18+

Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Школа без отметок и гаджетов: казусы нового учебного года

К общему знаменателю по указанию сверху все заведения привести нельзя

Что бы там ни говорили, а учителя — счастливые люди. Хотя бы потому, что в отличие от обычных граждан у них два Новых года: календарный и учебный. За несколько дней до Дня знаний потянулись в школу выпускники прошлого года. Обычное дело: им доставляет удовольствие отчитаться о поступлении в вузы. В июне на них пролился медальный дождь, они блестяще сдали экзамены и теперь имели все основания «хвастаться» поступлением в ведущие университеты, где наряду с предъявлением итогов ЕГЭ нужно было пройти специальное собеседование. От них я почерпнул свежую информацию. Оказывается, в этом году конкурс на ВМК — факультет вычислительной математики и кибернетики МГУ — зашкаливал. Прошло то время, когда, выстраиваясь в стройные колонны, абитуриенты штурмовали экономические и юридические факультеты, окончив которые не находили себе применения.

 

фото: Алексей Меринов
 

Разделяя с ребятами радость успешного достижения цели, попутно вспомнил свое первое 1 сентября. 1958 год, 12-я школа, что в Замоскворечье, на задворках Третьяковской галереи. Стрижка наголо (разрешался только чубчик), форменная фуражка с кокардой — несколько великовата, но браво держится на лопоухих ушах, серая гимнастерка, перетянутая ремнем с пряжкой, на которой та же эмблема, что на кокарде. Детские пальцы с трудом справлялись с жестким ремнем, за спиной коричневый ранец. В те годы военизированную форму носили многие: дипломаты, горные инженеры и, разумеется, школьники. Приняла нас замечательная учительница Нина Кирилловна Васильева. У учительниц был свой дресс-код: белая блузка, темная юбка, уложенная на затылке коса — вылитая Крупская. Макияж, помада и украшения категорически исключались.

Вся обстановка в этот день говорила о начале чего-то серьезного и ответственного. Никто не обещал свободу и развлечения. Еще помню песню, под которую нас заводили в школу: «Бегут по общей лестнице, звонок услышав громкий, ровесники, ровесницы, мальчишки и девчонки». Только спустя годы, уже став директором школы, я задумался над ее содержанием. Что это за общая лестница? Быть может, была другая, как сказали бы сегодня, для ВИП: директора, завучей и инспекторов роно? Ларчик открывается просто: в 1954 году отменили раздельное обучение, объединив мужские и женские школы к всеобщей радости ребят. Тогда же появилась и эта песня, передающее настроение первого глотка школьной свободы: «Девчонки, мальчишки, мальчишки, девчонки, мы учимся вместе, друзья. Всегда у нас весело в классе. Да здравствует дружба. Ура!» Забавно, что сегодня некоторые школы добровольно возвращаются к раздельному обучению. Бог им в помощь...

Нет, та школа не была тюрьмой для маленького народа. Атмосферу в классе всегда создают мудрые учителя, приноравливаясь к любым рамкам и ограничениям. Но с той поры свободы в школе, безусловно, прибавилось. Иногда она даже зашкаливает. Хочу быть правильно понятым. Я совсем не поклонник кнута в воспитании, но и не фанатик пряника.

Между тем в обществе, включая профессиональное сообщество, сегодня образовалось два лагеря. Назовем их условно либералами и консерваторами, между которыми накануне нового учебного года развернулась дискуссия, в значительной степени подогретая депутатскими предложениями. Спор крутится вокруг следующих вопросов: задавать детям домашние задания или не задавать; ставить оценки или не ставить; отбирать у школьников гаджеты или не отбирать... Уровень дискуссии невольно рождает в памяти слова персонажа бессмертной комедии Грибоедова, который на вопрос о содержании своей деятельности отвечал: «Шумим, братец, шумим».

Здесь нет времени и места детально разбирать все «за» и «против» высказываемых предложений. Но первое, что бросается в глаза, это наивная вера в то, что по приказу сверху все без исключения школы страны вне зависимости от решаемых ими задач, особенностей контингента учащихся, региональной специфики можно и нужно привести к единому знаменателю. Лицеи и гимназии, коррекционные учебные заведения, огромные образовательные комплексы в мегаполисах и сельские школы, школы на национальных окраинах со своей особой спецификой и, наконец, госпитальные школы, где на базе клиник учатся дети, находящиеся на длительном излечении... Неужели кто-то уверен в том, что им можно предписывать единые правила функционирования? Видимо, уверены все авторы дилетантских инициатив, имеющие весьма приблизительные представления о реальной школе. Вот лишь один конкретный пример. Дети, которые обучаются в школах, работающих на базе клиник. Казалось бы, кого, как не их, надо беречь, защищать от перегрузки, не задавать домашних заданий. Но они сами хотят быть как все, не отставать от сверстников, требуют полноценного обучения, сдают ЕГЭ на общих основаниях и поступают в ведущие вузы страны.

Отменять ли оценки в начальной школе? Но в первом классе мы и так давным-давно не ставим отметок, чтобы не травмировать психику маленьких детей и не отбить мотивацию к дальнейшему обучению. Что же касается отметок в остальных классах младшей школы, то администрация школ по согласованию с управляющими советами имеет полное право перейти на безоценочное обучение. Ну и в чем это «революционное» предложение? Другое дело, что родители должны знать о реальных успехах ребенка в школе. Отметки отменить легко, но тогда учитель должен еженедельно писать родителям отчет о том, какие разделы программы ребенок усвоил, а какие нет. Неплохой способ разгрузки замученных отчетами педагогов...

Да, сегодня мы имеем дело с новым цифровым поколением. Только что в Москве прошел международный форум «Город образования», где на большом количестве площадок дети и их педагоги демонстрировали, как они существуют в мире высоких технологий. Правительство Москвы вкладывает в эти ресурсы огромные средства. И правильно делает. Дети с упоением работают с роботами, дронами, осваивают 3D-принтеры, даже дошкольники справляются с азами программирования, получают начальные навыки проведения естественнонаучных экспериментов. Они внутренне свободны, открыты миру, их уже не загонишь в клетку. И у этих детей предлагают отнять гаджеты, запретив их использование на уроках. Эта инициатива поставила в тупик даже Президента РФ во время встречи с одаренными детьми в центре «Сириус». Оказывается, он впервые об этом узнал из вопроса старшеклассника. Понимаю главу государства — есть от чего придти в недоумение. У грамотного современного учителя на уроке гаджеты будут использованы по делу — в целях эффективной организации учебного процесса. А у беспомощного педагога, в арсенале которого доска, мел и окрик, данная дисциплинарная мера никогда не приведет к повышению качества обучения.

Разумеется, Москва и другие мегаполисы обладают большими кадровыми и материальными возможностями, чем регионы с преобладанием сельских школ. Что, кстати, тоже надо учитывать при формировании образовательной политики страны. Поэтому выравнивание стартовых условий для работы школ — задача архиважная. Но здесь мы впадаем в другое заблуждение, которое разделяют апологеты цифрового образования. Они искренне убеждены в том, что со временем роль педагога будет сведена к нулю. Достаточно будет нажать кнопку, и компьютер поведет урок по эффективному сценарию, а объективную оценку результатов обучения будет осуществлять искусственный интеллект. Я своими ушами слышал от молодых коллег абсурдную с точки зрения педагогики мысль: стоит предоставить всем школам одинаковые возможности (инструменты) — и результаты обучения будут одинаковыми. Оставляю в стороне воспитание, которое всегда личностно. Отрицать это — значит не понимать ценности и смысла образования, которое не сводится к накачке детей знаниями и вооружением их необходимыми компетенциями. Но даже в обучении наличие одинаковых инструментов никогда не приведет к одинаковым результатам. Ребенок не бревно, из которого любой папа Карло может выстругать Буратино. Надо отдавать себе отчет в том, что педагогика не только наука, но и искусство. На заре перестройки я много спорил с одним из педагогов-новаторов, который был искренне убежден в том, что по его авторской методике Рафаэлей можно будет выращивать, как мух на помойке. Так и говорил. Фанатичная вера в тотальную результативность цифровой педагогики из того же ряда. Да, сегодня мы получаем эффективные инструменты, но по-настоящему они заиграют лишь в руках мастера. В конечном счете все будет решать квалификация учителя, которому удастся сформировать свободных и ответственных учеников.

Проблемы в школе были, есть и будут всегда. Чтобы в этом убедиться, достаточно пересмотреть культовый советский фильм Станислава Ростоцкого «Доживем до понедельника», пятидесятилетие выхода на экран которого как раз отмечается в эти дни. Мы, педагоги, дожили до понедельника, и это радует. С праздником!

Автор: Евгений Ямбург, заслуженный учитель РФ

Источник

101


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: