Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Учиться трудно, но интересно

Часть вторая

Учиться трудно, но интересно

Часть вторая

На своё удивление, я довольно хорошо сдал вступительные экзамены в институт: из пятнадцати возможных баллов набрал тринадцать. И это после годичного перерыва в музыке! Ведь тогда, в школе при консерватории, во мне настолько убили весь интерес, что за весь год я даже ни разу не вспомнил о существовании скрипки и фортепьяно. Причём я чувствовал себя тогда просто ПРЕВОСХОДНО! У меня не болела голова, мне и моим родителям никто не трепал нервы…

Но, к сожалению, с таким количеством баллов принимали только тех, у кого педагогический стаж был не менее одного года. Но у меня-то его не было, и институтские ворота передо мной закрылись (в тот год был большой конкурс на место). Не теряя времени, я взял справку с отметками моих вступительных экзаменов и по совету моего среднего брата (тогда он только что вернулся из армии и собирался окончить последний - 4-й курс в музыкальном училище) с этой справкой без экзаменов поступил на 2-й курс музыкального училища.

К моему третьему, Лучшему и Любимому Педагогу. Может быть, кто-то из вас даже знает её: это Фаина Львовна Бурдо. Замечательный Человек и Педагог — вот так, с большой буквы!

* * *

Как ни странно, позднее, уже в середине сентября, мне стали присылать письма из педагогического института о том, что я все-таки зачислен студентом 1-го курса, и мне нужно срочно принести документы. Но, уже попав к Ф. Л. Бурдо, я не захотел идти в институт или ещё куда-либо. (Итак, из лучших педагогов могу выделить три любимых: Спорник Зулейха Шамильевна, мой старший брат Нияз и, конечно же, самый любимый из всех — Фаина Львовна Бурдо.)

За полгода занятий с Фаиной Львовной мы восстановили всё упущенное и забытое, а также я почерпнул много нового. За небольшой срок, приблизительно семь месяцев, мы со своим педагогом подготовились практически с нуля ко Всероссийскому зональному конкурсу скрипачей в Уфе в 1989 году. Наши занятия прошли недаром: в этом конкурсе я занял первое место и получил диплом лауреата. Тем самым утёр нос тем своим педагогам, которые советовали мне идти в ПТУ!..

Я хочу сказать, что иногда происходят такие ситуации, что все в один голос говорят: «Ваш ребёнок не способен, у него ничего не получится!» (Неважно, в какой области, в какой профессии: это может быть не только в музыке — в любой другой сфере.) Здесь важна прежде всего позиция самих родителей. Если они считают своего ребёнка способным и верят, что у него в дальнейшем что-то может получиться, — тогда не следует отчаиваться, закрывать на это глаза. Надо продолжать учёбу дальше по выбранной специальности.

Наверное, все знают эту пословицу, которая очень известна: «Плохих учеников не бывает — бывают плохие учителя!»

Эту историю я не очень люблю вспоминать, но всё же огромное спасибо моему любимому педагогу Фаине Львовне! Если бы не она, то, наверное, моя судьба сложилась иначе. Я бы не окончил консерваторию и не работал сейчас в оперном театре. Возможно, что я совсем не играл бы на скрипке.

Всём, чего я добился в профессии, я обязан Фаине Львовне Бурдо.

Сейчас она живёт в Израиле с детьми и внуками. Продолжает успешно преподавать. Её там тоже очень любят, ценят как профессионала и педагога. Правда, она уже старенькая, но характер у неё - дай Бог! Всем бы такой настрой! Она держится просто молодцом!

Прошло уже более 12 лет, как она уехала, но не изменилась. Недавно Фаина Львовна приезжала на юбилей нашего музыкального училища. Там мы с ней встретились и побеседовали. Было очень приятно.

Почему-то, хотя я и любил Фаину Львовну, но боялся её, несмотря на то, что и она меня любит, и говорит, что я у неё самый любимый ученик. Может быть, потому, что я её уважаю, приходить к ней с невыученным уроком для меня было всегда позором.

Чем-то я сравниваю её с Владимиром Владимировичем Шахиджаняном, провожу параллели, и для меня становится удивительным то, как они друг на друга похожи. Я так же уважаю моего «клавиатурного» учителя — Владимира Владимировича.

К сожалению, как правило, у хороших педагогов мы учимся очень мало. Наверное, так распоряжается сама судьба. Как говорится, хорошего помаленьку! Хорошего не бывает много! А ведь так хочется получить как можно больше от своего педагога! Но увы!..

Проучившись у Фаины Львовны два года, не закончив музыкального училища (оставался год), мне пришлось-таки поступить в консерваторию. Всё потому, что меня пытались забрать в армию уже после первого года обучения в училище. Делать перерыв в учёбе и идти служить — не хотелось. Но лишь студентам высшего учебного заведения дают отсрочку от армии…

Хорошо, что к тому времени у меня был аттестат о среднем образовании. И в 1990 году я поступил в Казанскую консерваторию. В том же году устроился на работу в театр оперы и балета им. М. Джалиля — в оркестр. Учёба и работа шли параллельно. Потому что я мог не волноваться: у меня была та самая отсрочка от армии на пять лет.

Начался трудный период. Мы были уже вроде бы почти взрослыми, и хотелось иметь свои денежные средства. Нельзя же всё время сидеть на шее родителей. И это подтолкнуло к тому, чтобы начать зарабатывать свой кусок хлеба.

Таких, как я — одновременно работающих и успевающих параллельно учиться не на заочном, а на дневном отделении, — в консерватории было немного. Но, так как работа в театре обычно делится на утренний и вечерний вызовы (утренний вызов с 11 ч. до 15 ч. и вечерний — с 18 - до 22), в промежутках мы успевали ещё и учиться.

В консерватории часто приходилось заниматься с 8 утра до одиннадцати. Затем — бегом в театр (хорошо, он находится рядом — через дорогу), отработать утреннюю репетицию, далее — опять в консерваторию до вечернего спектакля, ну а после уже работать весь спектакль в театре. Времени не было даже покушать. К вечеру было ощущение «выжатого лимона»…

Такой распорядок — в день по два раза приходить в консерваторию и заниматься — установил профессор Московской консерватории и дирижёр Фуат Мансуров. Многие меломаны должны его знать: он работал в Большом театре (а ныне Мансуров — главный дирижёр Государственного симфонического оркестра Республики Татарстан). В консерватории он вёл предмет «Симфонический оркестр». Обычно этот предмет бывает раз в неделю по три часа. Но так как преподаватель приезжал из Москвы, и нужно было за короткое время подготовить программу студенческого симфонического оркестра для концерта, нам приходилось на протяжении десяти дней заниматься каждый день по шесть часов. Представьте, это кроме семи-восьмичасовой работы в театре!

Конечно же, такой распорядок учёбы в консерватории никак не сравнить с распорядком в музыкальной школе. Обычно в школе занимаются подряд не более четырех часов, после чего остаётся время, чтобы отдохнуть и покушать перед уроками в общеобразовательной школе. А в нынешнее время я смотрю, как занимается мой племянник: это обычно за день два урока. Это может быть специальность и сольфеджио, или фортепиано. Нынешние учителя не особо любят заниматься с детьми. Я говорю, что это видно и в обычной школе, и в музыкальной. Педагоги любят, когда родители сами занимаются с ребёнком, а плоды пожинают, конечно, сами учителя. Такие уж теперь времена. Учителя сейчас получают очень маленькую заработную плату, и за такие смехотворные средства никто «пыхтеть» не собирается. Молодёжь, окончившая консерваторию, тоже не хочет идти в музыкальную школу…

До сих пор в нашей «музыкалке» работают те же учителя, которые работали в то время, когда я учился у них сам, будучи ещё ребёнком. Не знаю, что будет потом, если на их смену никто не придёт?!

Это, конечно, зависит от того, поднимет ли наше правительство заработную плату учителям или они будут продолжать ходить как нищие, на свои 1800 рублей! Правда, в нашей музыкальной школе лет десять назад учителя набирали по две и три рабочих ставки (не знаю, как сейчас), чтобы как-то выйти из этой ситуации. Но, согласитесь, о каком качестве преподавания можно говорить в этой ситуации?! Теперь у нас простой лифтёр, которому не требуется высшего образования, получает 3.500 руб. в месяц, а учителя и даже профессора получают не больше… Вот вам и ответ, почему молодёжь не идёт работать в школу.

Обратная сторона этой проблемы: учителя вынуждены заниматься взяточничеством — вытягивать деньги у родителей учащегося или студентов. Теперь дошло до того, что это ведётся на законном основании, как пожертвование для самой школы или вуза. Существуют банковские счёты, на которые родители переводят денежные средства, конечно же, не под дулом пистолета.

Вот так обстоят дела в образовательной сфере. Если раньше наши педагоги работали на энтузиазме, отдавались полностью искусству, то теперь этого уже не увидеть.

Ну, ладно, это было, как говорится, лирическое отступление. Вернёмся к разговору о музыке…

Продолжение следует…

741


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: