18+

Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Влияние смартфонов на детей в России: выявлены поразительные факты

Почти половина школьников общается с гаджетом «весь день», без телефона начинается ломка

«Поколение несчастливых детей», «зомбированные гаджетами» — мы нещадно клеймим такими определениями подростков, которые родились в начале нулевых и стали первыми в мире людьми, не знающими жизни без Интернета. Нам — взрослым — пришлось подстраиваться под новую действительность. Они — дети — в этой действительности уже родились. Они не знают, как человечество обходилось без социальных сетей. А времена без телефонной связи и вовсе считают доисторическими.

 

фото: Алексей Меринов
 

Год назад статья американской журналистки и социолога Джин Твенге о разрушительном влиянии смартфонов на подростков взорвала Интернет. После выводов, к которым приходит автор, хочется продать на сайте бесплатных объявлений все семейные девайсы, а вырученные деньги вложить в разработку машины времени. Чтобы одним прекрасным утром махнуть лет на сорок вперед и задать один-единственный вопрос: «Ну как вы там, потомки, — все еще сидите, уткнувшись в гаджеты?»

С помощью специалистов мы попытались понять, права ли Твенге? И так ли страшны гаджеты, как их малюют?

Эксперты сошлись в одном: ответственность за покалеченную психику детей лежит не на смартфонах, а на родителях, которые позволили гаджету занять позицию главы семьи. С другой стороны, нашим детям выпала честь (или несчастье?) стать экспериментальным поколением, по которому потом будут судить о цифровом влиянии на жителей планеты.

Виртуальный рай или добровольное рабство?

Российская действительность все же отличается от американской. Отечественные ученые, безусловно, не одобряют одержимость гаджетами, но делают более оптимистичные прогнозы. Принято считать, что поколение сменяется другим в течение 20–25 лет. Жители планеты, родившиеся после 1998 года, получили название «постмиллениалы». Если говорить о России, среда, в которой выросли эти дети, является полной противоположностью той, которая царила в стране в 80-е и 90-е. Люди той эпохи руководствовались принципами, направленными прежде всего на комфорт других. Помните поговорку «Я — последняя буква алфавита»? Родители и бабушки вдалбливали нам, что нельзя повышать голос в общественном месте, что надо делиться, даже если не хочется, вести себя так, чтобы за тебя не было «неудобно перед людьми». В общем, потребности окружающих ставились выше, чем свои собственные.

Буква «i» в продукции Apple в первую очередь означает Internet. Но также она внесла в нашу жизнь и важный переносный смысл. I-поколение — это поколение «Я». Не в плане эгоизма, а в плане самоанализа, внимания к своему внутреннему миру, попыток разобраться, кто я. Современное «я» — это про любовь и принятие себя без навязанных рамок. Отсюда такая бешеная популярность соцсетей: мы моделируем слепок нашей личности в виртуальном пространстве, можем приоткрыть завесу души человека, не вступая с ним в диалог. Сейчас, в 2018-м, это внимание к себе порой настолько гипертрофировано, что впору требовать переименовать Iphone в Wephone. Тем не менее постмиллениалы гораздо лучше разбираются в себе — и тратят на это слишком много времени.

Современные подростки отличаются от предыдущего поколения тем, что практически у каждого из них есть друг, с которым никогда не скучно. И да, этот друг — смартфон. Американские исследования показывают, что их школьники перестали тусоваться на баскетбольных площадках и катках, а свободное время проводят в своих комнатах в обнимку с гаджетами. В России среди детей тоже отмечается тенденция к домоседству. Они стали реже бесцельно шататься по улицам. Казалось бы, постоянное нахождение дома должно укрепить внутрисемейные отношения. Однако практикующие психологи говорят, что это не так.

— Подростки сейчас действительно не рвутся на улицы: многие сидят дома при условии, что у них есть телефон с выходом в Интернет, — рассказывает семейный психолог Наталья Панфилова. — Увы, несмотря на то, что дети под боком у родителей, нельзя сказать, что они стали ближе друг другу. Ведь физическая близость ничего не дает в голове. Ребенку по мере развития нужно живое общение. Особенно если речь идет о хорошо развитых и требовательных в плане общения детях. Если родитель амебный, измученный работой, и разговор с ребенком для него не разрядка, а дополнительная нагрузка, — дети это элементарно чувствуют. Даже без лишних слов. Если вечером мама или папа в полуобморочном состоянии лежат на диване, что остается делать ребенку? Конечно, он предпочтет потусить в Интернете, чем тормошить этого полуживого родителя. Ребенок отлично знает: начнешь приставать — еще и ушат негатива получишь на свою голову. Вот он и думает: «А мне это нужно? Спасибо, не хочу». И все, тема закрывается.

Потребность детей сбежать из мира взрослых в свой собственный мир никуда не исчезла. Только раньше это были гаражи и детские площадки, а теперь их заменило виртуальное пространство. В редких случаях это может стать патологией. Практикующие врачи рассказывают о молодых пациентах, которые справляют нужду в пластиковые бутылки: они настолько погружаются в Сеть, что не могут себя заставить подняться со стула и сходить в туалет.

«Не выпускают из рук смартфоны в течение дня»

Российские социологи называют детей, которые родились в цифровую эпоху, «комфортным» поколением. Людьми, которые «сходят с ума от того, что им нечего больше хотеть». Они родились в эпоху финансовой стабильности: да, не всем из них родители могут купить последнюю модель айфона, но они могут позволить себе носить модную одежду и иметь гаджет с выходом Сеть.

Доступность благ снизила уровень тревожности за свое будущее, которое было у предыдущего поколения. Дети не замотивированы на получение хорошего образования, со школьной скамьи знают, что хоть куда-нибудь, да поступят. Если не получится на бюджет, родители напрягутся и пристроят их в вуз на платной основе.

В прошлом году студентка Тульского педагогического университета Екатерина Кудинова изучала влияние гаджетов на учеников выпускного класса одной из областных школ. Исследование показало удивительные результаты: 78% школьников признались, что вообще не выпускают из рук смартфоны в течение дня. В опросе также приняли участие преподаватели. Они подтвердили, что чрезмерное употребление гаджетов влечет за собой катастрофическую деформацию учебной деятельности. Учителя отметили у старшеклассников:

— дефицит внимания и концентрации — подростки гиперактивны и крайне рассеянны;

— дефицит слухового аспекта — они плохо воспринимают информацию на слух, не могут повторить то, что сказали ученики до них;

— дефицит активной искры и снижение фантазии — им совершенно не интересно рассуждать, они не в состоянии написать сочинение, создать новый образ.

В российских школах нет категорического запрета на гаджеты. Часто телефоны запрещают доставать в классе, но старшеклассники прячут их под тетрадями, в пеналах — и постоянно мониторят ленты соцсетей. По сути, подростки присутствуют в кабинете лишь физически.

Кстати, во Франции недавно приняли закон, запрещающий пользоваться телефонами в начальной и средней школе. Причем это распространяется не только на учеников, но и на преподавателей. Инициативу поддержали далеко не все французы.

«Раздражительность и легкая паника»

Специалисты говорят, что повальное увлечение гаджетами не только снижает качество учебы, но и оказывает негативное влияние на настроение и психический фон подростков. Подобные исследования периодически проводятся в школах России. Результаты практически везде одинаковы: оставшись без смартфона, школьники тоскуют, испытывают растерянность и совершенно не знают, чем себя занять.

В 2016 году в школе №43 в Братске среди учеников был проведен эксперимент, инициаторами которого стала группа девятиклассников. Они отобрали 108 учеников с 7-го по 11-й класс и предложили им принять участие в эксперименте. Исследователи предположили, что у школьников, чрезмерно увлекающихся гаджетами, может возникнуть абстинентный синдром («ломка»). Это состояние обычно возникает при внезапном прекращении приема вредных веществ и характеризуется психологическими, неврологическими и вегетативно-соматическими расстройствами. Зависимость от гаджетов носит такой же характер, как наркотики и алкоголизм, а значит, внезапный отказ от них будет сопровождаться похожими симптомами. Это в первую очередь чувство потерянности, грусть, паника.

Сначала школьники ответили на 20 вопросов. На вопрос «Вы берете с собой телефон повсюду (в туалет, ванную, постель)?» 70 процентов ответили положительно. «Если вы забыли телефон дома, вы испытываете дискомфорт?» — 77 процентов ответили положительно. «Сколько времени занимает у вас работа с гаджетом?» — 44,5 процента выбрали вариант «весь день», 35 процентов — «более 3–4 часов». «Есть ли вы в социальных сетях?» — 98 процентов ответили «Да». «Почему именно этот телефон вы выбрали?» — ответ «Наличие Интернета» выбрали 88 процентов.

После первого анкетирования было проведено второе исследование, которое заключалось в том, что ученики проведут один учебный день без своего электронного устройства. В нем приняли участие 66 человек из 9–11-х классов. Продержаться весь день без телефона смогли только... 5 человек! Буквально через час после начала 11 подростков воспользовались смартфоном. Через 2 часа в телефон уткнулись еще 6 человек, через 3 часа — 8, через 4 часа — 12, через 5 часов — 11, через 6 часов — 13. Все принявшие участие в проекте отметили ощущения, которые испытывали, оставшись без гаджета. Во время эксперимента у большинства обучающихся наблюдались:

1. Раздражительность.

2. Скука.

3. Потеря во времени.

4. Легкая паника.

5. Ощущение потери.

6. Дискомфорт.

7. Чувство ненужности.

Эти симптомы сразу же исчезли при возобновлении пользованием сотовым телефоном.

Что же это означает? Медленно, но верно электронные устройства снижают качество жизни подрастающих детей. Причем совершенно незаметно для них самих.

Смартфоны-убийцы: от чего умирают подростки

Гаджеты все чаще становятся причиной подростковой смертности. В 80-е и 90-е родители боялись, что дети упадут в открытый люк с кипятком, провалятся в прорубь, разобьются, лазая по заброшенным стройкам. Современным подросткам не нужно далеко ходить за смертью. По всей стране дети гибнут в собственных ваннах — и не от того, что тонут. Криминальная хроника «МК» пестрит заголовками, за которыми скрывается одна и та же трагедия. «Подмосковную школьницу убило током, когда она принимала ванну с мобильником». «Принимавшая ванну красноярская школьница уронила телефон и погибла». «Смартфоны убивают детей: трагедия в ванной на севере Москвы». У всех этих (и других подобных) случаев есть один общий момент — телефон в это время находился на подзарядке и в какой-то момент оказался в воде. Все дети погибли от мощнейшего удара током.

Элементарная техника безопасности, которую нужно вбивать в голову с того момента, когда ребенок впервые взял в руки телефон: если устройство подключено к розетке — держись подальше от воды. Одно неосторожное движение — и вместо живого человека мы получаем труп.

— Принимать ванну с телефоном на зарядке нельзя категорически, и современные дети должны об этом помнить всегда, — говорит учитель ОБЖ высшей квалификационной категории Валерий Николаевич Комаров. — В воде ток воздействует на тело со всех сторон, сердце останавливается почти мгновенно. В школьной программе не прописаны основы безопасности работы со смартфонами, но мы с учениками их разбираем. Как правило, сначала эта тема вызывает у них смех. Но по мере углубления в материал они проникаются. Я предлагаю им найти дома инструкцию от гаджета и внимательно ее прочесть: многие очень удивляются почерпнутой оттуда информации.

В топ-3 причин, по которым подростки 15–18 лет получают травмы, входит селфимания или маниакальное желание запечатлеть себя в момент экстремального поступка. Друзья забрались на мост и решили снять эффектный кадр с проезжающим поездом. Девочка сорвалась. Парень решил выпендриться перед одноклассниками и по мосту перебраться на другую сторону железной дороги. Происходящее снималось на камеру. Погода была сырая, его ударило током, отбросило на рельсы...

Медики говорят, что поколение, воспитанное на гаджетах, вообще отличается хрупкостью костей.

— Сегодня с самого раннего детства формируется сидячий образ жизни, — констатирует детский врач-травматолог Георгий Афанасьевич Чоговадзе. — Раньше дети были более крепкие физически, ведь мы носились по двору до позднего вечера. Сейчас оглядитесь — все сидят в телефонах. Недавно в школы внедрили сдачу норм ГТО, и результаты весьма грустные: современные дети не способны выполнить эти нормы.

Благодаря виртуальной жизни наши дети подвергаются и другой опасности. Они слишком доверяются миру Интернета, не подозревая, что собеседник может оказаться плохим человеком. С 17-летней дочерью моей коллеги произошла очень неприятная история. Девушка поступила в престижный вуз, стала изучать японский язык. В социальной сети с ней познакомился юноша, представился гостем из Южной Кореи и пригласил на свидание. Во время рандеву парень всячески пытался произвести на спутницу впечатление, только странным образом: пренебрежительно отзывался о ее одежде и сумочке, хвастался своим дорогим прикидом, обещал подарить ей модные дорогие вещи. В ходе разговора выяснилось, что парень и не кореец вовсе, а выходец одной из бывших республик СССР. Первокурсница довольно быстро поняла, что им не по пути, и мечтала как можно скорее отделаться от кавалера. Но по дороге домой парень внезапно заблокировал двери машины и сказал, что свидание ей придется продолжить у него дома. Чудом девочке удалось уболтать его, давя на жалость и умоляя отложить все до следующего раза. Псевдокореец отключил блокировку дверей и отпустил студентку восвояси. Естественно, больше она на связь не выходила.

«Нет ни малейших оснований сказать, что мы победили это проблему»

Врачи говорят, что зависимость от гаджетов начинается тогда, когда родители и не подозревают о западне, которую сами готовят своему ребенку. Сегодня дети знакомятся с электронными устройствами еще в младенчестве.

— Родители дают ребенку телефон или планшет по разным мотивам — чаще всего, чтобы занять его, чтобы развивать, — рассказывает заведующая Детским наркологическим центром ГБУЗ «МНПЦ Наркологии ДЗМ» Вероника Готлиб. — С одной стороны, я поддерживаю это. Но любая нагрузка в детском возрасте должна быть дозирована. И если режим сна, бодрствования, приема пищи, игр родители стараются соблюдать, то с дозированием гаджетов у нас проблема. Надо есть ребенку — он ест под мультики, надо маме заняться какими-то рабочими моментами — ему снова дают планшет. И набегает достаточно большой объем времени. Планшет становится палочкой-выручалочкой.

Вручая младенцу планшет, мы даем ему сильный световой и звуковой раздражитель. Яркий свет, мерцание, звуки — все это воздействует на нервную систему и нарушает привычное восприятие мира. Когда мама разговаривает с ребенком, когда читает ему книгу, она делает это спокойным размеренным голосом, на приятной частоте. И ребенок реагирует на именно такой уровень звуков. Длительное «общение» со смартфоном, откуда доносится громкая музыка, звонкие голоса, вспышки света, формирует высокий порог раздражителя. Чем больше ребенок проводит время с такой «развивашкой», тем хуже он будет реагировать на привычную спокойную речь. Поэтому специалисты советуют изначально ставить границы по времени использования гаджета.

Первые дети, которых нужно было лечить от компьютерной зависимости, появились около десяти лет назад. Что любопытно, за это время количество обращающихся за помощью к психиатрам не выросло. В стационаре Детского наркологического центра ежегодно лечится всего около пяти человек. Но если у ребенка нет тяжелой зависимости, это вовсе не значит, что его настроение и психологическое состояние остаются в норме.

— Количество обращений к нам не растет еще и потому, что многие родители даже не видят в этом проблемы, — объясняет Вероника Яковлевна. — К примеру, они считают, что ребенок вырастет и будет программистом. Может, так и случится. Но будет ли он социально адаптированным — большой вопрос. Родители часто не замечают опасности, ведь они тоже пользуются Интернетом. Например, если мы говорим о наркотиках, то взрослые знают, что это беда, надо срочно что-то делать. А в случае с гаджетами папа и мама часто считают так: ребенок дома, под боком, чем-то занят — ну и отлично. Нигде не шляется, с плохими компаниями не связывается — просто мечта! А ребенок в это время превращается в настоящего маргинала.

Эксперты отмечают, что не только в России, а во всем мире появился тренд интровентированности. Люди сидят за одним столом, но общаются не друг с другом, а с невидимыми собеседниками в телефоне. К чему это приведет, пока неясно. Но если родители не замечают того, что ребенок пропадает в телефоне, это может иметь дурные последствия: эмоциональные, психологические и даже психические нарушения.

— Нет ни малейших оснований сказать, что мы победили эту проблему, но мы ее изучаем, — говорит Готлиб. — Важно помнить, что природа зависимости от наркотиков и от Интернета — одна и та же. Однако если у подростка есть смартфон, вовсе не обязательно, что он столкнется с зависимостью.

Авторитет родителей упал еще ниже

Родители 14-летнего Ивана обратились к психологу с вполне распространенной проблемой: сын полностью ушел в виртуальный мир. Достучаться до него нереально, подросток просто не реагирует на внешние раздражители. Спрашивают, что будет на ужин, — Иван даже не поднимает головы. Мама повторяет вопрос еще два раза, повысив голос. Сын нехотя отрывается от экрана: взгляд стеклянный, он не может сразу переключиться и дать ответ, который от него ждут.

— Я всячески призываю родителей, чтобы они как можно больше сами общались со своими детьми, брали их куда-нибудь, креативили, — говорит психолог Наталья Панфилова. — Худшее, что можно сделать в такой ситуации, — стоять над душой и как попугай талдычить «вылези из Интернета». Это не сработает. У многих родителей работа связана с Интернетом, часто это переносится в дом. Рабочий день закончен, а мама с папой по инерции что-то роют в ноутбуке. Дети это видят и считают нормой. Это как раз должно рождать понимание. Отвратительно, когда родители сами не вылезают из соцсети или переписываются с кем-то, а ребенку запрещают. Такие двойные стандарты дети очень хорошо запоминают и потом «тюкают» ими родителей со страшной силой. Эффект этих увещеваний сводится к нулю. Если нельзя ребенку — то и родителям нельзя. Это то же самое, как курящие родители запрещают курить ребенку. Это вызывает улыбку. «Да, я курю, я взрослый, а ты даже не думай». Это что такое?

Специалисты призывают бросить взгляд в прошлое. 50 лет назад родители паниковали из-за того, что ребенка невозможно оттащить от телевизора. Конечно, влияние ТВ не настолько воздействует на психику, как гаджеты. А самое главное, что с появлением в жизни подростка смартфона родитель становится абсолютно ему не конкурентным. И это становится реальной проблемой. Даже если дети идут куда-то со взрослыми, они все равно увлечены смартфонами.

— Это как раз должно подстегивать родителя быть конкурентноспособным телефону, — считает Панфилова. — Почему родитель такой скучный для своего ребенка? Почему ему интересней в телефоне, чем со своей семьей? Задайте этот вопрос СЕБЕ. Да, это будет не самый удобный вопрос. Но ответить на него необходимо.

Причем недостаточно просто куда-то выбраться, нужно продумать, чтобы младшим членам семьи это было действительно интересно. Подросток, конечно, пойдет и в цирк, и в зоопарк. Но важно, как будет строиться это совместное время. Если родитель сам воспринимает прогулку как наказание или вынужденную вылазку, ничего хорошего не выйдет.

— Даже в самом классном и интересном месте можно испортить ребенку настроение. Вы, наверное, и сами часто видели ситуацию, когда взрослые постоянно дергают детей: мороженое нельзя, близко не подходи, зачем ты прямо на землю сел?! Ребенок в стрессе, он думает: «Да лучше бы я мультики дома сидел смотрел!» И в следующий раз, когда ему говорят «а пойдем?...» он ответит «Ээ, я дома у телека останусь». Так было и 20, и 40 лет назад. А сейчас все повторяется, но с Интернетом.

И все же, по мнению специалистов, опасность гаджетомании преувеличена. Не надо так сильно бояться жизни, есть смысл дать ребенку поэкспериментировать. Просто надо приглядывать за ним, разговаривать, а главное — не паниковать. Подростковый протест опасен тем, что чем больше родитель истерит и запрещает, тем хитроумнее план подростка по сопротивлению. Прежде чем запретить, надо предложить альтернативу. Вам кажется, что семейный вечер в театре — прекрасная идея, от которой ваш сын или дочь будут прыгать от радости и забросят свой смартфон? Не факт. Ваш ребенок может так не считать. Влезьте в его шкуру, подумайте о том, чем он увлекается. При этом нет смысла запрещать ему пользоваться Интернетом и соцсетями. Пусть будет одна страничка, зато настоящая, о существовании которой вы будете знать.

Психиатры же считают, что сейчас самое время задуматься о введении уроков, посвященных дозированному общению с гаджетами. Причем начинать массовое воспитание необходимо с детского сада. Никто из подрастающего поколения не сумеет избежать сетей Всемирной паутины. А значит, надо учиться с этим взаимодействовать.

Моей старшей дочери недавно исполнилось 7 лет. В сентябре она пошла в первый класс, мы отдали ей старый простенький смартфон, по которому она звонит, когда хочет пообщаться. У многих ее одноклассников такая же история. При том, что у учительницы есть дежурный телефон, по которому тоже можно звонить, и родителям, и детям удобнее иметь прямой канал связи друг с другом. Алиса и большинство ее сверстников еще не успели слиться воедино с телефоном. Однако уже в этом юном возрасте мы наблюдаем, как легко и быстро можно стать заложником виртуальной реальности.

Теплый осенний день, мы с подругой и тремя детьми идем гулять в парк. За 15 минут дороги дети три раза просят разрешить достать телефон. Сначала мы отказываем. Потом, устав от напора, предлагаем компромисс: сначала час гуляем на площадке, потом можно чуть-чуть поиграть в игру в телефоне. Дети радостно уносятся на площадку. Но при этом каждые 10 минут подбегают к нам и уточняют: не подошло ли время для телефона? Когда этот момент наконец наступает, они плюхаются на лавочку и с головой погружаются в игру. Следующие полчаса они даже не поднимают головы. На улице успевает стемнеть, мы успеваем допить кофе, а дети даже не двигаются с места... Мы говорим, что пора идти домой. Они выныривают из смартфона и удивленно оглядываются по сторонам: «Уже что, вечер?!» В 2018-м сказка о потерянном времени начиналась бы именно так.

ЦИФРЫ И ФАКТЫ

В 2010–2013 гг. специалисты Казанской государственной медицинской академии провели анкетирование 130 семей, имеющих детей от 1 до 5 лет. Все дети были разделены на 2 группы. В первой группе были дети без речевых нарушений, во второй группе у детей диагностированы проявления общего недоразвития речи в сочетании с аутистикоподобными нарушениями.

74% опрошенных семей регулярно использовали гаджеты для раннего развития ребенка, для отвлечения и утешения ребенка, при нарушениях поведения, для приобретения личного времени. Достоверно чаще электронные устройства использовались во второй группе — 84%.

В 86 (66,2%) семьях родители проводят большую часть свободного времени с компьютером или другим электронным устройством. В 59 (45,3%) семьях за игрой родителей наблюдают дети.

В семьях, где дети и взрослые слишком часто пользуются гаджетами, выявлены следующие факторы риска нарушения коммуникации:

1) в 60% семей — речевая депривация (родители, приходя

после работы, включают телевизор и немногословно, с единичными комментариями, всей семьей его смотрят);

2) в 56,9% — постоянное фоновое воздействие на слуховой

анализатор (радио или телевизор работают в качестве сопровождения игры ребенка или еды);

в 51,5% — речевое общение делегировано техногенным средствам, не требующим выстраивания диалоговой коммуникации (включают мультфильмы в надежде, что он освоит фразовую речь («речевые клише»), услышав ее от любимых персонажей);

в 45,4% семей — предлагают игровую деятельность, для которой речь не требуется (гаджеты).

Выводы:

Если ребенок бесконтрольно «зависает» с планшетом и компьютер становится лучшим другом, если образ жизни семьи позволяет компьютеру интегрироваться в семейную систему, если время, проведенное с гаджетом, имеет большую ценность, чем совместное общение с родителями, сверстниками, чтение книг, прогулки и занятия спортом, значит, нарушился эволюционно-цивилизационный алгоритм жизни семей и воспитания детей. Безответственное пользование достижениями цивилизации становится фактором риска дезинтеграции и деградации психических функций и поведения детей, семей и общества.

 

фото: Иван Скрипалев
 

 

Елена Апрельская

Источник

60


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: