Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Моя жизнь. Обретение душевного мира

Свою личную жизнь мне хотелось бы изложить в динамике, чтобы был понятен мой

жизненный мотив, мой жизненный стержень — большая любовь.

Мне 70 лет, из которых прожила 23 года до замужества, 23 года в семейном браке и уже 24-й год живу во вдовстве.

Мы очень любили друг друга. И после тех отношений, которые были созданы в браке, мне не захотелось после своего первородства испробовать «чечевичную похлёбку». (Это из Библии.) Овдовела в 47 лет. Признаюсь, что у меня не было физиологического желания быть с «партнером». Я не подавляла себя, но потребности не испытывала. Во мне действовала любовь. Могу признаться, что, возможно, повлияли неизменные установки, с которых начались брачные отношения.

Муж женился в 27 лет. Об этом неудобно рассказывать, но поделюсь. Когда мы поселились в гарнизонной гостинице, там был двухместный номер. Муж сказал, что спать будем отдельно. На частной квартире у нас были отдельные кровати. Когда получили отдельную комнату в коммунальной квартире, то спали тоже отдельно, а когда он достиг определенного положения и мы получили трехкомнатную квартиру, то у нас были уже не только отдельные спальные места, но и раздельные комнаты. Конечно, секс был, но муж никогда не оставался в моей постели до утра. Вот так-то и эти установки не менялись. Муж однажды сказал мне, что он не хочет, чтобы я к нему привыкала. Он очень любил свежесть отношений.

Когда мы поселились в коммунальной квартире (с одними соседями), то встал вопрос о необходимости уборки общих мест. Муж сказал, что я убираться не буду (мне он сказал, что не хочет выслушивать от соседей возможного недовольства моей уборкой), и пригласил молодую, недалеко проживающую в общежитии мать-одиночку. Мы хорошо благодарили её. Однажды она пришла с ребёнком. Девочке было 5 лет. После уборки я отблагодарила её, угостила ребёнка и попросила больше не приходить. Во время уборки наблюдала за девочкой и увидела, как ребёнку было неприятно, что её мама убирает в чужой квартире. Ей было или очень обидно, или унизительно за свою маму. К нам стала приходить пенсионерка.

Своей соседке я говорила, что уборкой довольна, а если есть замечания, то пусть выскажет при уборке. Высказываний не было.

Муж хорошо готовил. У них была большая семья (четверо детей, и все мальчики). Мама преподаватель французского языка (муж был старшим и с 5 лет говорил по-французски), а отец архитектор.

Муж после работы никогда не выходил на улицу один. Только вместе со мной. Как будто он дорожил временем, чтобы быть вместе. Над этим стала размышлять после его смерти.

И еще я размышляла над тем, почему он принял за правило спать отдельно. Неужели он готовил меня к разлуке? После его смерти я не чувствовала физической потребности в его теле. Я к нему не привыкла. Или он меня не хотел приучить? Может, этот вопрос к мужчине?

У меня не было тоски. Нет её и сейчас, и это состояние очень помогло пережить его смерть. А как он ко мне относился! Сколько было тепла, нежности, внимания во всем, щедрости и чуткости. Он сделал из меня ребёнка и воспитывал. Вставал раньше меня и готовил завтраки. Из командировки без подарка не возвращался никогда. Я вся светилась от счастья и юной выглядела. Это ему очень нравилось. И вдруг всё рухнуло. Моё солнце зашло. Но это в жизни. Физически. Внутренне было по-другому.

Душа была насыщена радостью счастья и красоты отношений, которые познала в семейной жизни. Понимала, что рая уже не будет. Нужно смириться. Рассуждала спокойно и здраво. Готовила свою душу к смирению. Легче было впасть в уныние, отчаяние, предаться неутешному горю. С душевным миром приняла смирение. После похорон уже шла смиренными шагами. Старалась сохранить мир в душе, была радость от приобщения к лучшему. И вместо слёз мною овладело чувство благодарности. В душе я стала благодарить мужа, и мне стало легче и светлее. Почувствовала какую-то теплоту. Как курица, перебрала все зёрнышки. Как будто что-то посеяла. А любовь осталась. Пришло смирение и душевный мир.

Признаюсь, что у меня не возникало желания вступить с кем-нибудь в близость. Понимала, что к таким отношениям, какие были у нас, человек должен быть подготовлен воспитанием, образованностью, культурой, иметь душевные качества. А иного не хотела. Поразмыслив, решила от наилучшего не искать хорошего. Поэтому, оставшись в 47 лет вдовой, решила жить в одиночестве.

Какой девиз вынесла из опыта? Любовь возносит, а смирение не дает упасть.

С будущим мужем познакомилась осенью 1959 г. в Красноярске во время прохождения преддипломной практики после окончания четвёртого курса экономического факультета Алма-Атинского (Казахского) университета. Мои родители проживали недалеко от Красноярска, и я планировала после окончания учебы распределиться на работу в Красноярск.

Познакомилась с ним в кинотеатре. В те годы перед началом вечернего сеанса в фойе обычно был небольшой концерт. В тот вечер выступала солистка театра музыкальной комедии. У нас были места в разных рядах зала, но после окончания фильма он подошел ко мне и сказал, что вылетает через четыре часа и хотел бы поужинать. Пригласил меня на ужин в неподалеку расположенный ресторан «Север». Во время ужина я сказала, что на практике, что хочу работать в Красноярске. А он сказал, что находится в командировке, прилетел по делу в город и вылетит снова.

В конце декабря я получила телеграмму с просьбой приехать в аэропорт. Встреча была между рейсами. Он возвратился из заграничной командировки и улетал в Москву по делам. Там он встретит Новый (1960) год, а после Нового года он проведёт отпуск у родителей на Украине. Он поздравил меня с наступающим Новым годом заранее приготовленным подарком и улетел в Москву.

Так случилось, что это чувство стало стержнем моей жизни. И как ни раскачивались качели моей жизни в дальнейшем, оно помогло сохранить устойчивость и положительно решать проблему за проблемой.

После окончания практики я уехала в Алма-Ату, окончила университет (экономический факультет) и в августе приступила к работе. В июне-июле муж отдыхал в Ялте, поэтому мы не могли встретиться в Новосибирске при моем переезде из Алма-Аты в Красноярск. В декабре 1960 г. муж приехал в Красноярск, сделал мне предложение, 30 декабря мы зарегистрировались.

При регистрации я осталась при своей фамилии. Тогда воспринимала себя как продолжательницу нашего рода. У нас погиб брат во время войны, от него остался сын, которого бросила его мать в 1943 г, когда ему было 3 года, а сама уехала тайком. Мои родители воспитали внука как сына. Моих родителей он называл мамой и папой, а мне был младшим братом. К сожалению, он умер в возрасте 62 лет, оставив прекрасных дочь, сына и трёх внуков. Род продолжается.

31 декабря у нас была свадьба в ресторане «Север», где мы ужинали в первый день знакомства год назад. В начале января мы уехали в Новосибирск. Прибыли ночью, ночевали в семье друга мужа, а днем поселились в гарнизонной гостинице. Перед отъездом в загранкомандировку в 1959 г. один знакомый старшина попросил разрешения у мужа пожить в его комнате с женой. Когда муж в 1960 г. после отпуска возвратился, то у старшины уже был ребёнок, и муж переоформил комнату на них, а сам поселился в комнате коллеги, который был на специализации в Чите. Так что мы сняли комнату в частном доме, а на службе мужа сразу поставили на очередь.

Гостиничный номер был двухместный. Муж сказал, что спать будем раздельно. Частную комнату сняли, установив две кровати. Муж сказал, что это будет семейным правилом.

И ещё до регистрации он мне сказал, чтобы не употребляла никакой косметики, не делала завивку (тогда был в моде перманент), но чтобы я имела одного маникюрного мастера и желательно, чтобы всегда был маникюр. Это я приняла. А не красилась я и в университете, мне не нравилось употреблять косметику. (Как он был прав! Моя кожа сейчас говорит мне спасибо.)

Вскоре устроилась на работу по специальности. Через 7 месяцев получили комнату 18 кв.м в трёхкомнатной коммунальной квартире-«сталинке» с большой кухней, большими коридором, ванной, кладовкой. Соседями были милые люди-пенсионеры, в 1955 г. приехавшие из Германии с женатым сыном без внуков. Они состояли на городской очереди для получения квартиры.

В те годы очень многие участники ВОВ становились пенсионерами, прослужив после окончания войны еще 15 лет, а нового жилья строилось мало. Да и Хрущев в 60-е годы начал переустраивать Вооружённые силы, и проходила массовая демобилизация. Так что мы были довольны полученной комнатой.

В начале 60-х годов в Новосибирске началось строительство квартир-хрущёвок. Наши соседи получили двухкомнатную хрущёвку рядом с трамвайной остановкой недалеко от центра города и были счастливы. А у нас появились новые соседи, семья из 5 человек.

В квартире между нами никогда не было общих застолий, совместного чаепития. Муж не поощрял. Зато не было и выяснения отношений с соседями.

И ещё хочу сказать, что с первых дней совместной жизни он попросил меня никогда не собирать свой «тревожный чемодан», в отличие от других жён. Он сказал: «При сборах если что-то забуду, то буду недоволен сам на себя. А если ты (т.е. я) что-нибудь забудешь положить, то досада будет на тебя». Так он оберегал отношения.

В то время была шестидневная рабочая неделя, и мы дорожили одним выходным. Заранее планировали, как его провести. За городом был дом отдыха, на берегу речки Заельцовки, среди сосен. Воздух был чистый. В зимнее время мало желающих было проводить там отпуск. Комнаты пустовали. Была возможность приобрести семейную путёвку на выходной, что муж и делал. И хорошо отдыхалось. Там была замечательная кухня и своя пекарня с очень вкусным хлебом.

Новосибирск был тогда миллионным городом с прекрасными театрами. Оперный театр с большим концертным залом филармонии имел неповторимый вид (открыт в год Победы). В балете были одни выпускники Ленинградского Вагановского училища. Мы часто ходили на балет, слушали оперу, симфоническую музыку. Помню, что главным дирижером тогда был Бухбиндер.

Лето 1961 года выдалось солнечным, тёплым. И весна была необычно тёплая. Первого мая мы успели даже загореть. Летом часто ездили на реку Обь купаться. Вечерами было тепло и мягко, и мы поздно возвращались домой.

В то время строился Академгородок — в 20 км от города, в живописной местности среди сосен. Институты, жилые дома-сталинки, коттеджи для учёных, знаменитый Дом учёных. (О строителях Академгородка была написана оперетта «У моря Обского», которую мы слушали в 1963 г. в Новосибирском театре оперетты.) Рядом возводилась гидроэлектростанция, образовалось Обское море с благоустроенным пляжем. Позднее мы ездили туда отдыхать по воскресеньям. Пятидневки ещё не было.

Поскольку у меня отпуск был в конце декабря, то и муж запланировал свой отпуск на то же время. На Украину поехали поездом: мне хотелось посмотреть Россию из окна вагона. Это было моё первое путешествие за пределы Сибири.

В Харьков приехали вечером. Родителям не сообщали день приезда: муж любил неожиданно обрадовать.

Квартира была большая — «сталинка» трёхкомнатная с двумя балконами. Братья поместились в одной комнате, а нам была предоставлена большая комната с балконом.

После ванны я появилась в своем байковом халате. Свекровь очень корректно сказала мне, чтобы я никогда не носила байковых халатов, и подарила мне материал: великолепный бархат на хлопчатобумажной основе насыщенного цвета красных маков. На следующий день мы в ателье заказали халат. Свекровь оплатила пошив, и через 2 дня я уже надела бархатный халат. Он оказался очень носким и прослужил мне 12 лет.

Родители хотели, чтобы у них была наша свадьба. Её уже устроили родители, которых я стала называть ма и па. Пригласили семейных друзей. Иногородних родственников приглашать не стали. На нашей свадьбе оказалось много гостей.

Назову только три подарка, которые прошли с нами через всю жизнь. Письменный прибор из дерева филигранной резьбы, подарен мастером-изготовителем, подушечка-думка (муж всегда спал с подушкой-думкой; тогда и думать не могла, что через 23 года эту подушечку положу ему в гроб) из пуха собственных кур, столовый прибор из мельхиора с высоким содержанием серебра на шесть персон (десертные ложки, вилки и ножи).

Во время отпуска посетили театр русской драмы, оперный (слушали «Травиату» — любимую оперу мужа). Посетили очень интересную американскую транспортную выставку, где были представлены автодорожные логистические терминалы! Прошло с тех пор почти 50 лет, и только сейчас у нас признают их необходимость.

В то время в Новосибирске было трудно приобрести мебель и бытовую технику, даже холодильник. Родители мужа настояли на том, чтобы купить мебель для одной комнаты, в которой мы проживали, и холодильник, подарили нам настенный ковер и ковровую дорожку в комнату и всё необходимое для оформления комнаты. Всё имущество было отправлено контейнером по нашим проездным билетам. Мы возвратились из отпуска и вскоре получили контейнер.

Свекровь дала мне два наставления. Во-первых, ни с кем не делиться семейными отношениями и рассказала такую притчу: у царя Мидаса были ослиные уши. Его раб опасался поделиться с кем-то из своего окружения. Пришедши к тростнику, он поведал ему, сто у царя Мидаса ослиные уши. Путникам, отдыхавшим у тростника, тростник нашёптывал: «У царя Мидаса ослиные уши». И еще — чтобы я следила за питанием мужа.

Получив в Новосибирске контейнер, с радостью стали обставлять комнату, развешивать шторы и занавесы, подвесили люстру, установили холодильник. Наконец-то мы вынесли солдатские кровати и установили тахту. Муж сказал, что я буду спать на тахте, а он на раскладушке, которую привез из Харькова. Так и было.

Когда мы были в отпуске, мужу присвоили очередное звание — капитан.

Осенью 1962 г. мужа направили на курсы повышения квалификации в Читу. Для меня был счастливой неожиданностью его прилёт на встречу Нового, 1963 года в Новосибирск. 31 декабря — день нашей свадьбы, 31 декабря 1960 г. у нас была свадьба в Красноярске. Второго января 1963 г. муж улетел в Читу.

В декабре 1962 г. я подала документы в институт на кафедру политической экономии на должность ассистента. Я была в комсомольском возрасте, а кафедра партийная, и без согласия отдела науки обкома партии кафедра не могла принять меня на работу. После окончания зимних каникул в феврале было дано согласие на мою кандидатуру, и я приступила к новой для меня работе в качестве ассистента кафедры. Вела семинарские занятия по политической экономии капитализма и социализма. Годовая нагрузка составляла 650 часов. В месяц выходило 60—65 часов. При этом было обязательным посещение лекций старших преподавателей. Я прослушивала лекции по капитализму и социализму. Приходилось прочитывать много литературы.

Осенью 1962 г. в культурной жизни города произошло яркое событие: приехал Аркадий Райкин со своим театром. Мне довелось побывать на его концерте. Впечатление незабываемое, на всю жизнь.

На кафедре политэкономии в то время предъявлялись высокие требования к теоретической подготовке. Стала посещать занятия по философии: работы Энгельса, Маркса, Ленина. Через три месяца сдала кандидатский экзамен по философии на четыре. После окончания весенней экзаменационной сессии (наряду со старшим преподавателем принимала экзамен у студентов тех групп, в которых вела семинарские занятия) отпуск мне не предоставили, а предложили поработать месяц в приемной комиссии института.

В конце июля пошла в двухмесячный отпуск. Муж тоже отложил отпуск на июль, и мы улетели — вначале в Москву. Я впервые летела на самолете и впервые посетила столицу. Остановились мы в Старосадском переулке рядом с ул. Куйбышева, в коммунальной квартире тётки мужа. По утрам просыпалась под бой курантов. Ведь рядом находилась Красная площадь. Конечно же, посетили Мавзолей, Ленинские горы, «Необыкновенный концерт» Сергея Образцова, который проходил в саду «Эрмитаж». Удивило большое количество зрителей-иностранцев. Но они великолепно понимали даже такой юмор, как «выступает Бетховен-Переделкин» или «выступает цыганский ансамбль: музыкальные инструменты Калининской филармонии, костюмы Госмосконцерта, а цыгане из ресторана „Астория“ (Ленинград)». Нужно было только видеть хохочущую публику! Такого театра кукол уже не будет, а жаль!

Поразила и «Латерна магика» (по сказкам Гофмана) из Праги. Для нашего зрителя было ново, когда из экрана фильма выходил артист, и действие продолжалось уже на сцене.

Посетили мы и Третьяковскую галерею. Тогда меня поразил Левитан. Много о нем читала. О его жизни в нужде, дружбе с Чеховым, о том, как сестра Левитана, преодолевая робость Исаака, при личной встрече с Третьяковым убеждала его купить картины своего брата…

Из Москвы прилетели в Харьков. Намеревались погостить у родителей 10 дней и улететь на отдых в Ялту. Путевок у нас не было, планировали снять частную квартиру.

В семье родителей произошли изменения. Средний брат мужа, студент политехнического института, на втором курсе женился на одногруппнице, и через год у них родилась дочка. Мать мужа радовалась первой внучке. Ко времени нашего приезда брат мужа гостил у тещи с тестем под Воронежем, два младших брата отдыхали в Крыму в пионерском лагере. Муж с матерью говорили по-французски.

Через два дня после приезда мать пригласила меня для беседы. Она спросила, почему у нас нет ребёнка. Муж сказал, что мы ничего не делаем для того, чтобы не было ребёнка. Мать сказала, чтобы я лечилась. Муж ответил, что я лечиться не буду по двум причинам. Во-первых, он не хочет «выдирать» у природы то, в чём она отказывает. Во-вторых, у меня стеноз митрального клапана, и беременность может привести или к выкидышу, или к декомпенсации сердца, инвалидности. Муж сказал матери, что если будет ребенок, то пусть будет, а если нет, то будем без детей. Я вышла из комнаты, а разговор продолжался по-французски.

На ужине я почувствовала себя некомфортно и попросила мужа поменять мне дату вылета в Симферополь. На следующий день ему удалось это сделать, и я вылетела в Симферополь, оттуда до Ялты, сняла комнату и позвонила в Харьков.

Муж прилетел через неделю. Хозяйка оказалась доброжелательным человеком из Подмосковья, приехала в Ялту после освобождения Крыма от немцев.

По приезде в Ялту с мужем состоялось объяснение. У него с матерью была очень тесная духовная связь, и она во многом формировала его мировоззрение. Он был первым ребенком в семье, получил от матери больше любви, внимания, чем другие младшие братья. Из детей только он говорил с матерью по-французски, другие три брата уже не были обучены, так как уже другое было время, его не хватало на троих детей. Муж очень любил, ценил и почитал свою мать. Свекровь настраивала сына на расторжение нашего бездетного брака. И здесь муж проявил решительность: он сказал матери, что не разведётся со мной, пусть не будет детей, живут же счастливо и бездетные супруги, и попросил мать не вмешиваться в наши семейные отношения. Он сказал матери, что это его выбор и менять ничего не намерен.

Мать сказала ему, что хотела бы породниться с хорошей соседской семьей, у них воспитанная дочка, врач, голубоглазая блондинка. Муж сказал матери, что ему не нравятся белокурые, и у него свой стереотип. Он всегда хотел иметь жену восточного типа. У меня восточная внешность.

Хотела бы сказать вам, что в нашем роде было два таких случая. Моя бабушка по маминой линии была кореянка. Её родители приехали во Владивосток при Александре Третьем. Получили российское подданство, приняли православие и занимались овощеводством и охотой. Мой дедушка, офицер царского флота Игнатий Писарев, прежде чем жениться на бабушке, брал разрешение у командира, а тот направил корабельного священника узнать, действительно ли эта корейская семья приняла православие. Когда священник выяснил, что они приняли православие, дедушке разрешили брак.

Когда дедушка окончил службу, то уехал с бабушкой на свою родину в Барнаул. Он работал в Обском пароходстве. Пароходы ходили в устье Оби и возили для продажи иностранным купцам сибирскую пшеницу, мёд, меха.

В 1894 году родилась моя мама. Мама и ее брат Николай, а также сестра Евфимия не были похожи на бабушку. Светлокожие, русоволосые. Мой дедушка очень любил мою бабушку, они жили дружно и хорошо воспитали детей. Бабушка была маленького роста, очень изящная и молодо выглядела даже в старости.

Бабушкина семья была благочестивая. В день венчания бабушка подарила дедушке маленькую иконку Николая-чудотворца, покровителя путешествующих и моряков, и дедушка не расставался с этим образком до самой смерти. После его кончины эта иконка перешла к его сыну Николаю, который служил во флоте в Архангельске.

А имена давались по памяти святых, чествуемых в тот день, когда рождались дети. Так, моя мама Анисия родилась 12 января 1894 г., в день святой Анисии. Признаюсь вам, что это помогает хранить память о своих родственниках и хотя бы в дни памятования святых вспоминать их, при возможности служить панихиды. Я, например, от этого получаю внутреннее удовлетворение.

Ещё хотела бы сказать, что другие три брата мамы — Григорий, Георгий и Гавриил — были похожи на бабушку. А самая младшая дочь бабушки, Александра, была похожа, как портрет, на дедушку. Вот так природа распределила гены.

Моя мама говорила мне, что я очень похожа на бабушку: чертами лица, телосложением, ростом (150 см) и даже улыбкой. Так же, как у бабушки, у меня был румянец на смугловатом лице и очень яркие губы. Румянец сохранился до 70 лет. И моложавость лица. Мне никто не дает 70 лет. Это во мне действуют восточные гены. И муж сформировал себе стереотип жены, чтобы обязательно было влияние Востока, и мне в супружеской жизни это обстоятельство придавало уверенность в долговременности отношений.

Он очень много читал в отрочестве и в студенчестве. Впитал в себя древнегреческую культуру и привил вкус к изяществу. Он говорил, что гречанки были ростом 150 см. В Ялте муж сказал мне, что «можешь не рожать, но только не полней». Я никогда не была полной, и сейчас мой вес 45 кг. Хотела бы добавить, что муж был ростом 164 см, в плечах 50-й размер, а в талии 46 см, и всегда очень заботился, чтобы не появился живот. Занимался гимнастикой. Не курил и никогда не выпивал. Очень любил дорогие шоколадные конфеты и меня приучил, из пищи любил мясо домашнего приготовления. Вот полный портрет.

Отец мужа был архитектор, и муж великолепно разбирался в архитектурных стилях, конструкциях. С ним было очень интересно и занимательно совершать прогулки по улицам Львова, Ленинграда, да и в Польше, где мы прожили пять лет.

В Ялте наша хозяйка работала в пансионате, где в ночное время дежурила на пляже, охраняя отдыхающих в пансионате, которые принимали лечебный сон на берегу моря (спали на раскладушках).

В однокомнатной квартире мы были одни, а днем хозяйка отдыхала на балконе. В первые дни она очень настороженно относилась к нам, так как мы каждый вечер проводили в ресторане. Мы обошли все рестораны, и особенно мне нравился «Ореанда». Оказалось, что причиной беспокойства хозяйки послужила неуверенность в том, что хватит ли нам денег на вылет в Новосибирск. Муж показал ей билеты на вылет из Симферополя, тогда она успокоилась и рассказала нам, что у нее останавливался мужчина с Камчатки, которому ей пришлось одалживать денег на приобретение билета, ибо прогулял денежки. Деньги он ей выслал с Камчатки и на следующий год снова останавливался у неё.

Мне же муж говорил, что я должна посещать с ним рестораны, чтобы никто не мог соблазнить меня приглашением в ресторан. Такова была его житейская философия.

В Новосибирск мы вернулись первого сентября.

В начале октября приступила к работе и стала готовиться к сдаче кандидатского экзамена по политэкономии. Весной 1964 года я сдала экзамен на «отлично», уволилась из института и стала готовиться к сдаче экзаменов в очную аспирантуру в Институт экономики и организации промышленного производства в Сибирском филиале Академии наук (знаменитом Академгородке, расположенном в 20 км от Новосибирска).

После окончания весенней сессии мне был предоставлен двухмесячный отпуск, после чего я уволилась из Института. Мне предстояло написать реферат по экономике промышленности и сдать экзамен по немецкому языку. Экзамен был в сентябре. Я решила все время посвятить подготовке, в Новосибирске, а муж полетел на отдых в Ялту, предварительно договорившись с нашей хозяйкой. Она любезно его приняла, и он отлично отдохнул в Ялте, погостил у родителей и в конце сентября возвратился в Новосибирск.

Я сдала немецкий на отлично, получила положительный отзыв на реферат и с первого октября 1964 г. была принята в очную аспирантуру по специальности экономика и организация промышленного производства. Предстоял выбор темы для диссертации…

Ваша Галина Ивановна Алина

Продолжение следует…

713


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: