Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Покажите этот снимок любому человеку. Что он скажет?

Покажите этот снимок любому человеку. Что он скажет? Старый человек, ладонь около уха, наверное, кого-то слушает и одновременно думает, что бы ответить. Всё верно. Но когда сообщаешь, что это ухо Юрия Владимировича Никулина, что это рука великого артиста, в снимок начинают вглядываться.

Юрий Владимирович не любил причесываться. Утром, выходя из дому, два-три раза проводил расческой по волосам. До шестидесяти лет красился. Не любил ходить в парикмахерскую. Долгое время голову Никулина красила мастер из парикмахерской, которая была в том же доме, где жил Юрий Владимирович, угол Большой и Малой Бронных. В последние годы работы в цирке Никулина подкрашивал кто-нибудь из цирковых. Юрий Владимирович как мог оттягивал момент подкраски. Почему он красился? Артист считал, что смеяться над седым клоуном нельзя. Седины нужно уважать. Поэтому, пока работал клоуном, всегда красился. С пятидесяти лет начал лысеть. Лысинки появились на темечке. Медленно, но верно лысина увеличивалась. Юрий Владимирович относился к этому спокойно. Но на манеже он зачастую появлялся в шляпе. Клоунской шляпе. В последние годы жизни хуже начал слышать. Но не хотел в этом признаваться. Никогда не просил говорить громче. Никогда не говорил, что хуже слышит. Но телевизор делал громче. А если, беседуя с кем-то, не понял, не расслышал, то приближался к собеседнику и просил повторить сказанное. Но хитрил.

— Вы тут вот сказали, — обращался он к собеседнику, — но я не понял, повторите, как он сказал…

И сам тут же приближался к собеседнику и руку подставлял к уху, как бы устраивая своеобразный рупор-усилитель. Эта поза характерна для Юрия Владимировича. Когда он о чем-то думал, всегда подпирал рукой щеку ближе к уху. Таким за четыре года до смерти и запечатлел Юрия Владимировича Никулина мой сын С. В. Шахиджанян. Характерный жест. Незамысловатая фотография. Но на ней сам Никулин — всмотритесь в морщины, в седину, в сгорбленность фигуры.

Юрий Владимирович всегда чуть горбился. Татьяна Николаевна Никулина часто говорила: — Юра, не горбись, выпрямись… Никулин пытался так и поступить. Но его терпения хватало на пять-десять секунд.

Седой, усталый, человек. Уже в возрасте. Но не старый. Никогда не хотелось назвать Юрия Владимировича старым. Он был очень деятельным человеком. Часто смеялся и пытался развеселить других. У него не было: ворчливости, старческой медлительности, жадности, растерянности, страха, грустных воспоминаний о прошлом, беспричинной грусти… У него не было ничего из того, что сопровождает старость. Но у него было желание: хорошо провести время, посмеяться, почитать новую интересную книгу, поехать в гости, принять гостей, посмотреть обязательно футбол, послушать и рассказать анекдот, пропустить рюмочку-другую хорошей водки или хорошего вина (но предпочитал водку «Кристалла») и еще многое было, что характерно для людей молодого и среднего возраста. Хотя нет, как и многие дедушки, он любил общаться с внуками. Он играл с ними до самозабвения, хохотал, радовался, всегда внимательно выслушивал, а если было нужно, становился ярым защитником перед строгими родителями. А Максим Никулин, как ни странно, оказался довольно строгим отцом.

750


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: