Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

«Почти не говорит»: дочь Маргариты Тереховой рассказала о состоянии матери

Анна Терехова раскрыла непростую семейную историю

Несколько недель назад дочь актрисы Маргариты Тереховой Анна в эфире центрального телевидения обратилась за помощью. Каждая фраза звучала как приговор: «У мамы болезнь Альцгеймера. Мама в глубине себя. Мама уже совсем не та». Мы встретились с Анной в актерском буфете театра Луны: говорили, плакали, недоумевали.

- Нас с братом, Александром, не раз звали на телевидение рассказать что-нибудь о маме, но я всегда старалась избегать этой темы: не хотела лишнего внимания, особенно негативного, - говорит Анна Терехова. - В свое время мы прошли период настоящих атак журналистов, слышали в свой адрес много грязи и сплетен.

В первую очередь я хотела оградить маму от этого. Нужно было создать вокруг нее атмосферу спокойствия и домашнего уюта, потому что работать мама уже не могла. Я не позволяю снимать маму на камеру уже много лет, хоть меня постоянно и просят об этом. Человек больной, и внешне она очень сильно изменилась. Это только наши проблемы, которыми я не хочу делиться. Я хочу, чтобы маму помнили и любили такой, какой она всегда была на сцене и в кино: независимой, непревзойденной и, конечно же, очень талантливой.

- Почему вы тогда согласились снять завесу молчания спустя столько лет и призвали помочь вашей матери?

- Я постараюсь объяснить, но сначала хочу поблагодарить всех за добрые слова и помощь. Возвращаясь к вопросу, должна сказать, что все заботы по уходу за мамой в основном лежат на мне. У нее, конечно, есть пенсия и помощь от театра Моссовета, в котором она прослужила много лет. Они до сих пор выплачивают ей зарплату. И это, собственно, все.

Я - актриса. И другой профессии у меня нет. Я не снимаюсь уже долгое время, почти пять лет. А съемки, как вы знаете, наряду с рекламой приносят наибольший доход для артиста. В соцсетях я тоже не зарабатываю. Скорее использую их для общения, рекламы своих спектаклей и новостей про маму. Поэтому мой заработок строится из спектаклей в театре Романа Виктюка, в театре Луны и антреприз. Какая это сумма, можете себе представить.

- Но вы же не одна?

- Да, у меня есть брат, муж. Но мы все люди творческих профессий, а это означает, что работа то есть, то ее нет. Поэтому помощь для нас очень важна - даже не материальная, скорее, моральная. В последнее время я получаю очень много звонков. Например, недавно мне позвонили из фонда, который помогает беспомощным старикам. Я сама туда часто вносила пожертвования, а теперь они нам помощь предлагают. И такие случаи не единичные. Я вам признаюсь, на днях охранник в театре передал мне конверт. Обычный белый почтовый конверт. Там было написано «Анне Тереховой для Маргариты Тереховой от москвички». Охранник говорит, что просил ее фамилию указать, но она отказалась. Я открываю - 700 рублей. Вот как-то так. Мне хочется встать на колени перед этими людьми, потому что я понимаю, они делятся последним.

- Коллеги помогают?

- Да, конечно. Я совершенно поражена откликом не только от близких артистов, с которыми мы много лет дружим и работаем, но и от тех, с кем не так часто видимся. «Анечка, что тебе нужно? Куда перевести деньги?», а кто-то и вовсе анонимно это делает с пометкой - от театра. Мне даже здесь (в театре Луны) актеры и режиссеры конверты передают. Я совсем к такой помощи не привыкла и сначала не знала, как реагировать на это.

- Почему?

- Маме деньги всегда доставались большим трудом. Творчество всегда занимало главное место в ее жизни. Для любви, конечно, всегда находилось место, но никто не смог стать для нее сильным плечом и опорой на долгие годы. Так уж складывалось по жизни, что мы всего добивались сами. Поэтому сейчас, когда на меня сваливается такая благодать, я не могу справиться с эмоциями.

- Близкие друзья-артисты, режиссеры навещают Маргариту Борисовну?

- Очень многие звонят. Я сейчас и не вспомню всех фамилий. Не хочу никого обидеть. Много теплых слов передают маме. Часто звонит Роман Григорьевич Виктюк, поздравляет со всеми праздниками, а потом просит трубку поднести к маминому уху. И я слышу, как от туда доносится: «Рита, ты мне смотри! Я тебя люблю!». Но на самом деле не так много людей, которые хотят маму увидеть. И я их прекрасно понимаю, потому что это больно приходить с мыслью, что она возможно тебя не узнает.

- Когда вы узнали о маминой болезни?

- Это было примерно 10 лет назад. Она вообще очень эмоциональный человек, всегда приковывала к себе внимание: не только на сцене и в кино, но и в жизни. Даже сейчас, сидя рядом с нами, если бы все было как прежде, она стала бы концентрировать внимание на себе. И люди мгновенно бы стали собираться, что-то громко обсуждать. Но в какой-то момент мы стали замечать, что она часто перескакивает с одной темы на другую. Поначалу никто на это внимания не обращал. Потом мама стала какие-то вещи забывать. Например, мы собираемся в поездку, а к вечеру она уже не помнит, в какую именно. Такие случаи все усугублялись.

- Когда вы поняли, что необходимо обратиться к врачу?

- Это постепенно назревало. На самом деле мне больших усилий стоило уговорить ее обследоваться. Она совсем не понимала, что с ней происходит. Только чувствовала, что что-то не так. Бывало, я замечала у нее какие-то лекарства, но не сильные антибиотики - их она всегда боялась, а какие-то лекарства от давления. Когда мне удалось показать ее врачам, они провели специальный тест, поговорили и диагностировали болезнь Альцгеймера.

Я очень сильно испугалась. Знала лишь, что болезнь неизлечимая и плохо изученная. В голове сразу стали появляться тяжелые мысли. Что дальше делать? Как изменится ее жизнь? Почему именно она, такая энергичная, необыкновенно талантливая? Понимала, что мама не сможет больше работать. Она ведь столько смогла бы еще дать: набрать курс, снимать фильмы, ставить спектакли. Но ничему из этого уже не суждено было сбыться.

- Трудно было найти сиделку?

- Поначалу да. И трудность заключалось не столько в совместном проживании: мама живет в двухкомнатной квартире, то есть физически это возможно, сколько в психологическом. Впустить чужого человека в свою жизнь - дело непростое. Сначала сиделка нам не подошла, а потом мы нашли очень хорошую женщину, Марию Николаевну Диброву. И она была с нами почти 7 лет. Сейчас у мамы новая помощница, более молодая.

- А почему понадобилась другая?

- Такие уже условия. Маму нужно поднимать. Это раньше она самостоятельно ходила, ее можно было выводить гулять. А сейчас выйти она уже не может. Даже вставать получается при помощи сразу двух человек. Теперь прогулки только по квартире.

- С каких пор Маргарита Борисовна потеряла способность двигаться?

- Последние полтора-два года. Еще недавно она могла как-то изъясняться, а сейчас почти не говорит. Я только по глазам могу понять, какая у нее эмоция. Мама почти все время спит. А когда заходит кто-то, может отреагировать. Например, придет батюшка наш маму причастить, и я вижу - она его узнает, улыбается, внимательно молитву слушает. Или иногда на телевизор реагирует. Там музыка заиграет - мама оживляется, ручкой начинает водить, будто танцует.

- Тяжело понять, что у человека болит, когда он почти не говорит.

- Именно. Поэтому нам остается только тщательно ухаживать за ней. Измерим давление и гадаем - болит у нее голова или нет.

- А ест нормально?

- Слава богу. Аппетит у мамы хороший. Еда, конечно, вся жидкая, но разнообразная: мясное, рыбное, супы, каши.

- В каком состоянии сейчас ее память?

- Трудно сказать. Это болезнь очень мало изученная. Мы знаем лишь, что она постепенно превращается в ребенка. И с каждым днем все быстрее.

- Маргарита Борисовна раньше запоминала гигантские тексты, а сейчас может и не вспомнить о своих любимых ролях?

- Уже не вспомнит. Я иногда показываю ей что-то на телефоне, увеличиваю изображение двумя пальцами, так она повторяет это движение, но не более. Позвонить, например, сама не сможет. Она помнила что-то еще несколько лет назад, когда мы делали большой концерт в Доме кино к ее 70-летию. Тогда были приглашены музыканты, артисты, режиссеры - все, с кем она когда-то работала. На протяжении трех часов мамочка сидела в первом ряду и смотрела концерт, который мы вели с режиссером Славой Стародубцевым. Ровно в тот момент я понимала, что она счастлива, когда видела кадры из спектаклей, фильмов, телевизионных выступлений. Но это было 6 лет назад.

- Вас она узнает?

- Я надеюсь, но и это я могу только почувствовать, увидеть по ее глазам. Я говорю ей часто: «Мамочка, это я, твоя дочка». Она улыбается. Называю ее «принцессочкой», «дюймовочкой», потому что она очень сильно изменилась. У нас есть специально оборудованная кровать с поднимающейся спинкой и бортиками. Я люблю прилечь к ней лицом к лицу и рассказывать о чем-то. Она обнимает меня, волосы гладит и смотрит внимательно, улыбаясь.

- На сколько я знаю, Альцгеймер - коварная болезнь, поведение больных бывает непредсказуемое. Агрессия или, наоборот, полная апатия. Как она проявляется у Маргарита Борисовны?

- Я очень боялась, что в связи с маминым бурным темпераментом болезнь будет проявляться агрессивно. Слава богу этого не произошло. Мама существует в какой-то благости и любви. Еще несколько лет назад они с помощницей шли по улице. Мама увидела красивого мужчину и как-то, как смогла, обратилась к нему. А он в миг встал на одно колено - узнал ее, конечно - и начал сбивчиво говорить: «Маргарита Терехова! Боже, неужели это вы? Я умоляю вас, подождите 5 минут. Только не уходите никуда». А через какое-то время прибежал с огромным букетом цветов.

- Сколько в среднем обходится ежемесячный уход?

- Это немаленькая сумма. И складывается она из большого количества слагаемых: сиделки, еда, в том числе и помощницам, зарплата из расчета примерно 2000 в день.

- То есть порядка 60 000 в месяц?

- Да, плюс лекарства, квартплата, коммунальные и какие-то непредвиденные расходы.

- В СМИ появилась информация, что Союз кинематографистов поможет в оплате квартиры. Это так?

- Сейчас гильдия нам поможет и выделит 10 000 рублей. Будем очень признательны, если они возьмут на себя оплату коммунальных платежей. Я не буду отказываться. Но понимаю, что это непросто, ведь союз существует тоже без спонсоров.

- Это очень большая сумма, учитывая то, что все по сути на вас держится.

- У нас никогда не было никаких благодетелей, спонсоров, а поскольку и я, и брат, и муж - люди творческой профессии, заработки не всегда стабильны. К сожалею, я тоже не самый здоровый человек. Переезды, самолеты, гастроли сильно расшатывают здоровье. Минувшей осенью я попала в больницу и сильнее всего испугалась страшных последствий. Ведь тогда и мама останется почти одна.

- В 2014 году на экраны вышел фильм «Поездка к матери», где было лишь трое действующих лиц: два артиста и голос Маргариты Тереховой. Как вообще такое стало возможным, ведь Маргарита Борисовна болела уже несколько лет?

- Это потрясающая история. Режиссер фильма, Михаил Косырев-Нестеров уже работал с мамой, когда был еще студентом режиссерского факультета ВГИКа. Тогда он захотел снять Терехову в главной роли для своего дипломного фильма. Ему все, конечно, крутили пальцем у виска: как Маргарита Борисовна может на это согласиться? Но Миша был парнем настойчивым. Нашел номер, набрался смелости и позвонил. Мама сразу взяла трубку, выслушала его и не отказала, что было несколько необычном для нее поведением. Попросила лишь показать ей свои работы. Понравится - буду сниматься, не понравиться - извини.

- Понравились?

- Конечно. Миша специально для этого пригласил маму во ВГИК. Ей стоило только порог института переступить, как по всему вузу тревога поднялась - сама Терехова приехала! В итоге мама посмотрела, согласилась и снялась у него в фильме «Тропа». Потом они еще какое-то время общались. Миша даже был продюсером маминого фильма «Чайка», в котором она не только играла главную роль, но и сама снималась.

Сейчас Косырев-Нестеров знаменитый режиссер. Он очень тонко чувствует красоту и снимает настоящее кино, как это делает Андрей Звягинцев. Однажды Миша позвонил мне и рассказал об идее фильма «Поездке к матери». «Анечка, я хочу, чтобы Маргарита Борисовна озвучила там роль», - сказал он. Я сомневалась лишь в том, сможет ли мама работать, но он настоял. Это был настоящий подвиг. В течение 5 дней Миша приезжал к нам вместо со звукооператором. Мама тогда уже жила с помощницей, и они по несколько часов записывались. Сохранились даже уникальные видеокадры происходящего. Звукооператор специально ставил камеру во время записи, чтобы ориентироваться по ходу монтажа для точного синхрона. А Миша параллельно с этим показывал маме, что происходит на компьютере по ходу сцены.

- И она записывалась прямо из дома? Это же невероятно!

- Именно! Тогда она еще ходила, было проще. В последние годы мама стала плохо видеть, но при этом наотрез отказывалась от очков. Поэтому мы распечатали ей текст гигантским шрифтом, и она под лупой его читала. Но самое прекрасно другое - скорее всего, к концу дня она все забывала, а на следующий - моментально включалась и принималась за озвучивание.

- Вот что значит гениальность.

- Думаю, большую роль сыграло то, что запись происходила именно дома. Для мамы, как и для многих других больных Альцгеймером, очень важно находиться в спокойной и уютной атмосфере. Дома у нас вся мебель стоит так, как и много лет назад. Висят любимые фотографии, иконы, книги — все , как было раньше. Мы следим только за чистотой, но ничего не передвигаем.

- Показывали Маргарите Борисовне «Поездку к матери»?

- Отрывки показывала, целиком не выдержала бы. Ей понравилось, улыбалась. Сейчас, правда, она уже не вспомнит об этом.

Иветта Невинная

Источник

102


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: