Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Москвич сдал в полицию жену, «наградившую» его ВИЧ-инфекцией

Женщина пыталась откупиться от него за заражение 10 миллионами рублей

Жизнь 47-летнего москвича Игоря (все имена изменены. — Ред.) в одночасье превратилась в плохой триллер. За семейным ужином, пригубив вина, его благоверная, с которой он прожил три года, призналась, что является носителем ВИЧ-инфекции... Через некоторое время мужчина получил второй удар — медики подтвердили: он с некоторых пор также является носителем.

Теперь Игорь пытается понять, почему его жена, с которой он прожил небольшую, но вполне счастливую жизнь, не рассказала о своей страшной тайне, и через суд добиться справедливости. Примечательно, что в правоохранительных органах уголовное дело по столь редкой статье (122 УК РФ) все же возбудили, но передавать в суд не торопятся.

Встреча, которая перевернула жизнь Игоря, произошла в 2015 году. И весьма прозаично. Мужчина заприметил симпатичную молодую барышню на одном из сайтов знакомств. Между молодыми людьми вспыхнула искра, и кавалер, не откладывая в долгий ящик, пригласил даму на кофе.

Молодые люди сразу нашли точки соприкосновения — у обоих за плечами были браки, а от предыдущих союзов остались дети: у Игоря сын, у Оли дочка. Кроме того, как выяснилось, обоих не тяготили ни финансовые, ни квартирные вопросы — классический мидл-класс.

— Я хорошо зарабатываю, у меня свой бизнес, есть недвижимость в столице. Ольгу и ее дочь финансово поддерживал бывший супруг — очень успешный предприниматель. Мы встретились, пообщались и быстро нашли общий язык, — рассказал Игорь.

Отношения развивались стремительно, и вскоре молодые люди приняли решение съехаться. Несмотря на то что у Игоря была своя недвижимость в Москве, пара воссоединилась в квартире Ольги. Еще через пару лет сыграли свадьбу.

В семейной жизни молодоженов случались небольшие притирки, но в целом грех жаловаться — семейная жизнь всех устраивала. За одним «но». Игоря тяготили частые перепады настроения у супруги. Если первое время женщине удавалось маскировать депрессивное настроение под каприз, то со временем это делать получалось все хуже.

— Иногда у Оли случались кризисы, она, как я это называю, уходила в транс — становилась нелюдимой, замкнутой, отрешенной. Я не знал, чего ждать, и даже боялся возвращаться домой, — объяснил Игорь.

Мужчина рассказал, что знал о непростом прошлом своей жены, поэтому порой ему приходилось переквалифицироваться из мужа в психолога.

— Жена когда-то мне открылась и рассказала о своей бурной молодости. Даже у меня, выросшего в детском доме, тогда по спине пробежали мурашки. У нее в жизни были насилие отчима, плохие отношения с матерью, которая едва ли не продавала дочь за несколько сотен долларов, наркотики... Мне было очень жалко жену, которой пришлось все это пережить, и я старался всячески ее опекать, — рассказал Игорь.

Самое главное, что тема с наркотиками, которые когда-то плотно вошли в жизнь супруги, была в далеком прошлом.

— Я даже в некотором смысле гордился за жену, которая смогла побороть зависимость. Мне она казалась таким героем... Не каждый мужик на это способен.

Зависимость

Тема наркотиков в доме больше не поднималась, но алкоголь присутствовал постоянно. Особенно в непростые для семьи кризисные моменты.

— У жены был культ — ужинать мы должны были обязательно вместе. На столе всегда была бутылка вина. Но Оля выпивала всего пару бокалов и останавливалась. Позже я узнал, что ей было стыдно за то, что она пьет больше меня, и поэтому нашла способ избегать ненужных оправданий — начинала выпивать задолго до моего возвращения с работы. Я и правда абсолютно безразличен к алкоголю, и вообще стараюсь вести здоровый образ жизни.

Вскоре алкоголя стало мало, и на горизонте снова появился старый способ забыться — наркотики.

— Это случилось в 2017 году. Мы приехали на отдых в Доминикану. Там познакомились с нашими соотечественниками — небедными людьми. У них, выяснилось позже, с собой был наркотик. Ольга его купила и употребила. А потом продолжила это делать со своими новыми друзьями уже в Москве. Я ничего не мог сделать — никакие уговоры и разговоры не действовали.

Признание

В сентябре 2018 года во время обычного ужина в ресторане Ольга сделала неожиданное признание.

— Мы ужинали, все было хорошо. Вдруг жена мне говорит: «Игорь, а я ВИЧ-инфицированная». Ее слова меня просто шокировали. Внешне я казался невозмутимым, но на самом деле был в ступоре. Дело в том, что мы никогда не использовали средства защиты во время близости, и я понимал, что, скорее всего, тоже заражен.

Мужчина попытался узнать мотивы безрассудного и странного поведения близкого человека. В ответ он услышал: «Не подумала».

— Первое время я был сам не свой. Мне нужно было пойти провериться, но я очень боялся. Через неделю я набрался мужества и пошел сдаваться в лабораторию. Пришел ответ. Все показатели были в норме, а вот на ВИЧ попросили сдать повторно. Тогда я понял, что всё...

Ольга рассказала мужу, что заразилась ВИЧ-инфекцией через шприц. По ее словам, это произошло после того, как «ширнулась одним шприцем» с неким Шамилем. С начала 2000-х женщина стояла на учете в Московском городском центре по профилактике ВИЧ-инфекции. Но свое лечение, похоже, вскоре запустила с наступлением беременности. Сама Ольга уверяла следователей, что только на время притормозила прием сильнодействующих лекарств. Игорь же утверждает, что никакой профилактики не было — по крайней мере, он никогда не видел, чтобы бывшая жена принимала хоть какие-либо препараты.

— Она просто «забила» на свое здоровье и мою безопасность. Самое обидное, что заражения можно было избежать, если бы она не прекращала терапию. В итоге инфекция стала опасной для окружающих, — пояснил Игорь.

Пара разъехалась. Мужчина чувствовал себя преданным и терялся в догадках — почему жена так с ним поступила. При том, что о ВИЧ-инфекции, как выяснилось, знали многие — мать Ольги, бывший муж. Игорь с ними общался, но все они хранили молчание.

— Я был морально сломлен и снова попытался поговорить с женой. Я пытался понять, почему она ничего не говорила про ВИЧ-инфекцию. В ответ снова услышал: «По недомыслию». Меня это ошарашило.

Через три дня Ольга решила замять скандал с помощью денег. Женщина привезла в качестве отступных 10 миллионов рублей.

— Я чувствовал, что Ольга должна быть наказана, но не понимал как. Поэтому сначала взял деньги. Чуть позже вернул ей всю сумму вместе с процентами и сказал, что делаю это с условием: она будет оплачивать мою терапию в клинике пожизненно. Я хотел, чтобы она хоть как-то разделила бремя ответственности за то, что натворила, а не отделалась одноразовой выплатой. Дело не в деньгах — если честно, 10 миллионов для меня не такая уж и большая сумма.

Следствие

Ольга забрала 10 миллионов рублей с набежавшими процентами и согласилась оплачивать лечение мужа. Первое время ей удавалось сдерживать свое обещание, данное на словах, и ежемесячно вносить по 15 тысяч рублей за терапию. Пара даже попыталась снова склеить отношения и начать все заново. Но накануне дня рождения Игоря — в сентябре 2019 года — молодые люди окончательно решили разойтись.

— Между нами произошла ссора из-за того, что Ольга снова ушла в транс. Я понял, что между нами ничего не получится, и уехал, — рассказал Игорь.

После того как в отношениях была поставлена жирная точка, прекратились и отчисления. Ольга объясняла просто: замоталась на работе. По словам Игоря, бывшая жена не платила за терапию около полугода. Мужчина больше не пытался понять мотивов и пошел в полицию.

В отделе дознания ОМВД района Ивановское хоть и с трудом, но приняли заявление и возбудили уголовное дело по редкой статье 122.2 «Заражение другого лица ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни».

Дело возбудили, но расследование велось крайне медленно. Было очевидно, что следователи не горели желанием выяснять истину — объясняли волокиту то нехваткой кадров, то времени. В какой-то момент ими было принято решение вообще прекратить расследование — за истечением сроков давности.

Адвокат Игоря неоднократно жаловался на волокиту в Перовскую межрайонную прокуратуру и в прокуратуру Москвы. В итоге на эпистолярную борьбу адвоката с прокурорами Перовской прокуратуры, со следователями ОМВД «Ивановское» ушло не менее полугода. И в июне этого года решение следователей признали незаконным.

Дело должны были продолжить расследовать дальше, но снова этому мешают разные субъективные обстоятельства, в основном со стороны следствия. Теперь следователи ОМВД «Ивановское» никак не могут найти у себя изъятый телефон потерпевшего (в нем были аудиозаписи разговоров с бывшей женой, в которых она призналась, что заразила Игоря «по недомыслию»), по которому должна быть назначена экспертиза.

В какой-то момент один из прокуроров признался, что статья УК «Заражение другого лица ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни» — мертвая.

— С момента ее возникновения по всей стране было вынесено считаное число решений. Поэтому никто не хочет ею заниматься. Но если носитель ВИЧ-инфекции не понесет наказания, то будет считать допустимым и в дальнейшем не выполнять санитарные нормы и заражать других, — пояснил адвокат Олег Солдатов.

По словам юриста, воз и ныне там — дело лежит мертвым грузом в отделении полиции. Дело в том, что Игорь с Ольгой познакомились в 2015 году. По этой статье срок давности составляет шесть лет.

Тем временем потерпевший и его представитель все же надеются, что дело передадут в суд. А пока Игорь изучает заболевание, с которым ему придется жить, и отмечает новые ощущения, которые ему подарила его бывшая благоверная...

— Теперь я на постоянной основе принимаю терапию. Я стал отмечать сильные перепады настроения, вспышки гнева. У меня сильная одышка — например, сейчас мне тяжело с вами разговаривать, потому что мне не хватает воздуха. Меня стало мучить сильное потоотделение — у меня в постели 4 подушки, которые я меняю в течение ночи... И это только начало... А еще недавно я был абсолютно здоровым человеком.

Комментарий эксперта. Исполнительный директор «СПИД.ЦЕНТР» Сергей Абдурахманов:

— По российскому законодательству каждый человек несет ответственность за передачу вируса, если он знает о своем статусе. Но, к сожалению, многие боятся сообщать о нем не только окружающим, но и своим партнерам. Что нужно делать? Необходимо проводить работу — улучшать положение ВИЧ-инфицированных, чтобы в обществе к ним не было ненависти. Кроме того, нужно подробнее работать на стадии объявления человеку диагноза и объяснять, что он ответственен за свои действия. Ведь на самом деле ВИЧ-инфицированные люди подписывают бумагу о том, что они несут ответственность за дальнейшую передачу вируса, когда встают на учет.

Чтобы остановить распространение ВИЧ-инфекции, необходимо работать с населением — как с носителями, так и со здоровыми людьми. Например, ВИЧ-инфицированные люди не всегда принимают терапию, потому что боятся, что таблетки токсичны, как это утверждалось в 90-х годах. Хотя в реальности эти препараты достигли такого уровня, что они не только не ухудшат, но улучшат качество жизни человека: он перестанет передавать вирус, у него стабилизируется иммунитет и он проживет долгую и счастливую жизнь.

Кроме того, бытует такое верование, что ВИЧ-инфицированные люди — в основном маргиналы. Но это совсем не так. Больше 60% случаев в 2020 году передачи ВИЧ было среди гетеросексуальных пар или партнеров через половой контакт.

Дарья Федотова

Источник

37


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: