Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Откуда вы знаете, что я с женой спорю?

7 июня 2017 года, среда, день 4979

Кажется, налаживается погода.

Это радует!

От холода все устали и стали нервными и раздражёнными.  А сегодня можно ходить в лёгкой курточке, а то и без неё обойтись.

Дважды сегодня, нарезая круги около офиса, гулял с Маратом Рауфовичем Рахматулиным. Прогулку совместил с воспитательной беседой: что делать, как делать, зачем делать, когда делать. Говорили и о том, как отчитываться. Значительную часть беседы посвятили планированию времени. И довольно долго ругал Марата Рауфовича: нельзя забывать о моих поручениях и, если они не выполнены, нужно об этом сообщать.

Мечтается так наладить работу, чтобы было достаточно одного раза. Сказал Марату Рауфовичу — и можно забыть, будучи уверенным, что он всё сделает. А я иногда вынужден повторять один раз, второй, третий. Это раздражает и мешает. И, самое главное, нет уверенности, что твоя просьба, поручение будут выполнены.

Почему-то вспомнил (впрочем, понимаю, почему) Юрия Михайловича Лужкова.

У него помощником был Лев Владимирович Ульянов.

У них общая приёмная. Лужков часто заходил в маленький кабинетик Ульянова. Лев Владимирович по первому зову, через пять-шесть секунд оказывался в кабинете Лужкова.

Лев Владимирович вёл все дела Юрия Михайловича: письма, распоряжения, контроль, приём, отдельные поручения.

Хотя у Юрия Михайловича было несколько сотрудников, в обязанности которых входило следить за поручениями мэра, работать с обращениями граждан, заниматься жилищным вопросом,  работы у Льва Владимировича хватало.

Лев Владимирович отвечал за всё. Он был помощником, советником, экспертом, консультантом — и всё в одном лице.

И вот Юрий Михайлович как-то говорит:

—Ульянов! Лев Владимирович! А где вы были?

— Обедать ходил.

— Не надо ходить обедать! Обедайте в то же время, что и я. Вы должны быть всегда в досягаемости!

Лев Владимирович ценил и понимал Лужкова.

— Я же, — говорил он мне, — здесь не просто так. Я понимаю масштаб этой личности, стараюсь оберегать его от многих неприятностей, помогаю решать вопросы оперативно. Но иногда чувствую усталость. И пока решиться на уход от Лужкова не в состоянии.

Долго говорил сегодня по телефону с Юрием Борисовичем Шерлингом. Меня огорчила его раздражённость.

Многое его пугает, ещё больше ему мешает.

— Я не понимаю, куда мы катимся. Я не понимаю, как мы ещё живы. Меня всё задевает. У меня приятель есть, мы тридцать лет дружили. Приятель занимает приличный пост. Я ему позвонил, мы хорошо поговорили. И всё. Как отрезало. Ни по городскому на службе, ни по домашнему, ни по прямому, ни через секретаря, ни по мобильному он никогда не отвечает. Подходят его помощники, советники, консультанты, секретари и бесстрастным голосом сообщают, что он занят и в лучшем случае можно звонить через полгода, будто издеваются.

К сожалению, и я с подобным сталкиваюсь. В одной из редакций заместителем главного редактора работает моя любимая ученица. Когда мы случайно встречаемся, она всегда восторженно восклицает: «Как я рада вас видеть!» И мы обнимаемся.

И вот я попросил свою любимую ученицу дать небольшую заметочку в интернет-издании. Согласие главного редактора на это есть.

Раз в три дня я звонил и спрашивал, как дела с заметкой. Она каждый раз отвечала: «Всё хорошо, не волнуйтесь, в ближайшие дни сдадим». Продолжаю звонить и писать по электронной почте, а она теперь не берёт трубку. Хотя я точно знаю, что она в редакции. Естественно, мне это неприятно. Не получается — так почему не сказать: «Не могу, не получается». Зачем избегать?

Нет-нет, меня это не унижает, унизить меня сложно. Меня это огорчает. Чуть-чуть обижает.

Вспоминаю Дмитрия Лихачёва. Он мне рассказывал, что когда его арестовали и отправили работать на Беломоро-Балтийский канал, на стройку коммунизма, некий офицер заставлял его вставать на колени, кричал: «Открой рот!» и мочился. И Лихачев говорил: «Он думал, что меня унизил. Нет, он унижал себя. Мне было за него стыдно. А я терпел, а что мне оставалось сделать? Я ведь хотел жить, и я выжил».

И как прекрасно, что Лихачёв выжил и оставил нам свои книги о литературе, о жизни, об искусстве!

Лихачёв — это совесть века.  Таких людей немного:  Андрей Дмитриевич Сахаров, Ирина Александровна Антонова, Юрий Петрович Любимов, Пётр Наумович Фоменко…

К сожалению, после операции никак не могу прийти в себя. Иногда ощущаю головокружение. Боюсь упасть. Проявляю осторожность, поднимаясь или спускаясь по лестнице.

Что сегодня сделал?

Подготовил дневник, подписи к фотографиям, ответил на сорок девять писем.

Вот, собственно, и весь день.

Вечером беседовал снова с Маратом Рауфовичем Рахматулиным.

— Самое главное, — говорил я ему — это люди. Появятся люди — появятся деньги. Больше и активнее ищите людей.

Да, забыл написать. Сегодня приходили на собеседование четыре человека.

Один сделал 20 ошибок в диктанте, другие двое — 13 и 14 соответственно, четвёртый — 17.

Ну, ладно, грамотность — её можно подтянуть, если есть блеск в глазах, умение писать и серьёзное желание работать у нас и заниматься программой «СОЛО».

Вот беседа с одним из наших соискателей.

— Я приехал с Алтая. Бизнесом занимался: ремонтировал телефоны. Сначала в квартире, которую снимали, затем у нас отдельная комнатка появилась. Квартиры вынуждены менять — телефоны через месяц выходили из строя, мы боялись: придут владельцы и побьют нас. Потом маляром попробовал, не понравилось. Запах краски отвратителен и вреден…

— А почему вы решили, что можете быть редактором? — прервал я его рассказ. — Вы писали статьи, заметки?

— Нет, никогда не писал. Но этому же можно научиться.

Не понимал меня человек, не понимал. И мы ему сказали: «Проходите «СОЛО», проведите несколько трансляций, потом продолжим разговор».

Уверен, что он больше у нас не появится.

Почти такая же история была и с тремя оставшимися соискателями. Один из них занимался выведением бородавок и довольно интересно об этом рассказывал: какие уколы делают, как снимают бородавки, папилломы.  Он всюду рассылает резюме, но, наверное, пойдёт, как он сам сказал, «по бородавочной теме».

Второй работал в сфере детского досуга.

— В торговом центре есть комната для детей. Туда родители приводят своих детишек, а я их развлекаю.

Около часа потратил на курильщика. Довольно симпатичный парень. Плохо, что спорит по любому вопросу. Я говорю:

— Вы, наверное, со своей женой постоянно спорите?

— Да, а откуда вы знаете?

Откуда я знаю?

Это же видно. У него на лице написано!

Он вошёл в нашу комнату, я предложил ему сесть на стул. А он тут же: «Можно на другой стул?»

Я прошу сигарету держать в левой руке. А он: «А в правой нельзя? Я бы держал в правой».

Надеюсь, от курения отучить его удалось.

У меня есть надежда: если начну каждый день заниматься курением, то ко мне придут два-три начальника, которые проникнутся идеей «СОЛО» и после того как завяжут с курением , возьмут у нас корпоративную версию на несколько тысяч сотрудников.

Вечером, как всегда, смотрел новых солистов. Сегодня их было чуть-чуть больше, чем обычно. Радовался, как ребёнок.

  Гюзель Валерьевна Мымрина
  Евгений Анатольевич Литвиненко
  Татьяна Николаевна Крейсман
  Владимир Петрович Бембетов
  Ирина Алексеевна Давыдова
  Владимир Васильевич Хахов
  Александр Юрьевич Попов
  Елена Геннадьевна Яшина
  Анна Юрьевна Луганская
  Мария Михайловна Ткачева

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. Сегодня обещал мне позвонить один министр: «Я обязательно позвоню, не волнуйтесь. Я запомню, я записал». Увы. Не позвонил.

Я не стал напоминать о себе. Ну зачем мне ставить человека в неловкое положение.

Не обижаюсь. Помню своё золотое правило: «На врагов обижаться бесполезно, а на друзей нельзя».

Если мы не всегда властны исполнить наше обещание, то всегда в нашей воле не давать его.

Пьер Клод Буаст (1765-1824), французский лексикограф и афорист

200

Комментарии

Владимир Владимирович Шахиджанян 28/08/17 22:20
Дорогая Алла Аркадьевна! Как хорошо Вы всё написали! Спасибо Вам.
Алла Аркадьевна 21/08/17 14:16
Когда-то на 1001 публиковалась книга Юрия Борисовича Шерлинга "Одиночество длиною в жизнь". Я прочитала книгу, а потом обнаружила, что дома у нас есть пластинка с его спектаклем "Черная уздечка белой кобылице", и знакомство вот так неожиданно продолжилось. Мне было жаль прочитать, что этому человеку сейчас тяжело на душе, потому что книга и пластинка создают очень хороший настрой - обнадеживающий.


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: