18+

Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Люди никогда не встречаются навсегда. А расстаются навсегда довольно часто...

Выпуск N 96 от 8 июля 2003


Александра Игоревна Шевелева

27.03.2003

И все-таки мне нравится эта работа. Я люблю эту работу, ей богу.

    Понедельник: рекрутер Паша, человек вишневый

    Вторник: сексопатолог. Пришлось смотреть порнуху и обсуждать мою личную жизнь.

    Среда: утро - стилист Игорь меня стрижет

    Вечер - фотограф Марк меня фотографирует

    Четверг: визажист Миша меня вводит в оторопь. Алиссон и зеленая Фрося ему помогают.

Интервью N 5

Вот, сегодня, например.

Коммуналка в центре, длинные лежачие лестницы и подпись "Высоцкие" около звонка. Мне бы... да, вот там. Проходите.

Вхожу...

меня предупредили. Маленькая комнатка ярко-зеленого цвета, расписанная розово-зелеными змеистыми головками, флюр светится. Татуировка на лысине и лысая девочка Алиссон. "Нет, не Алиса. Именно Алиссон". По зеленому по полу ползает маленькая собачка, раскрашенная зеленкой. Вместо вешалки - клубок пластиковых змей. Во всей комнатке - маленький диванчик зеленых патл и шкаф.

Первым делом меня отправили за пивом.

Вторым - пригласили в квартиру-клуб.

Третьим, рассказали, что Алиссон - не просто Алиссон, а лучшая русская модель, работала с Кейт Мосс и снималась в "нежном возрасте" Соловьева, в роли самой себя. Она ищет квартиру, невменяемо улыбается и называет меня на "Вы". Под конец разбрасывает вещи, которые нашла тут, рядом, на помойке ("видно, какая-то бабуся копыта откинула"), собирает снова, пишет мои цифры моим карандашом для глаз и признается, что дареный корсет выбросила. "Как! Он же стоил 700 долларов!" ну, если бы я знала, что он стоит 700 долларов, я бы его не выбросила. Я взяла только трусы и еще, что в карман влезло".

Сюр. Сальвадорщина. Журнал "Ом". Ничего не понимаю, но смеюсь и пью пиво для приличия. Больше всего не понимаю, почему я здесь не от журнала "Ом". Потом приходит Света, галерейщица из Нью-Йорка, бывшая жена одного из самых богатых мужчин Америки, которая поедет в Гусь-Хрустальный отливать 6 пар очков из стекла. Какой-то сосед, у которого "рожа", крики "вылечите меня от шизофрении" и моя радость по поводу того, что не уходить неудобно, и я все-таки отсюда уйду.

Все это время у меня температура 38.3, новая прическа, заброшенный университет, не обустроенная личная жизнь и две кассеты порнухи дома.

Неделя-блиц. То ли еще будет. Осталось - 4 интервью.

***

Многие мои друзья уверены, что качество их буковок чудесным образом зависит от качества бумаги, на которой они напечатаны. Если бы было все так просто. Тогда бы качество секса зависело от содержания хлопка в простынях.

Это я вдоль Чистых прудов шла. Люблю, потому что многое здесь начиналось. Нежный Возраст в Ролане и горелки на рассвете. Алекс из Японии и романтики под "грибом".

Я привязана к словам. Я привязана к своим словам лимонными тесемочками. Впрочем, такими же, какими привязана душа к моему телу. Скорее бы развязались, что ли.

***

Рязанское шоссе. Минское шоссе. Ярославское шоссе. Можайское шоссе. Каждое шоссе посвящено городу, к которому стремится. К кому может стремится девушка, названная мужским именем?

Так я и иду от мужчины к мужчине, получается. Притом многие забывают, что женщина живет не годами, не месяцами, а периодами. Циклами. Она зациклена как трамвай на небесном эллипсе. Замкнута. И в розетке.

Мужчина - этакий кодер-декодер. Трансформатор одним словом. Он женщину переключает. Ездит и ездит она по своему циклу, как бомж по кольцу, а тут раз - мужчина. Вот она и переключается с себя на него. И декодируется.

Переключите меня, пожалуйста! Переключите!

Или выключите. Иначе - сгорю.

30.03.2003

Около часа ночи. Пустой вагон. Поезд последний. Метро несется. Наши шарики разноцветные целым букетом. Пол вагона. Как у паровозика из Ромашково.

Временами Кирилл откусывает один шарик, высасывает гелий и говорит голосом Чебурашки. Все смеются и падают по вагонным кушеткам. Студенты к черту. Пью пиво, слезами разбавленное.

Я плачу и плачу и в голос кричать хочется, и тушь тут не при чем. Хочу напиться горько и забыть. Все забыть - главное. Обещал, что я могу остаться, пока хочу. Обещал, что мой. Пусть все катится колесом. Горько, как будто шарик улетел. Он улетел. И никогда его у тебя больше не будет. Никогда.

Люди никогда не встречаются навсегда. А расстаются навсегда довольно часто.

31.03.2003

А рядом с его домом в переулке стоит белый дом. В белом доме, на первом этаже живет женщина. Женщина больна раком поджелудочной железы вот уже 25 лет. Врачи скорой ее молодой еще помнят, говорят, была красивой когда-то... А ей всего 50. А она как мощи в раки, маленькая и ссохшаяся. Прожженный раком организм, тонкие кости светятся сквозь кожу, как у всех онкологических больных. Подкожной клетчатки нет. Мы с Леней сделали ей коктейль из разного рода обезболивающих (я механически пересчитывала надломанные головки ампул - четыре). Уколы уже делать нельзя. Ссохшиеся вены.

Мы быстро закончили и вышли. Я несла чемоданчик с крестом.

- Лень, сколько она проживет?

- Где-то еще полгода, не больше... Хотя... кто ее знает... Ей, наверное, то же самое с 77 года и говорят... что полгода осталось... а что ей делать? Только обезболивающие пить. Больше тут ничего не сделаешь.

25 лет страшной выламывающей боли... 25 лет в непрерывном ожидании смерти... Одинока, несчастна, квартира в центре Москвы - вот племянник-то вздохнет, когда ее не будет...

Я больше не могу там ходить. Каждый раз, когда прохожу - вспоминаю, что в этом доме, на первом этаже живет маленькая сухенькая женщина, которая вот уже 25 лет с нетерпением ждет смерти.

01.04.2003
Казань

Казанский вокзал в Москве

I Поезд

С древних времен наши предки, русичи, ездили в Казань с подарками. А те, кто подарки забывал привезти, на тех пили чай. Помню, какой-то князь без подарков в Казань приехал, так его распластали, досками прибили, ханы столы на него поставили и чай пили. Вот и я так думала: подарков купить не успела, а потому, думаю, будут на мне пить чай. На нижних полках ехали пьяные торговки с рынка. Одна сначала кричала, потом успокоилась, а к ночи ближе ходила голышом по вагону. Проводницы ругались и приводили обратно.

Торговки оказались бывшими учительницами, а потому, когда под утро протрезвели, читали Маяковского и разговаривали очень правильным, литературным русским языком.

Рядом ехала женщина - конфетный мастер. Работает на Бабаевской фабрике, знает названия всех конфет, от моего Коркунова не отказалась. Ее дочка, москвичка, вышла замуж в Казань. От Москвы отреклась, рукой махнула, за милым уехала. "Вот она, настоящая любовь".

Ночью проезжали Гусь Хрустальный. Я сделала ошибку: вышла. Меня окружили мужчины, которые запихивали мне в нос стаканы с рюмками и кричали громко: "Девушка! Вот и ты - а я женился!". "За 100 рублей дарю набор" и прочий фольклор.

Как мне объяснили попутчики, в Казани есть все, кроме... творожной массы. Нет там такой творожной массы с изюмом, которую делают в Москве. А так - все есть. Даже метро строят.

II Город

Карим меня приветствовал на казанской земле. Чай пить на мне почему-то не стал. Галю мы разбудили: по-моему, Галя - это я, только в другой цветовой расшифровке. Такое бывает.

Казань - это родина революции, символизма, конструктивизма, абстракционизма и пирамид. Казань двоеверная: на территории местного Кремля стоят православные церкви, а рядом, чуть отклонившись - мечети с зелеными огоньками. Оказывается, все мечети - зеленые. Только в этом городе можно слушать звон на заутреню и мусульманский намаз одновременно. В трамваях встают на колени маленькие мальчики и поют суру из Корана. Потом просят денежку.

И повсюду почему-то пирамиды. Местный золотой молодежь, сын президента, подарил казанскому юношеству завлекательный комплекс "Пирамида", архетип смерти. Причем, при строительстве погибла крановщица с улыбкой Джоконды - так что архетип "пирамида, а в ней смерть" - сошелся. А еще мне понравилась версия, что пирамида возле Кремля - это, ясен палец, могила Ленину-студенту. В Москве - могила Ленину-вождю, а в Казани - Ленину-студенту.

И вообще в Казани все на пирамидах помешаны: бензоколонки в виде пирамид, сладости в виде пирамид, а потом, добившись моего ментального опьянения, Рафик в клубе "Джули" под всплески джаза предлагает построить четыре треугольника из шести спичек, и строит пирамиду. Этого мое сознание не выдерживает и расслаивается.

III КГУ

Перед входом - Кудрявый Ленин. Вы когда-нибудь видели памятник кудрявому Ленину? Приезжайте обязательно в Казань: это покруче любого "реал транс хаер" будет. Студентов как-то мало и на входе никакой охраны. Молодые люди в Казани все как один походят на жителей общаги физфака МГУ. Или ВМК. В музее КГУ мы находим документ за "подписью руки" Ленина. Он там просит "изъять его из числа студентов имперского университета". И целый стенд посвящен революционерам, которые, вопреки правилам, "распевали Марсельезу, собирали деньги на оружие и участвовали в студенческих революционных объединениях". Велимира Хлебникова они почему-то тоже выгнали. Вообще, я заметила: строгие тут преподаватели. А еще один студент в начале 20 века взяли и разрубил топором икону Казанской божьей матери. Многие помнят его фамилию. Разрубил и смеялся небось: "И не убило, и не убило меня молнией! Ха-ха-..." Наверное, правильно, что строгие.

А еще в Казани жила Гала, жена Сальвадора Дали. Училась ли она в КГУ - не думаю.

IV Интеллигенция

Немосковская интеллигенция и провинциальная интеллигенция - разные вещи. В Казани интеллигенция отнюдь не провинциальная. Она немосковская. С казанской интеллигенцией я знакомилась у художника Коли Рябова, в туалете которого у меня случился катехизис и окончательное просветление. Там спелой, морковно-розовой краской нарисован абрис "Купания красного коня", на голове мальчика - стульчак. Вроде нимба. Коля показывал свои картины. Больше всего запомнился красивый лежащий ничком молодой человек с пухлыми светлыми губами. Называется: "Жертва аборта ї5" по-моему. Он лежал в мире смерти и улиток. А потом читали "дурацкие рецепты", где замечательное средство от одиночества готовится из мелко колотых лампочек и плавленой (на медленном огне) резины.

Мы пили разбавленное водой вино и танцевали под пластинки, вспоминали куртуазных маньеристов. А когда я слушала "Монолог Монро" Вознесенского в исполнении Дорониной, , я думала, что вот сейчас, прямо здесь, дойду до сути бытия, посмотрю смело в лицо жизни и от нее откажусь. Было близко.

V Раифа

В Раифовском Богородицком монастыре хранится икона Грузинской Божьей матери. Она спасает от выкидышей. Я ее не видела: у меня юбки не было. А без юбки я в храмы не хожу. Коля рассказывал, как сюда возили экскурсию школьников, и как молодая экскурсовод минут за 10 рассказала все про суть религии и богословия: "знаете, почему человек придумал Бога, дети?" Маша Баранова: "он боялся грозы и придумал Бога грозы" - "Правильно, Маша. А потом бога солнца, бога воды, бога земли. А потом он начал в них путаться, и поэтому вместо них всех оставил одного".

Ворота Монастыря сторожат архангелы Гавриил и Михаил. Говорят, великие грешники сквозь них пройти не могут. Чумак не прошел: увезли с сердечным приступом.

А школьникам рассказали, что если загадать "доброе желание" и обойти главный храм, держась за его оградку, три раза, то желание обязательно исполнится. "Доброе желание" - это не про доллары и Мерседесы, а про здоровье и счастье. Экскурсия была сорвана: тридцать человек детей ходили по кругу, держась за оградку, друг за другом. Порой тот, кто шел сзади, старался всеми силами пнуть впереди идущего, чтобы он упал, оградку отпустил, и желание чтоб его не исполнилось.

VI Про Мону Лизу и слонов

В Казани много старых, изломанных, словно печенье, домов. Они проламывают сваи, тают под собственной тяжестью и осыпаются. Получается ломкая крошка штукатурки и бетона. Много домов без окон. На иных окна закладывают кирпичом и рисуют форточки краской. Так тепло, аж веки щемит и голова кружится. Странная тут энергетика: такая расслабленная, что любые сильные эмоции, будь то слезы, удивление, восхищение или радость физически невозможны. Естественная замедленность. Как после бани. Мне кажется, мирное слияние мусульманства и православия все же даром не проходит: все эти энергетические круговерти дают сильные скачки энергии. Недаром казанские подростки увлекаются астралом, находят сильные энергетические источники и куда-то пропадают.

В местных антикварных салонах можно найти уникальные вещи: 2-метровые весы с чашками, колокола, подстаканники, мраморные купидоны. Чуть не купила мандолину за 200 рублей начала века. Рядом стояла балалайка. Почему я не купила мандолину? Кто меня знает. Надо было купить.

На черном озере находим слонов, которые детские горки. После долгого всматривания понимаю, что они чем-то напоминают Мону Лизу. Что-то в них не так. Наконец, Галя подсказывает: "Саша, у них нет ушей". Ах, да, точно: у Моны Лизы тоже бровей не было.

В конце города тюрьма, рядом - шашлычная. Внизу - церковь. Впереди - абортарий. "Галя, пойдем-пойдем, будем этим маньякам в форточку сигареты бросать: они будут радоваться!" Галя серьезно: "Это у вас в Москве - маньяки. А у нас - нормальные люди сидят".

Я об этом догадывалась. Всех маньяков возят в Москву. Потом там же выпускают.

Ваша А.И.Шевелева

656


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: