Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Юрий Соломин: что такое «по-новому сыграть любовь»? Это невозможно!

В Малом театре состоялась премьера спектакля в режиссуре Юрия Соломина по киносценарию Вины Дельмар «Дальше – тишина».

Ольга Шаблинская, «АиФ»: Юрий Мефодьевич, вас не обижает, что Малый театр называют «музеем»? Мол, если уж ставят одну классику, пусть бы придумали хоть современное прочтение пьес.

Юрий Соломин: Что значит «современное решение классики», кто-нибудь может мне ответить?! А что такое «по-новому сыграть любовь», кто-то знает?! Нет. Потому что это невозможно. В классике есть всё, что присутствует сегодня в человеке: доверие и недоверие, любовь, предательство, скандалы, интриги. Сейчас в искусстве многое разрешается. А вот мы ничего не переделываем – мы пытаемся проникнуть в суть того, что хотел сказать автор.

«Уходя со сцены, оставляйте кусочек своего сердца», – говорила великая актриса Вера Николаевна Пашенная, у которой я учился в Щепкинском театральном училище. И мы до сих пор стараемся в своих постановках и особенно в спектакле «Дальше – тишина» выполнять её завет. Знаете, я сразу зацепился за эту пьесу. Потому что она о тишине, которая нас всех когда-то ждёт, о любви, об отцах и детях. Это вечные темы!

От классики отказываться нельзя. Возьмём Островского. У нас в театре идёт, по-моему, 12 пьес этого автора: «Сердце не камень», «Свои люди – сочтёмся!», «Бешеные деньги», «Правда – хорошо, а счастье лучше», «Последняя жертва» и др. – и все спектакли пользуются неизменным успехом. Зритель смеётся и плачет, залы полны. И ещё мне никогда не было понятно: зачем менять авторское название? В нём же кроется решение спектакля.

– Юрий Мефодьевич, 2019-й официально объявлен Годом театра. Вас, человека, для которого театр стал делом всей жизни, это радует?

– Конечно! Лишь бы это не стало профанацией. В последнее время Министерство культуры помогает центральным театрам Москвы, Санкт-Петербурга выезжать в маленькие города. Когда едем на гастроли, мы показываем наши спектакли в полном соответствии с тем, какими их видит московский зритель, будь то самые дальние точки страны – Владивосток, Иркутск, Улан-Удэ. В прошлом году в Читу возили премьерные спектакли. Если бы вы видели, как там реагируют зрители! Поэтому мы открыли в марте ещё один филиал Малого театра – в Когалыме. Он выдержан в стиле нашего здания на Ордынке, только зал поменьше: у нас на 600 мест, а там на 300. В прошлом году во Владивостоке Мариинка открыла оперный театр. Это прекрасно! Мне хочется, чтобы в этом году и в будущем в провинции появилось ещё больше театров. Я люблю это слово – «провинция», сам оттуда. В Москве я учился в институте, а жизнь-то свою начал в Забайкалье.

Я – ребёнок войны, в 1943 г. пошёл в 1-й класс. Поэтому слово «провинция» употребляю с любовью и болью за тех людей, которые живут там. И если могу чем-то отдать дань моей родине, то тем, что привезти туда настоящий театр, наших актёров.

– «Жизнь – самый лучший театр, да жаль, репертуар из рук вон плох», – сказал великий писатель Оскар Уайльд. За годы исследования человеческой души что главное вы поняли о людском характере?

– (Долго молчит.) Я думаю, что человек – это самое сложное существо. Потому что он обладает душой.

– Душа, по-вашему, поддаётся воспитанию? Или с какой родился, с такой и проживёшь всю жизнь?

– Душу можно воспитывать, как и вкус. Причём воспитывать её надо со школьной скамьи. Душа у человека реагирует в любом возрасте, но реагирует только на настоящее.

Вот несколько лет назад в Щепкинском училище был дипломный спектакль по произведению Валентина Распутина «Последний срок». История умирающей старушки, окидывающей взглядом свою жизнь и жизнь своих детей.

Однажды при выходе стою, и с родителями выходит девочка лет 10–12 вся в слезах. Спрашиваю: «Что случилось, что ты плачешь?» А она отвечает: «Бабушку жалко». За этим нашим разговором наблюдали два парня. Когда я уже уходил, они подошли и сказали: «Спасибо, мы всё поняли».

– Во время репетиции вы кричали актёрам: «Нагоняй, нагоняй, бегай, бегай!» А я сидела и думала, глядя на вас: а сам-то Соломин откуда берёт эту энергию в течение многих лет, чтобы всех зарядить?

– Силы уходят, но я заряжаюсь, когда вижу хорошее исполнение: будь то музыка или драматический спектакль, балет, футбол или гимнастика. Ещё я очень люблю смотреть фильмы о животных. Это же прекрасно – видеть, как люди относятся к братьям нашим меньшим.

У нас государство деньги выделяет на приюты для бездомных животных. У меня всё нет времени их посетить, но обязательно съезжу туда. И знаю, что не удержусь и заберу кого-нибудь, а у меня уже три собаки есть и четыре кошки, понимаете? Мало того, и у моих правнуков уже есть три собаки и одна кошка – это передаётся (смеётся). Очень хорошо, когда у ребёнка есть о ком заботиться. «Ты же хотел щенка? Иди погуляй с ним!» – так в человечке воспитывается чувство ответст­венности.

Знаете, очень многое можно сказать о человеке по тому, как он смотрит на бездомных собак и как с ними обращается. Если жестоко, я бы не стал дружить с таким человеком – он никого не пожалеет.

Ольга Шаблинская

Источник

60


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: