18+

Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Социальная секта

Нужно ли охранять детей от опасного контента в Сети?

После серии трагедий в школах России начали появляться программы, отслеживающие интересы детей в соцсетях. Корреспондент АиФ.ru узнала, как работают такие сервисы, как к ним относятся родители и как предотвратить опасное поведение ребенка.

18 декабря вынесли приговор школьнику, напавшему с ножом на школу в Перми в январе этого года. Подросток проведёт почти 10 лет в колонии. Он вместе со своим ровесником напал четвертый класс во время урока труда. В этот же день, 18 декабря, другого подростка, устроившего резню в бурятской школе, отправили на принудительное психиатрическое лечение. И в этот же день на официальном портале правовой информации появился закон, подписанный президентом Владимиром Путиным, — о возможности незамедлительной блокировки сайтов с информацией, побуждающей детей к совершению опасных для жизни противоправных действий.

Борьба с подобным контентом ведётся уже давно. За последнее время появилось несколько программ, которые помогают родителям и школам контролировать детей в соцсетях. Пользуясь этими сервисами, взрослые узнают, с кем дружит ребёнок, чем интересуется, не состоит ли он в опасных группах.

Сервис «Родительская опека» год назад запустила частная российская компания. С его помощью родители могут получить анализ поведения ребёнка, публикаций, фотографий и групп, в которых он состоит.

В Перми появилось сразу два подобных сервиса. Один из них называется «Георгий Победоносец». Его система мониторинга позволяет проверить открытые данные пользователей «ВКонтакте», Facebook, «Одноклассников», Instagram и Telegram. Второй сервис — «Герда» — работает в тестовом режиме с февраля этого года. Система в режиме реального времени ищет опасные группы (тематика которых связана с убийствами, суицидами, наркотиками) и проверяет на наличие контактов с ребёнком.

«Герда» ищет опасные группы

«Мы давно работаем с социальными сетями и постоянно интересуемся тем, что там происходит, — говорит основатель сервиса «Герда» Марк Евлампиев. — Идея проекта возникла, когда участились случаи скулшутинга (массового убийства учеников кем-то, кто проник в школу с оружием — прим. ред.) и появилось много суицидальных игр. Они идут из соцсетей, и мы поняли, что с этим можно как-то бороться. Решили, что нужно делать поиск опасных групп, за несколько недель сделали прототип. Когда показали его родителям, то они сказали, что это будет полезно. Психологи тоже одобрили эту идею. После этого начали делать сервис. Над названием долго думали, хотели, чтобы была ассоциация с заботой. Вспомнили про Кая и Герду. Она была старшей сестрой Кая и оберегала его. Поэтому решили взять это название».

Для работы «Герды» разработчикам пришлось проанализировать большое количество опасных групп в соцсетях.

«Мы поняли, чем они отличаются друг от друга, и создали алгоритм, который ищет другие опасные группы. Этот алгоритм проверяет и оценивает название, описание, посты группы и комментарии», — говорит разработчик.

Всего в базе «Герды» около 10 тыс. опасных групп. Марк отмечает, что после анализа получилось 12 категорий опасных сообществ, например: суицидальные, скулшутинг, руфинг (прогулки по крышам), зацепинг (опасные игры на железной дороге), депрессивные, с расчленёнкой, с АУЕ-контентом (аббревиатура от фразы «арестантский уклад един»), с азартными играми, о насилии и жестокости, педофильские, об оружии, секты. При этом некоторые из них опасными сами по себе не являются, например, группы об оружии. Как поясняет разработчик, они опасны, если ребёнок также подписан на скулшутинг или суицидальные группы. Но если подросток просто интересуется этой темой, у него есть военная подготовка, то, возможно, в этом нет ничего страшного.

«В этих опасных группах мы смотрим участников, которые там состоят. Когда к нам обращаются родители, они оставляют ссылку на страницу своего ребёнка, и мы проверяем, состоит ли он в опасных группах. В отличие от других сервисов мы проверяем не страницу ребёнка, так как в соцсетях пользователь может закрыть от посторонних список своих групп. Мы идём от обратного, сначала находим группы, а потом смотрим, кто в них состоит».

Для пополнения базы групп алгоритм определяет, опасная группа или нет, а затем, как поясняет Марк, отправляет ссылку модератору, который уже сам оценивает степень ее опасности. Если человек определяет, что в группе есть запрещенный контент, он добавляет ссылку в базу. Система не полностью автоматизирована, потому что как у программы, так и у человека могут быть ошибки.

«Мы очень плотно общаемся с родителями и учителями, которые дают нам обратную связь. Например, они говорят, что вот такую-то группу вы не определили, а она опасная. Мы её проверяем и включаем в базу. Или, наоборот, родители получили ссылку, посмотрели группу и не нашли в ней ничего опасного. Мы вновь проверяем группу, и если не находим запрещенного, то удаляем ссылку из базы».

Взялись за борьбу

Пользоваться «Гердой» могут не только родители, но и школы. В конце октября у сервиса было 10 тысяч подписчиков, а к концу декабря количество подключений к «Герде» удвоилось. Для школ сервис полностью бесплатный, а для родителей есть два варианта подписки: бесплатный, позволяющий проверить только группы, и расширенный, с помощью которого можно узнать, ставит ли ребёнок лайки опасному контенту и комментирует ли его, как много времени он проводит в Сети, матерится ли он в соцсетях и нет ли у него подозрительных друзей. Например, взрослых мужчин, с которыми у ребёнка нет общих знакомых. 

«Школы подключаются очень активно. Мы даже не запускаем рекламу, — говорит Марк. — Ничего не делаем в плане продвижения, школы сами нас друг другу советуют. Всего подключилось около 1000 учителей из 600 школ».

Марк поясняет, что после того, как алгоритм «Герда» выявляет действительно опасные сообщества, сотрудники проекта пишут жалобы в администрацию «ВКонтакте», чтобы эти группы были закрыты.

«Групп по скулшутингу сейчас появляется очень много, но „ВКонтакте“ взялись за борьбу и стараются их быстро закрывать. Особенно это заметно после случаев нападений на школы», — отмечает разработчик.

«Благими намерениями»

Ирина Петрова, мама пермской школьницы, подобными программами контроля за интернет-активностью подростков не пользовалась, но считает, что знать, чем увлечён ребёнок, важно. Для этого, по её мнению, подключать сервис необязательно:

«У меня с дочерью доверительные отношения. Я точно знаю, что она не состоит в подобных сообществах. Может быть, в каких-то случаях использование таких программ нужно».

Женщина против того, чтобы школа, где учится её дочь, пользовалась подобными программами и проверяла страницу ребёнка в соцсетях:

«Я противник того, что в личную жизнь вторгаются различные организации, в том числе школа. Родители ответственны за своего ребёнка в первую очередь. В том случае, если подросток совершил противоправные действия, ответственность несут родители. После совершения преступления можно просмотреть страницы подростка. Я считаю, что контроль со стороны школы — это неправильно. Родители должны быть в доверительных отношениях с детьми, тогда таких проблем не возникнет. То, что мы будем просматривать, — это внедрение в личное пространство. Конечно, понимаю, что это благие намерения. Но мы знаем, куда выстлана дорога благими намерениями. Я боюсь, что такой контроль превратится во что-то ещё более ужасное. Дети будут знать, что любой может посмотреть. Тогда они ещё сильнее замкнутся, будут обсуждать это не в соцсетях, а другим способом. Проблема-то от этого не решится. Ребёнок должен иметь своё личное пространство».

Ирина Петрова уверена, что доверительные отношения с ребёнком родители должны выстраивать с самого его рождения. Она предполагает, что их вряд ли можно выстроить, если проблема с подростком уже возникла.

«Любить ребёнка нужно. Смотреть на себя и на него критически тоже нужно, — говорит женщина. — Ребёнку нужно доверять, но иногда, конечно, и проверять. Важно высказывать ему своё мнение, даже если он его не слушает. Говорить ребёнку, например, о том, что наркотики — это плохо, в 10-12 лет уже поздно. И говорить нужно не специально. По телевизору показали — можно обсудить с ребёнком. Я никогда не вела бесед ни со старшим сыном, ни с дочерью-школьницей. Мы обсуждали с детьми то, что видели по телевизору, в интернете, соцсетях».

Юрист Фёдор Леппа поясняет, что информация, которую её обладатели размещают в интернете, является общедоступной и имеет статус открытых данных, если функционалом и настройками сайта доступ к ней не ограничен. Такая информация может использоваться любыми лицами по их усмотрению, если они соблюдают установленные законами ограничения по её распространению (ст. 7 ФЗ № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»).

«Пункт 5.2 Правил защиты информации о пользователях сайта Vk.com обращает внимание пользователей на то, что их персональные данные могут быть доступны другим лицам исходя из функционала сайта, — говорит специалист. — К такой информации, очевидно, относится и информация о вступлении в группу или выходе из группы, которую могут анализировать программы и боты. После включения пользователем сведений о своей частной жизни в общедоступные источники такая информация уже не может считаться неприкосновенной и выходит за рамки охраняемого права на неприкосновенность частной жизни. На мой взгляд, если создатели ботов и специальных программ соблюдают требования законодательства о защите персональных данных, то нарушения прав пользователей на неприкосновенность частной жизни не происходит».

Полиция занимается профилактикой

В ГУ МВД РФ по Пермскому краю отмечают, что правоохранительные органы уделяют особое внимание вопросу безопасности детей в Сети, влиянию групп и сообществ, способствующих формированию деструктивного поведения среди несовершеннолетних. Для этого они используют и ботов, выявляющих негативный контент, и профилактические мероприятия офлайн: встречи с родителями, учащимися и педагогами.

В полиции отмечают, что любой гражданин, обнаружив негативную информацию, влияющую на ребенка, может обратиться в Управление Роскомнадзора, заполнив заявку на официальном сайте данной организации.

Нужна эмоциональная поддержка

Ирина Пузанкова, председатель первой пермской региональной общественной организации по оказанию психологической помощи населению, старший преподаватель кафедры социальной психологии РМЦПК:

«Предотвратить интерес ребенка к опасному сайту можно только путем наличия у него здоровых интересов. Интерес к подобному контенту возникает, когда ребенок не уверен в себе и своих силах, возможностях. Когда он полагает, что не оправдывает надежды родителей, или когда его эмоционально-волевая сфера не развита. В подростковом возрасте потребность в позитивной эмоциональной поддержке ощущается наиболее остро. Поэтому нужно предоставить ребенку возможность получить эти эмоции через другие виды деятельности: общение со сверстниками, занятия любимым делом, заботу о близких. Неплохо, если у ребенка есть животное, потому что забота о нем является стабилизирующим фактором при принятии важных решений: „Что будет с животным, если со мной что-то случится?“ Важно, чтобы родители озвучивали ребенку, насколько он для них ценен и дорог. Интерес к опасному контенту можно снизить и за счет участия в общественной жизни, поиска смысла, включения ребенка в различные волонтерские движения. Нужно чтобы ребенок имел возможность сравнения, насколько хороша и легка его жизнь по сравнению, например, с известными паралимпийцами, которые, несмотря на все трудности, достигают в жизни невероятных успехов».

Ирина Пузанкова считает, что для воспитания психологически здоровой личности необходимо создавать атмосферу взаимопонимания в семье и таким образом формировать доверие к миру в целом.

Как меняется поведение подростка, если он заинтересовался опасным контентом?

Ирина отмечает, что признаков, по которым можно определить, что ребёнок увлекся опасным контентом, несколько:

  • он становится очень спокойным и не по возрасту тихим;
  • выполняет все просьбы родителей;
  • ребенок перестает о чем-либо просить;
  • начинает раздаривать свои вещи и игрушки, гаджеты и т. д.;
  • ребенок не интересуется тем, что его всегда волновало;
  • проявляет чрезмерную заботу о своих близких ( в случае суицидальных мыслей);
  • ребенок теряет интерес к учебе, пропускает занятия;
  • начинает говорить о бесполезности человеческого существования и кратковременности бытия;
  • ребенок, особенно подросток, говорит о том, что люди, которые способны на убийство и самоубийство, — это очень смелые и сильные духом люди;
  • ребенок слушает соответствующую музыку и обращает внимание на передачи, содержащие информацию о предмете его интереса;
  • он снисходительно относится к поступкам своих сверстников, которые живут весело и безмятежно;
  • у него не вызывает сочувствия чужая боль.
Определить, заинтересовался ли подросток опасным контентом, родители могут по его поведению.

«Нужно обязательно показать ребенку ценность человеческой жизни, — поясняет Ирина Пузанкова. — Для этого очень важно напоминать ребенку и разговаривать в семье так, чтобы он слышал, как переживают матери, у которых в семье случилась трагедия. Бесспорно, наилучший способ не допустить такой ситуации — это открытые и доброжелательные отношения между родителями и детьми. Совместное времяпрепровождение, обсуждение общих радостей и проблем, осознание ребенком своей причастности к семье и ощущение своей нужности своей семье. Чем больше атмосфера доверия, меньше осуждения и оценок, тем меньше интерес к опасным явлениям».

Специалист предупреждает, что дети, особенно младшего школьного возраста, могут путать реальную жизнь и виртуальную. Иногда они полагают, что после суицида они вновь родятся и все будет по-прежнему, или просто хотят попугать своих близких и представляют, как они будут расстраиваться: «Если я погибну, пусть поплачут».

«Нужно объяснять ребенку невозможность повторить жизнь и обучить его другим моделям поведения, в которых манипуляция родителями исключается, — говорит Ирина Пузанкова. — В случае необходимости нужно обязательно обращаться к психологу. Только специалист может оказать помощь ребенку, если уровень его застревания на опасном контенте уже превысил допустимые пределы».

Ульяна Трескова

Источник

71


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: