Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

То ли лев, то ли бегемот

13 апреля 2020 г., понедельник, день 6022

Утром созвонился с Олегом Сергеевичем Климовым. Находясь на удалённом доступе, он подключился к моему компьютеру и начал его чистить.

В последнее время мой любимый компьютер (я к нему привык, он стал для меня родным и близким), как я понимаю, испытывал определённую боль. Настолько сильную, что он от неё зависал. Ты работаешь-работаешь, открываешь окно за окном в браузере, увеличиваешь нагрузку, компьютер старается всё выполнить и не может… Зависает.

Зависание — это крик о помощи.

Зависание — это симптом серьёзной болезни.

— Ничего-ничего, — слышу голос Олега Сергеевича. — Сейчас мы его почистим, кое-что обновим, и он у нас заработает как миленький.

Я дома говорю через блютуз: вставил в ухо, телефон — в карман халата, хожу по квартире и разговариваю.

То, что для Олега Сергеевича обыденная реальность, — для меня до сих пор фантастика. Я удивляюсь и восторгаюсь, как, находясь за несколько сот километров от моего дома, он делает всё так, как будто находится рядом с моим компьютером.

Как я понимаю, Олег Сергеевич тоже относится к компьютеру как к живому существу. Он с ним разговаривает, воспитывает, подкалывает, грозит наказать, за примерное поведение обещает премию.

У меня на компьютере установлен дополнительный диск (RAID), и несколько часов уходит на то, чтобы информация на обоих дисках синхронизировалась.

После зависания и нового запуска компьютер долго восстанавливается. Так и у человека происходит после тяжёлой болезни.

Чаще всего компьютер зависал во время проведения трансляций.

Это какая-то чертовщина.

Веду трансляцию, рассказываю, как вести себя в период самоизоляции и произношу фразу:

«Воспитывая детей, мы воспитываем себя».

На этой фразе компьютер за-ми-ра-ет.

И происходит это три дня подряд именно на этой фразе.

Что компьютеру не нравится? Почему он так ведёт себя? Не могу понять.

Фраза для меня принципиальная. На эту тему планирую сделать несколько отступлений в курсе «Учимся говорить публично».

Воспитывая детей, мы воспитываем себя.

Мы хотим, чтобы дети нами гордились. Мы боимся упасть в их глазах. Мы говорим своим детям, что мусорить — это плохо, не убирать постель — это скверно, перебивать человека — это невоспитанность. Мы всё это говорим детям, а на самом деле — и себе.

В Москве вводят пропуска. Понять, почему одним можно работать, а другим нельзя — сложно. С одной стороны, призывы к самоизоляции правильные — забота о людях, чтобы они не заболели. А с другой стороны, если половине или даже трети Москвы разрешается ездить на работу, значит, пусть они заражаются?

Их не жалко?

А может быть, всё проще? Нельзя, чтобы заболели сразу и много. Медики не справятся с наплывом. Поэтому пусть треть людей работает, а две трети — на самоизоляции.

Кто-то перенесёт COVID-19 на ногах, без всяких симптомов. Кого-то госпитализируют. Самое ужасное: никто не знает, как и чем лечиться. Да, антибиотиками сбивают температуру…

Часа два я занимался доделкой рассылки «Пандемия уйдёт, а мы станем лучше».

Вадим Александрович Коваленко сказал, что рассылку пошлёт завтра с утра.

Мы решили продлить скидку на «СОЛО» до конца апреля. Судя по всему, апрель станет самым продуктивным, даже рекордным по числу учеников, начавшим проходить «СОЛО на клавиатуре».

Более часа я ходил по маршруту: компьютер — коридор — кухня — дотронуться до газовой плиты — коридор — стол — компьютер (это мой прогулочный маршрут).

Ходил и думал только о том, как бы продвинуть онлайн-книгу «Курить, чтобы бросить!».

У нас снижение новых читателей. Чем это вызвано, почему? Понять не могу. Недели три назад ежедневно новеньких появлялось до 200 человек, а сейчас — 110, 120, 130, максимум — 140.

Многие курильщики, к сожалению, не рассказывают о книге, хотя они и бросили курить после прочтения. Как выяснилось, они скрывают от близких, что курили, а среди своих знакомых они утверждают, что покончили с курением самостоятельно. Вот, мол, какие сильные: курили и перестали.

Сегодня хорошо поработал с Маратом Рауфовичем Рахматулиным. Написали дневник. Отправили много писем руководителям разных организаций с предложением использовать корпоративную версию «СОЛО на клавиатуре». Обсудили наши финансовые дела.

К сожалению, ничего не сделал для курса «Учимся говорить публично». Был в некоторой растерянности: а что делать? В очередной раз произносить общие слова надоело. Нужно браться за первый этюд, потом за второй, третий и расширять задания.

Важно, чтобы не было скучно. Раз.

Важно, чтобы после каждого урока (этюда) человек понимал: он чему-то научился, узнал новое. Два.

Конечно, располагай мы большими деньгами, мы записывали бы многочасовые видео: наняли бы интересных актёров, чтобы они разыгрывали различные ситуации, и курс «Учимся говорить публично» смотрелся бы интернет-сериалом: каждый день — обновление. А ещё мы бы создали несколько любопытных сообществ.

Я часто говорю своим коллегам:

 
 

«Учимся говорить публично» — это наша миссия. Если мы научим людей говорить умно, по-деловому, эмоционально, доказательно, то многого добьёмся. Именно мы можем воспитать нового президента и нового председателя правительства.

 
 

Я говорю и смотрю им в глаза. Интересно, что они обо мне думают? Верят — не верят? Поддерживают — не поддерживают? Мне нужны единомышленники.

По телефону долго общался с Владимиром Митрофановичем Поволяевым. С ним мне общаться интересно. Мы легко понимаем друг друга.

Кажется, удалось уговорить Владимира Митрофановича проходить «СОЛО на клавиатуре».

— А не поздно ли этим заниматься в 75 лет?

На эту реплику я ответил:

— Не поздно, не поздно. Самому пожилому ученику — 94 года. Вам до него ещё двадцать лет. Вы мальчишка.

С Поволяевым у меня отношения особые. В своё время он поддержал мою идею сделать особыми ночные выпуски «Маяка»: как спит и просыпается страна.

В стране коронавирус. Самоизоляция. Многие люди изнывают от безделья. Почему бы не предложить им заниматься по «СОЛО на клавиатуре»? Стоим мы копейки. Карантин закончится, и вернутся в свои офисы люди, владеющие слепым десятипальцевым методом. Они же эффективнее начнут работать.

Наша программа не только даёт полезный навык, но и снижает у человека тревожность, беспокойство, неуверенность. Заражает каждого ученика оптимизмом, верой в собственное я.

Наша программа — в первую очередь отличный психотренинг, а уж потом тренажёр. Я пишу на эту тему письма министрам, руководителям корпораций, и в ответ получаю отписки.

Получал такие отписки от Елены Львовны Бойко, заместителя министра здравоохранения Российской Федерации.

Я говорил с ней по телефону (тогда она ещё не была заместителем министра — возглавляла IT-управление), и мне стало ясно: Елена Львовна никогда меня не поймёт. Я ей не интересен. И моя программа ей не интересна. Она сама не владеет слепым десятипальцевым методом и не понимает, зачем это врачам и руководителям медицинских учреждений.

Не понимает — и всё тут.

Сегодня узнал, что Елена Львовна Бойко освобождена от должности замминистра. В Минздраве она отвечала за развитие IT.

Нет-нет, я не говорю о распиле, злоупотреблении, коррупции — я про то не могу говорить (не в курсе). Но знаю, что сотрудники аппарата минздрава просто обязаны владеть слепым методом, и этому нужно учить всех медицинских работников. Слепой метод набора необходимо преподавать в колледжах и медицинских вузах.

Понимаю, почему меня не принимала и Вероника Игоревна Скворцова. Я ей тоже не интересен. Впрочем, никакой обиды ни на кого не держу. Надо воспринимать жизнь такой, какая она есть.

Мы страна демагогов, бюрократов и коррупционеров.

Почему-то вспомнился сегодня город Висагинас (Литва). В этом городе жил Евгений Витольдович Волосатов. Он прошёл «СОЛО на клавиатуре» и влюбился в нашу программу. Организовал в городе очные курсы по освоению слепого метода набора. Проводил соревнования на лучшего «солиста».

И в Висагинасе больше, чем в каком-либо другом городе России и странах бывшего СССР, было тех, кто прошёл «СОЛО». Больше, если брать на десять тысяч человек.

Меня радует, что большинство людей, осваивающих «СОЛО», улавливают психологическую составляющую нашей программы. В своих письмах они, как правило, благодарят не только за то, что получили хороший навык, но и за то, что мы помогли найти им призвание, понять смысл жизни.

Как сделать, чтобы большие и маленькие начальники прониклись идеей улучшить нашу жизнь?

Говорил по телефону с Игорем Владимировичем Ружейниковым.

Преклоняюсь перед этим человеком.

Умён.

Образован.

Воспитан.

Ироничен.

Обязателен.

Искренен.

Я с огромной радостью слушаю его на радиостанции «Маяк».

Когда-то я часто говорил своим студентам:

 
 

Если вы за день не сделали ни одного доброго дела, знайте: день прожит напрасно.

 
 

Любой эфир Игоря Ружейникова делает человека лучше.

«Маяк» слушают миллионы людей. Каждый день улучшать настроение миллионов!

Ружейников — драматург и исполнитель главной роли. Каждые полчаса его выступления — это маленький радиоспектакль. Это радиосериал.

Как тут не вспомнить слова Эдит Пиаф:

«Я пою не для всех, а для каждого»!

Кстати говоря, Игорь Владимирович передачи ведёт, находясь в самоизоляции. Режиссёр — в студии, а он — дома. Связь — через интернет. Слушатели звонят, и он из лома им отвечает. Качество звука вполне пристойное.

А ещё сегодня говорил по телефону с Рубеном Варданяном, Вадимом Смирягиным, Вячеславом Лисовским, Евгением Аревым, Юрием Ростовцевым, Еленой Мушкиной.

Стал общаться по телефону больше, чем раньше. Помню, возмущался, когда мой сын или дочь с кем-то долго говорили по телефону:

 
 

Ну как так можно — полчаса висеть на телефоне? Хочешь пообщаться — Поезжай домой к человеку и разговаривай. А по телефону — это суррогат общения.

 
 

Теперь, когда мы не можем куда-то пойти, общение по телефону (по Skype, WatsApp, Telegram) — прекрасная возможность поддерживать друг друга.

Но я люблю общаться ещё и потому, что во время телефонного разговора хожу из угла в угол: компьютер — коридор — кухня — дотронуться до газовой плиты — коридор — стол — компьютер…

Иногда ощущаю себя львом в клетке, а порой ленивым бегемотом. От компьютера до газовой плиты — 30 шагов. Мой постоянный маршрут. Вот так за день я прохожу 3-4 километра.

Как всегда, вечером смотрел списки новых читателей книги «Курить, чтобы бросить!» и портреты новых учеников по «СОЛО на клавиатуре».

  Буруева Светлана Борисовна
  Ушаков Александр
  Ристок Артем
  Слепов Семён
  Гончарова Александра Александровна
  Конохов Максим Васильевич
  Демченко Евгений
  Капустина Лариса Юрьевна
  Arkhangel Alla
  Воеводин Дмитрий Олегович
  Скребова Катерина Евгеньевна
  Петкин Алексей

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

 

Слабые мстят, сильные прощают, счастливые забывают.

Нянаждихаш  (1940 г.), известный мыслитель

107


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: