Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Трудности переходного возраста: как родителям достучаться до подростка

Разрешать нельзя запрещать

Многие родители сетуют, что им сложно найти общий язык со своими детьми-подростками: «Втолковываешь им одно, а реакция обратная!» По мнению психологов, подростковый возраст опасен именно протестными настроениями: многое делается просто так, исключительно назло взрослым с их бесконечными запретами. Как же мотивировать тинейджера на учебу и безопасное поведение — кнутом или пряником? Давать больше свободы в надежде, что ответственность образумит пубертатное чадо, или, напротив, жестко ограничивать для его же блага?!

Трудности переходного возраста: как родителям достучаться до подростка
 
 
 

Учеба и цели: чем сердце отзовется?

Прежде чем обратиться к конкретным сферам подросткового протеста, психолог-практик Елена Пиховкина предупреждает:

— Если не хотите получить в ответ от подростка «обратную реакцию», «дежурные отмазки», игнор или хамство, всегда разговаривайте с ним доверительно и на равных. Пубертатный возраст делает ваших детей особенно чувствительными к обращению с ними, вплоть до мнительности, а снисходительный тон ни у кого не вызывает желания раскрыться. Всегда выслушивайте мнение подростка не перебивая. Если вам это сложно, представьте, что беседуете со взрослым собеседником. Вряд ли вы станете одергивать его, даже если он, на ваш взгляд, «несет полную чушь». А ваш ребенок тем более достоин быть выслушанным и услышанным. Не нужно давить родительским авторитетом и переводить дискуссию в более привычную форму общения с чадом — нотацию. Тем более что из дискуссии (при грамотном подходе) вы сможете узнать, что на уме и сердце у вашего тинейджера.

Родители 14-летней Насти и 16-летнего Егора уверяют, что к их детям не подъехать ни на какой козе, и ждут помощи от психолога.

— В прошлый визит нам посоветовали поговорить с детьми по душам, выяснить их жизненные цели и, исходя из них, мотивировать на учебу и развитие, — честно повторяет рекомендации мама Насти и Егора Марина, ей 38. — И я пыталась побеседовать, только без толку. Дочь вместо уроков сидит в Инстаграме, рассматривая там девушек, которые якобы живут роскошной жизнью. Все время что-то повторяет за ними: то ногти разноцветные сделает, то волосы в зеленый цвет покрасит. Хотела нос проколоть, но я сказала, что только через мой труп. А сын все время торчит «на вписке» у друга, живущего со старшей сестрой. У них там вроде как репетиции рэпер-бэнда. А что на самом деле, не знаю... В школе у обоих «тройки», прогулы. Мы с мужем устали ругаться, и разговора по душам не получилось тоже.

— Я тоже пытался, как советовал психолог, выяснить, кем себя видят мои дети в будущем, — добавляет папа подростков Евгений. — Матери оба вообще ничего не ответили, а со мной хотя бы поговорили. Дочь заявила, что намерена стать топ-моделью, а сын — рэпером! Надеюсь, просто поиздевались?! А ведь раньше были дети как дети...

Подростки тоже жалуются, что не находят общего языка с родителями, хотя и понимают, что мама с папой хотят как лучше.

— Родителям наплевать на мои проблемы, лишь бы я учился без «троек»! — признается 15-летний Степан. — А то, что у нас некоторые учителя оценки занижают, им по барабану! Я с математичкой никогда не смогу поладить, даже если буду целыми днями сидеть у репетиторов. И я не уверен, что хочу поступать на экономический, как надеются родители. Я сразу после школы работать хочу, чтобы иметь свои деньги и ни у кого не выпрашивать.

16-летняя Лиза жалуется, что у нее нет ни секунды свободного времени:

— Я стараюсь не огорчать папу с мамой. Но в итоге целыми днями занимаюсь уроками — то репетиторы, то подготовка к олимпиаде... У всех моих подружек уже есть парни, а мне даже некогда общаться. Как-то мама увидела, что я переписываюсь в чате с мальчиком, и устроила скандал, что я отвлекаюсь от занятий. Говорит, что мне еще рано об этом думать.

— Не забывайте о том, что пубертатный возраст — очень сложное и важное для формирования личности время, — советует родителям Елена Пиховкина. — В этот период подросток выстраивает для себя систему ценностей. Взрослые уже не кажутся ему такими идеальными и всезнающими, как это было до 13 лет. На первый план в этом возрасте выходит общение со сверстниками, позиционирование своего «я». Сознательные (или правильно мотивированные) дети, понимающие важность учебы, конечно, ее не забрасывают. Но жесткое отрицание родителями других интересов может вызвать протест даже у самого покладистого тинейджера. Притом что мотивировать подростка на учебу, не посягая на важность прочих его интересов, относясь к ним бережно и уважительно, родителям вполне по силам.

Не превращайте учебу в самоценный культ: она, безусловно, важна, но кроме уроков в жизни тинейджера должно быть место общению, хобби, спорту и развлечениям. Не зацикливайтесь на оценках, если ребенок провалил тест или экзамен, поддержите его — это побудит его собраться с силами, чтобы с новой попытки оправдать ваше доверие.

Обсудите цели вашего ребенка и способ их достижения. Искренне поинтересуйтесь, кем ваш отпрыск видит себя в будущем. Скорее всего, грандиозные планы у него имеются, но школа на этом пути видится скучной рутиной. Узнав цель, укажите на предметы, нужные для ее достижения.

Поощряйте самостоятельную работу и делегируйте подростку ответственность за все, что ему поручено. Так вы выражаете ему свое родительское доверие. А если все же беретесь помогать в учебе, не довлейте, предлагая готовые пути, а аккуратно направляйте, чтобы в итоге подросток сам нашел решение — так развивается так называемое поисковое мышление. Ненавязчиво подкидывайте прикладную информацию. Вашего тинейджера невозможно оторвать от компьютера? Отлично, тогда поведайте ему, сколько зарабатывают крутые программисты, — и вполне вероятно, что «бездумное зависание» перерастет в реальное изучение вопроса. Нарисовать перспективу возможно на основе любого хобби, и тогда игра превратится в цель.

Хвалите, благо всегда найдется за что — это мотивирует. Ради похвалы подростки способны на многое, ведь это возраст постоянного «доказывания» своей значимости миру взрослых. Многие учатся исключительно ради родительской признательности и похвалы, им важно знать, что мама и папа ими гордятся. Не скупитесь на поощрения: придумайте способы, стимулирующие к новым достижениям, — например бонус за «пятерку». Необязательно материальный (деньги, подарок), подойдет и родительское «добро» на что-нибудь очень желанное. Например, разрешение устроить вечеринку с друзьями у вас дома. Однако помните, что «бонус» и «шантаж» — вещи разные! Если обещанный за «пятерку» подарок мотивирует, то угроза «получишь «тройку», не куплю новый телефон!» вызывает обратную реакцию. В подростковом возрасте пряника должно быть на 1/3 больше, чем кнута: подросток должен понимать, что вы на его стороне.

Не забывайте про силу личного примера. Если взрослые в семье постоянно развиваются, самосовершенствуются, ставят перед собой новые задачи и успешно их решают, это формирует реальность подростка. Пусть неосознанно, но тинейджер принимает такую модель поведения за эталон.

 

фото: ru.wikipedia.org
 

 

Друзья и увлечения: оградить нельзя понять?

— Сверстники и его место в их компании очень важны для подростка, — предупреждает психолог. — В этот период появляются и первые романтические увлечения, от опыта которых зависит гендерная самооценка тех, кто сегодня еще кажется мальчишкой и девчонкой. Не обесценивайте друзей и увлечения подростка, даже если они вам не по душе. Если вы решительно возражаете против кого-то или чего-то, приготовьте аргументы и пригласите тинейджера к «переговорам на равных», подчеркнув свое доверие.

Судя по репликам самих подростков, пресловутый «бунт» начинается, если родители пытаются пресечь общение тинейджера с себе подобными силовыми методами:

— Я больше не могу жить с предками! — сетует 15-летняя Соня. — Мать подслушивает, когда я разговариваю по телефону. Шпионит, роется в моих вещах и гаджетах, все разнюхивает. Натравливает на меня отца, мол, я попала в дурную компанию. Отцу все равно, но по ее указке он меня не выпускает гулять. А никакой «дурной компании» у меня нет, я просто познакомилась с парнем, и мы ходим гулять. Бабушка говорит, что мать просто за меня волнуется и я должна ее понять. Но почему она не должна понять меня?! Она же даже не может просто поговорить со мной по-человечески! Либо орет на меня, либо молча вредит...

Родителям же тем временем кажется, что они «спасают» чадо от тлетворного влияния:

— В классе у дочки приличные девочки, — рассказывает Светлана, мама 16-летней Дарьи, — но она упорно хочет проводить время с компанией из летнего лагеря. А там девки жуткие — в тату, с пирсингами, с цветными волосами! Я, конечно, пытаюсь оградить дочь от общения с ними. А в ответ — сплошные истерики!

Отец Даниила (сегодня Дане уже 23, он успешный выпускник престижного вуза) считает, что подростковые увлечения и субкультуры родителям надо просто переждать и пережить. А запрещать и наказывать можно и нужно, только когда увлечение несет в себе угрозу жизни.

— Сын начал дурить лет в 14, — рассказывает отец Даниила. — Сперва увлекся паркуром — это такие дикие прыжки по крышам, при которых и шею сломать недолго. Я запретил — прямо силой из дома не выпускал к этим паркурщикам. Со скандалами, но постепенно он успокоился. Но ненадолго. Скоро я узнал, что он ездил на крыше электрички! Вот тут я впервые реально навалял ему по первое число... Когда сын увлекся компьютерными «танчиками», для нас это был семейный праздник! Но он и тут не мог не вляпаться. Сначала нас вызвали в школу по поводу прогулов (выяснилось, что сын уходит утром в школу, но не доходит туда, зависая в игровом зале торгового центра). Потом выяснилось, что он задолжал деньги — вроде как проиграл. Он бы это скрыл, но я его сообщение перехватил — и ничуть не жалею об этом. Деньги мы за него, конечно, отдали... Лишь годам к 18 успокоился, взялся за ум.

— Подростковые субкультуры порой шокируют взрослых внешней атрибутикой — странной одеждой, пирсингом, цветом волос, — соглашается психолог. — Частенько конфликт между поколениями «отцов и детей» разгорается именно из-за общения младших с теми, кто старшим кажется «чудиком». Родителям хочется, чтобы чадо думало об учебе, а чаду хочется быть «крутым и современным неформалом» и не нравится, что родители ему в этом мешают. Предложите совместно выработать границы, договориться и обосновать, что ему дозволено, а что категорически запрещено. Можно было бы посоветовать оставить тинейджера в покое, позволив ему увлекаться тем, чем он хочет... Если б не было подростковых течений, которые действительно опасны для жизни, — это так называемые зацеперы, «группы смерти» и им подобные. Для того чтобы понимать, когда стоит включать «жесткое вмешательство», а когда нет, родителям нелишне разобраться в существующих молодежных субкультурах. Среди них есть те, отношение к которым не подразумевает никакой активной деятельности на постоянной основе, а только определенный стиль в одежде и поведении (хипстеры, эмо, готы и пр.). Есть и такие, которые предусматривают единую активность для всех членов сообщества, — фанаты, байкеры, паркурщики, рокеры, рэперы и пр. «Активные» субкультуры в свою очередь делятся на «социальные» (безвредные, приемлемые в обществе — например, косплейщики, толкиенисты и пр.), асоциальные (далекие от общества, вреда ему от них нет, но и пользы тоже — панки, мажоры, хиппи и пр.) и антисоциальные (вредные и преследуемые законом — скинхеды, зацеперы, сатанисты и пр.) С антисоциальными увлечениями тинейджера надо однозначно бороться, а прочие лучше действительно пережить и переждать, в 17–18 лет у большинства подростков «неформальность» проходит сама по себе. Конечно, в ситуациях, когда есть прямая угроза здоровью и жизни ребенка, вмешается любой нормальный родитель. Но даже здесь важно не скатываться к нотациям, а объяснить так, чтобы подросток осознал, к каким последствиям может привести его увлечение, где всего одна роковая случайность способна перечеркнуть все жизненные планы.

Каким бы диким ни казалось вам хобби, все же постарайтесь понять, что именно в нем влечет вашего отпрыска, какие недостающие ощущения оно ему дает? Одному тинейджеру жизненно необходимо чувствовать себя сильным, другому красивым, третьему — необычным: в любом случае за избранной субкультурой стоит попытка подростка позиционировать себя — и к ней следует проявить уважение. Поинтересуйтесь фишками молодежного течения у самого подростка, но никогда не шпионьте за ним — это унижает личность. А ваш подросток — уже личность, и ключевое правило общения с ним — уважение и понимание. И тогда он обязательно вас услышит.

Никогда не отчитывайте подростка в присутствии его друзей и вообще третьих лиц. И уж тем более не призывайте их в третейские судьи. В подростковом возрасте это особенно унизительно, а для взрослого куда эффективнее высказать ребенку свои претензии с глазу на глаз, чем унижать его прилюдно.

 

Шопинг и деньги: принц или нищий?

— Большинство родителей выступают за «финансовое воспитание» подростков, но понимают его по-разному, — говорит Елена Пиховкина. — Одни считают, что тинейджеру надо периодически выдавать сразу крупные суммы, чтобы он учился планировать свой бюджет, другие уверены, что нет карманных денег — нет и лишних искушений.

— Всем моим друзьям родители дают «на карман», а мне нет! — жалуется 15-летний Влад. — Мои одноклассники могут сходить в кино, в кафе, пригласить девушек в клуб. А я не иду, потому что у меня нет денег! Летом хотел устроиться на подработку, но родители мне запретили. Сказали, что у меня все и так есть. Ну да, они покупают мне одежду и то, что нужно. Но моих карманных денег хватает только на «Макдональдс», чувствую себя нищебродом. Раз такие жадные, то хоть бы работать не запрещали! Не воровать же мне!

— Влад у нас и так самая большая статья семейного расхода! — возмущается его мама. — Смартфон каждый год подавай новый, а еще ноутбук, наушники, кроссовки определенной модели, джинсы и майки определенных брендов, не то в школе засмеют! В этом году у них в моду вошли кожаные портфели. Так он совершенно новый, недавно купленный рюкзак брать отказывается, подай кожаный портфель! На каникулах платили за летний отдых, сейчас начнем содержать репетиторов. А он еще и девушек по клубам будет водить! Такое ощущение, что Влад у нас принц, а мы с отцом на него работаем! А то, что мы ему работать летом запретили, это правда. Во-первых, у нас уже были куплены путевки в молодежный лагерь. А во-вторых, какой здравомыслящий родитель позволит своему ребенку еду по частным адресам разносить? Это же опасно. Если бы подростков брали на нормальную безопасную работу, мы бы еще подумали.

— В моем классе есть сын очень обеспеченных родителей, — делится наблюдениями классная руководительница одной из столичных школ. — Так этот мальчик все лето работал, листовки раздавал у метро! Это позиция его отца: хочешь карманные деньги — заработай сам. У мальчика, конечно, есть все необходимое, но не лучше, чем у других, — аналогичные гаджеты, одежда. А другого мальчика мама одна растит. Так вот она на трех работах вкалывает, последнее отдает, и он моднее всех в классе одет, а телефон у него дороже, чем у мальчика из богатой семьи. Мама, конечно, хочет, чтобы ее сын был «не хуже других», ведь школа наша в престижном районе. И даже не понимает, что своими руками калечит сына! Ему как раз даже в голову не приходит летом подработать.

— Я никогда не отказывал дочери в деньгах на шопинг, — признается отец 17-летней Варвары. — Я же понимаю, что девочке важно быть красивой — платьица, туфельки, сумочки, маникюр... Тем более мы с Вариной матерью в разводе — и мать не имеет возможности дочку лишний раз побаловать. Я завел для Вари банковскую карту и был спокоен, пока со счета не стали регулярно исчезать довольно крупные суммы. Тогда я насторожился, но дочке сначала ничего не сказал, а молча проверил детализацию. Увидел, что деньги тратятся в ночных клубах и в эти же вечера снимается много наличных. Я вызвал дочь на встречу и попытался обсудить эту проблему. Ответом мне была агрессия. Мол, у других девчонок отцы не выспрашивают, куда именно пошли «их копейки», а я крохобор и ничего ей от меня не нужно. Я рассердился и заблокировал счет...

— Давать подростку деньги или нет? И является ли их отсутствие панацеей от запретных искушений? — задается вопросом психолог и отвечает на него: — Думаю, что деньги как элемент отношений между взрослыми и подростками — как раз тот случай, когда уместна присказка «Доверяй, но проверяй». Открыто обсудите финансовый вопрос с подростком, исходя из ваших возможностей и его потребностей. При этом не вовлекайтесь в сравнения с другими: не важно, сколько денег дают Лене, Мане, Васе и Мише, важно, чтобы вы отрегулировали этот вопрос в вашей семье так, чтобы обе стороны это решение соблюдали и уважали. Если вы видите, что ваш тинейджер упорно не понимает цену денег и вашего труда, не грех применить трудотерапию. Подросток не интересуется ничем, кроме соревнования со сверстниками модными обновками, и только и делает, что вымогает у вас деньги? Прекрасно, но только пусть заработает на это соревнование сам! Не поленитесь лично найти для него безопасную подработку с небольшой зарплатой: один личный опыт впечатляет намного больше, чем множество умных слов.

 

Мама vs папа: если родители разного мнения

— Чтобы подросток их услышал, его родители прежде всего должны выработать единую позицию, — предостерегает Елена Пиховкина. — Даже если между вами сложные отношения, в глазах тинейджера вы должны выступать единым фронтом. Тинейджеры очень чувствительны и «брешь в стане противника» (противоречия между взрослыми) тут же чувствуют и используют для манипуляции. И пока родители «бодаются» между собой, тинейджер спокойно делает все, что ему заблагорассудится!

— Иногда мне кажется, что моему мужу абсолютно наплевать на сына! — сердится мама 15-летнего Глеба. — Взял и купил ему электрический самокат, а ведь это опасно! На даче дает ему на машине покататься. Но стоит мне хоть слово сказать, как у сына я враг номер один! Как же, с папой все можно, а мама — цербер. Только Глеб не понимает, что если, не дай бог, что-то случится, папа уедет на свою работу, а расхлебывать буду я!

— Мы с женой постоянно ругаемся по поводу воспитания дочери, — признается отец 16-летней Фирузы. — Жена позволяет ей ночевать у подруг, ездить на вечеринки в загородных коттеджах — мол, в ХХI веке живем и в большом городе, сегодня вся молодежь так развлекается. Мол, девочка у нас хорошая и ничего плохое к ней не липнет. С этим я согласен, но вседозволенность ведет к тому, что молодой человек перестает отличать плохое от хорошего. И отношения с женой у нас из-за этого портятся, ведь таким образом она подрывает мой авторитет в глазах дочери.

— Помните, что родители — самый главный пример для подростков (даже если они утверждают обратное). И правила, которые вы не соблюдаете сами, не вызывают ничего, кроме протеста. Это касается всего — от досуга (смешно требовать, чтобы подросток не смотрел телевизор, если вы сами от него не отлипаете) до отношений (если уж папа с мамой не могут договориться между собой, то чего они хотят от меня?!) Если в доме и семье установлены определенные правила для всех, то имеет смысл требовать и от подростка их соблюдать (например, ни мама, ни другие члены семьи никогда не ездят в гости с ночевкой и не посещают вечеринок до утра). Если же таких общих правил нет и требование принадлежит лишь одному из родителей — конфликт неизбежен. Рано или поздно он вспыхнет между родителями, а подросток займет сторону того, который позволяет больше. Вывод: когда подросток не слышит, можете спорить сколько вам угодно, но при нем отец и мать всегда должны быть заодно. Если один из родителей пытается завоевать доверие подростка в ущерб другому («Можешь это сделать, но только пока мама не видит!») — это всего лишь подкуп и ниша для манипуляций. Подросток спокоен и целеустремлен, если чувствует тыл. А тыл в этом возрасте — крепкая семья, в которой, как в сильной команде, — один за всех и все за одного.

Жанна Голубицкая

Источник

27


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: