглашенных автором эти работы видели и не один раз, тем более, что половина из них сами на них и изображены. По вернисажу перемещались ходячие портреты. Они пришли для общения и, понимая это, мудрый Рост заготовил несколько ящиков вина. Уже собираясь уходить, я встретил совершенно подавленного Диму Муратова, вернувшегося только что с очередных похорон. Его душа была не здесь и сколько его не звали к микрофону, он отказался выходить. При всей своей нежнейшей любви к Михалычу, я не знаю, кого он еще также любит из своих товарищей, уважении к нему, не показному, но искреннему и сердечному, видимо, он не мог тогда откликнуться на слегка вздрюченную атмосферу тусовки, которая всегда присутствует в подобных ситуациях. Есть какая-то поверхностность в чувствах, словах, в поведении гостей на подобных мероприятиях и Дима Муратов это, вероятно, и ощущал.

А назавтра я уехал на съемки. И лишь на второй день после этого, снимая в окрестностях каталонского городка Перпиньян, я позвонил ему и попытался сказать какие-то ободряющие слова. Уже тогда, сразу же после нашей «манежной» встречи, мне стало пронзительно жалко его. Но я давно заметил, что мои совесть, чувство долга и сопереживание, они всегда опаздывают. Конечно, это происходит от несовершенства души, ее грубой настройки. Но, отвлечемся от меня, а поразмышляем. Если есть настройка, значит, есть и настройщики. Да кто же они? Ах, мои терпеливые читатели! Вы ждете глубокого и тонкого открытия? Увы. Эти настройщики души всего лишь —

Писатели:…

Художники:…

Режиссеры:…

Музыканты:…

Журналисты:…

Все с Большой буквы и у каждого из нас они свои. Вставьте их, эти дорогие вашему сердцу и душе, имена, в эти незаполненные строчки, и вы получите нужный список ваших настройщиков. Их значимость может вовсе не соотносится с вашей, скорее всего вы буде гораздо мельче их, но ведь они-то пришли в нашу жизнь вовсе не для того, чтобы понуждать нас принизиться к ее дурно пахнущей поверхности, а, наоборот, для возвышения нашей души. Разве не так? Для меня мои настройщики — камертон высокой и чистой ноты в моей жизни: Иван Бунин и Сергей Рахманинов, Святослав Федоров и Александр Сокуров, Виктор Астафьев и Клод Моне, Валентин Распутин и Юрий Рост, Лариса Шепитько и Адександр Володин….. Это по первому ощущению, но ведь есть же и те, кто по запямятству не вскинулись в первую десятку….. Все они, перечисленные и неназванные, иногда чередуются промеж собой, на какое-то время даже забываются…. Да-да, согласен, это дурно, но это так — жить все время на «высокой ноте», заданной этими нашими настройщиками, под силу далеко не всем. Увы, я не вхожу в число этих немногих. Но и у меня проходит время, и они, мои настройщики, снова становятся востребованы моей душе. Уверен, что и у вас также.

Так вот, лишь на второй день душевных терзаний моего товарища Дмитрия Муратова, я позвонил ему и сказал какие-то трудно подбираемые слова сочувствия и ободрения. Смысл их сводился к тому, что нельзя ему предаваться отчаянию, ведь он сильнее нас, а иначе — что же остается делать нам — либеральному планктону….. Услышав выражение «либеральный планктон», Димка едва слышно хмыкнул, даром, что главный Редактор, и, как мне показалось, чуть оттаял.

За неделю до Юриной выставки, я был на съемках на итальянском горнолыжном курорте Мадонна де Кампилья. И под вечер, после «каталки», бродя по городку, забрел с камерой в антикварную лавку, где тотчас увидел портрет…. Юрия Роста в образе альпийского крестьянина. Цена портрета была кусачей. Я стал снимать лавку, стараясь не думать о приглянувшейся мне работе, но к концу съемок понял, что без этой небольшой картинки я не уйду. Вот эта работа. А рядом портрет сегодняшнего Роста в исполнении Бориса Жутовского.

Найдите два отличия.

Вы, небось, предполагаете, что по возвращении домой я подарил Росту его портрет? Ну, вот еще, зачем же человеку его собственный портрет у себя дома? Твой портрет должен быть у друзей или поклонников, в музее, в конце концов, если ты того заслуживаешь. А держать дома галерею своих изображений, это свойственно, наверное, попсе.

Я не вхожу в круг друзей Роста, быть другом Роста — это звание заслуживают не многие. Но я его поклонник и влюблен и в его работы, и в него самого. Я люблю влюбляться в людей, особенно в тех, кто обладает даром обольщения. Мне довелось общаться со Святославом Федоровым, которого я считал своим старшим другом, не влюбиться в него было невозможно. Мне посчастливилось познакомиться с Тонино Гуэрра, я брал у него интервью. Попробуйте после даже недолгого общения не обольститься им и его Лорой, ведь они оба два они искусные обольстители.

Помню, как, уже выключив камеру, я спросил у Тонино, что он думает о нашем известном российском режиссере NN. Тонино грустно улыбнулся и сказал, что NN, безусловно, талантливый кинорежиссер, но он человек лукавый, а великий художник не может быть лукавым.

Юра Рост…. Если допустить, что Бог есть (не удивляйтесь и не бурчите, сомнения всегда будут сопутствовать — и мне и вам), то это Он выбирает ему персонажей, ракурс и мгновение, это Он выставляет композицию на его портретах и сюжетах, это Он устанавливает верную выдержку, а Юра лишь следует его велению. Его-то, Роста, заслуги вроде, как и нет, это всего лишь Всевышний его, Юриными руками и его чуть близорукими глазами, создает портреты Избранных от звезд и навоза. Творец выбрал его своим посредником. Боже, почему же ты оставил меня?

Лукавлю, лукавлю, конечно, знаю отчего.

Юрий Рост — Художник, создающий образы жизни с помощью фотокамеры. При всей подчеркнутой документальной подлинности изображенных им персонажей и осмысленной точности переданного характера, который он почувствовал в этом человеке и, главное, сумел передать его нам, он предлагает нам все же свой взгляд на этого героя. Сделанный им портрет, вы всегда безошибочно определите и скажете: «Это фотография сделана Юрием Ростом».

В нашей, то вялотекущей, то взбрыкивающей, жизни, нередко звучат эпитеты «великий» в адрес ушедших мастеров, чаще, почему-то, мастеров кино. Этим словом вольно играют некоторые мои многоопытные коллеги, у них, кого не возьмешь, все — «великие»! Безусловно, многие из этих артистов, о которых они говорят, были незаурядными, штучными, наконец, незабываемыми, но уж никак не Великими мастерами. Все расставляет Время и Всевышний (если Он есть), Они-то и определяет, кто великий. И, тем не менее, есть среди нас наши современники, о которых мы вправе (а, может быть, и обязаны), вслух, пока они рядом, полноживущие и творящие, сказать — вы ВЕЛИКИЕ, мы любим вас, мы боготворим вас. Вы раскрываете нам мир во всей его бесконечной неповторимости, и мы благодарны вам за то, что подпитываете наши силы. И мы следуем за вами. Ну, да: «пионер всем ребятам пример!». Стоп! Все же, скорее, пытаемся следовать. В Юрии Росте чудесным и редчайшим образом сошлись талант и величие души. Талантом-то наделены немногие избранные, а уж величием души и вообще единицы. Его работы узнаешь сразу и не столько по стилю, сколько по одухотворенности в изображении его героев. Его портреты — поэтичны. А Анна Андреевна Ахматова определяла суть поэзии в двух «Т» — Талант и Тайна. В его работах всегда присутствуют эти два «Т». Великий мастер с великой душой. В его портретах «…и птичка вылетает», потому, что каждый его герой, будь то известный диссидент или безвестная свинарка (безвестная, пока ее не запечатлел ЮР), ветеран неизвестной Великой Отечественной (неизвестной, несмотря на все усилия отечественных ростов), или лауреат «нобелевки», в любом случае каждый из них отдал частичку своей Души Юре. Так что, его душа — это многотысячный калейдоскоп из частичек чужих самых высоких и благородных душ. А если ты взял от своих персонажей частицу их доброты, мудрости и чести, то кем ты станешь? Понятно кем — Юрием Ростом. Его искренние очерки, поэтичные миниатюры, сопровождающие портреты, это самый высокий уровень журналистики, сегодня практически не встречаемый. Конечно, есть еще, есть в нашем Отечестве блистательные перья, но чтобы в соединении с великой душой…. Ох-х-х! Начнете вспоминать и запнетесь. Души и в искусстве-то становится все меньше и меньше, (хотя мастерство режиссеров растет, а доснимались они уже до мышей), так что уж тут говорить про журналистику. Юрий Рост, спокойно и не суетясь, своей работой показывает, какой она, журналистская работа, может и должна быть. Он не лукавый. И потому великий.

Дмитрий Крылов

458


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: