Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Вуайеризм, гомосексуальность и венерофобия

Сексологи — о том, что волнует мужчин

«У меня порнозависимость, что делать?», «Считается ли изменой эротический массаж?», «Мой член какой-то не такой» и другие популярные мужские вопросы — и ответы сексологов.

Мужская сексуальность в современном обществе рассматривается преимущественно с медицинской точки зрения и сосредоточена на физиологии эрекции — таковы результаты исследования гендерных различий в сексологии, которое провела бразильский антрополог Фабиола Ронден. Самые частые вопросы, с которыми мужчины идут ко врачу: «Почему у меня не стоит так, как раньше?», «Что делать, если во время секса у меня упал?» и тому подобные.

Но не всех тревожит исключительно потенция. О мужских проблемах и о том, как с ними справиться, рассказывают сексолог, президент «Профессионального объединения врачей-сексологов» Евгений Кульгавчук, уролог и автор книги «Bravo, penis! Об интимной жизни глазами врача» Екатерина Макарова и врач-психотерапевт и клинический сексолог Василий Шевляков.

«При мастурбации всё хорошо, а как дело доходит до секса — осечка за осечкой...»

Евгений Кульгавчук

Мужчины часто обращаются ко мне с жалобами на снижение или потерю эрекции. В таких случаях сначала исключаются различные физиологические и психические заболевания. Если обнаруживаются проблемы, назначается лечение: кому-то — гормонозаместительная терапия, кому-то — антидепрессанты, кому-то — ингибиторы фосфодиэстеразы (самый известный препарат этой группы — «Виагра»), кому-то нужна физиотерапия, а кому-то нужно пересмотреть лечение, назначенное предыдущим врачом.

После этого рассматривается образ жизни пациента. Например, он может банально не высыпаться, и из-за этого у него снижается потенция. У другого — сильный стресс на работе, у третьего — лишний вес, у четвертого — семейные проблемы. Мы подробно разбираем все сферы жизни. По мере нашего общения могут вскрываться старые психотравмы, которые мешают качественной половой жизни. Всё это можно решить, но не всегда получается сделать это за один сеанс.

Екатерина Макарова

У мужчин старше 45 лет на первый план выступают соматические проблемы.

У мужчин младше тридцати в основном актуальны психологические причины: неуверенность перед первым половым актом, сомнения в своей сексуальной ценности в начале отношений.

Эта проблема также может быть связана с синдромом тревожного ожидания сексуальной неудачи. После исключения соматической патологии мы разбираем сексуальный цикл мужчины: выясняем, где он делает ошибки и какие, на каком этапе близости срывается процесс. Если какая-то из фаз проскакивает или не выполняется, то может возникать дисгармония. В случаях, когда ее можно преодолеть, изменив поведение, я рекомендую конкретные способы и техники.

«Доктор, нормально ли это?»

Екатерина Макарова

Ко мне часто обращаются с вопросом верификации нормы. Мужчины спрашивают: «У меня вот такие особенности. Нормален ли я? Что мне с этим делать? Как адаптироваться к этому? Как искать партнершу?» В основном это жалобы на мнимые дефекты, отклонения — то есть неправильное восприятие нормы.

Например, пациент говорит: «Доктор, я чувствую себя сексуально некомпетентным, потому что я не могу совершить второй половой акт за один раз. Я читал, что у кого-то бывает по два, у кого-то — три, у кого-то — десять, а у меня всего один». Это мнимый больной. В норме мужчина должен совершить один половой акт. Даже в возрасте сексуальной гиперактивности (18–22 года) большее количество возможно не у всех.

Или: «Доктор, у меня слишком короткий половой акт — всего три минуты. А хотелось бы десять».

Согласно Европейской ассоциации урологов, нормальным считается половой акт, который длится дольше одной минуты. Поэтому я задаю вопрос: «А чего бы вы хотели достичь за эти десять минут?»

Получаю ответ: «Чтобы партнерша была удовлетворена». И тогда мы начинаем разбирать персональные особенности его половой жизни, и думаем, как можно утолить сексуальное желание партнерши не за счет длительности периода фрикций, а другими способами. То есть моя работа заключается в нормализации восприятия пациентом себя и своих физиологических возможностей.

Василий Шевляков

За последние десять лет сексуальная грамотность повысилась, но всё равно существует слишком много мифов и стереотипов в различных источниках, в том числе и в порнографии.

Часто мужчинам не на что опереться в понимании того, что с ними происходит: это норма или серьезное отклонение, с которым нужно что-то делать. Когда такие мужчины обращаются за консультацией, прием у специалиста превращается в лекцию по общей сексологии.

Я рассказываю, как устроена физиология мужской сексуальности, какие есть нормы и отклонения. Мы вместе находим точку опоры, чтобы в дальнейшем мужчина не проваливался в сложные переживания и понимал, что всё хорошо.

Например, человек обращается по поводу преждевременного семяизвержения, но проблема оказывается мнимой. Просто у мужчины было представление, что удовлетворять женщину нужно долго, поэтому 5–15 минут, которые он может выдавать, его не устраивали.

Был мужчина, который не позволял себе начинать сексуальные отношения с девушкой, с которой у него завязался роман, потому что он думал, что у него очень большой член, который будет доставлять дискомфорт партнерше. Его девушка оказалась неопытной, поэтому не могла подтвердить, соответствуют ли его размеры норме или нет.

Еще был мужчина, которого ко мне отправили врачи-урологи. Он жил с уверенностью, что его мошонка мешает заниматься сексом и не нравится женщинам, потому что она «гигантская».

Пришлось приводить доводы чуть ли не в граммах, сколько должна весить мошонка, и что, вообще-то, в процессе полового акта она значительно уменьшается в размерах и меняет форму.

«Меня зовут Володя, и я порнозависимый»

Евгений Кульгавчук

С зависимостью от порно мы работаем как с любой аддикцией. Сначала формируется осознание, к чему приводят действия человека. Далее выясняем, что стоит за зависимостью.

У кого-то частая мастурбация на порно — это «собственноручная» психотерапия для снятия стресса. У кого-то — это симптом невротизма, тогда рекомендуется не только психотерапия, но и препараты для снижения тревожности.

Когда у человека формируется готовность отказаться от привычного поведения, мы переключаем его — убираем плюсы и добавляем минусы, то есть делаем так, чтобы реализация стала сложной.

Для этого некоторым пациентам приходится менять смартфон на кнопочный телефон на три месяца. Кому-то рекомендую установить программы, которые блокируют сайты и отслеживают трафик. Параллельно с этим апгрейдим имеющиеся отношения или начинаем поиск новых, подтягиваем навыки знакомств и самооценку. Последний шаг — закрепление нового поведения, чтобы дальше не было срывов.

«Не могу перестать подглядывать за девушками в туалете»

Василий Шевляков

Ко мне приходят с различными формами нарушений и проблем сексуального влечения. Чаще всего это вопросы, связанные с вуайеризмом, желание сексуальных экспериментов с БДСМ, ролевыми играми, свингерством, фиксацией и т. д. Обычно такие мужчины говорят: «Я хочу вот так, а моей партнерше не нравится, но для меня это очень важно».

Или приходит пара. Она говорит, что ей хочется, чтобы он связал ее и ласкал два часа, а он вообще не понимает, что в этом сексуального и называет извращением. В большинстве случаев это означает, что в отношениях есть недопонимание и что-то идет не так.

Дополнительная стимуляция возбуждения и страсти часто связана с нехваткой простых радостей отношений, например, душевной близости или телесного контакта.

Я веду и сложные формы перверсий, такие как эксгибиционизм, латентная педофилия, то есть формы тяжелых сексуальных отклонений, которые рано или поздно полностью замещают естественное сексуальное поведение и сексуальные отношения человека, меняют его систему ценностей.

Евгений Кульгавчук

Если это не ярко выраженный фетиш, то мы просто адаптируем человека, например, работаем с парой для того, чтобы партнерше тоже начало нравится такое поведение. Но бывает, что адаптация затруднена: например, мужчине не нужен секс как таковой, главное — помассировать ступни. В таких случаях мы работаем как с аддикциями.

Раньше ко мне приходили фроттеристы, которые переживали, что они не могут перестать тискать женщин в метро, и говорили об этом, сильно смущаясь. Сейчас они создают в соцсетях сообщества и не стыдятся своих пристрастий, а даже гордятся ими. А патологические, по сути дела, модели садо-мазохистического поведения воспеваются в массовой культуре.

Происходит депатологизация, и такие модели поведения становятся одним из способов разнообразия сексуальной жизни. И из-за этого люди могут даже не замечать, что им мешает это поведение.

А чем больше они его закрепляют, тем больше проблем будет в будущем. Например, в какой-то момент им становится мало ощущений и они усилят их до опасных граней, что может привести к негативным последствиям. Как пример, случаи удушения до смерти во время секса.

«Как-то не очень хочется...»

Василий Шевляков

Ко мне обращается всё больше мужчин по поводу отсутствия влечения к своим партнершам. Похоже, мужчины стали более внимательны к своему сексуальному здоровью и взаимоотношениям. Лет десять назад в основном их интересовала физическая часть, то есть насколько они вообще в состоянии заниматься сексом.

Я могу выделить две самые частые причины снижения влечения. Первая — семейная дисгармония, когда в отношениях появляется много непроговоренных переживаний, отсюда — тревога и страхи, которые истощают нервную систему. Естественно, от этого страдает сексуальная жизнь.

Мужчина не понимает, что происходит. В его представлении у него есть идея, что нормальный мужчина должен хотеть 24 часа в сутки. Конечно, он сильно пугается и приходит ко мне — не потому что есть напряжение в отношениях, а потому что сексуальное влечение уменьшилось.

Второй частый момент — взаимоотношения доходят до критического состояния, когда возникает неприятие и отвращение к человеку как сексуальному партнеру. Мужчина приходит и говорит, что ему в принципе психологически и социально хорошо с партнершей, но нет сексуального возбуждения.

Отвращение — универсальный механизм разрыва контакта с чем угодно: людьми, едой, работой. Знак того, что наша невозможность принимать что-то физически или психологически достигла апогея.

Если возникает психологическое чувство отвращения, то есть не хочется, чтобы партнер прикасался, не хочется близости с ним, нет желания проводить вместе время и делиться важной информацией, то это вопрос о нарушении безопасности в отношениях. И это больше вопросы семейной психологии.

К сексологу чаще обращаются, если есть отвращение на уровне телесного контакта: противны запахи, прикосновения, поцелуи. В таких случаях я провожу диагностику, чтобы лучше понять истоки проблемы. Далее назначается индивидуальная или семейная психотерапия. Это позволяет разрешить проблемы с накопившимися негативными переживаниями и развернуть партнеров друг к другу, снизить отчуждение и помочь им двигаться к решению сексуальных вопросов.

«Кажется, я изменил...»

Екатерина Макарова

Вопросы измен актуальны как никогда. Чаще всего пациента волнует, не подхватил ли он какую-нибудь инфекцию. Бывают вопросы по поводу сексуальных техник, когда с женой в привычном сценарии не используется то, что мужчина попробовал где-то еще.

Сейчас очень популярны салоны эротического массажа, где женщина делает релаксирующие процедуры, заканчивающиеся мастурбацией мужчины. Многие не воспринимают это как измену, ведь формально не учитывается личность массажистки.

Но половое влечение вскоре дезориентируется, и мужчина привыкает к такому «ленивому» способу решения своих проблем, в результате чего влечение к партнерше снижается.

Бывают обращения с моральными муками. Жена «довела» до измены своим поведением. Это либо редкий секс, либо скудость сексуальных реакций женщины. Как правило, измены случаются по другим причинам, но находятся такие мужчины, которые обвиняют жен в том, что им пришлось искать счастье на стороне.

Встречаются и такие случаи, когда мужчина бодро заявляет, что у них с женой свободные отношения, никто никого ни в чем не ограничивает. Поэтому он свободно ищет себе партнерш в соцсетях, встречается с кем хочет. А жена, наверное, тоже с кем-то переписывается.

Но часто бывает так: как только дело доходит до реальных подозрений в адрес жены, вся свободная любовь на этом заканчивается и начинается вполне ощутимое выяснение отношений.

По моим наблюдениям, около 30% супружеских пар живут без измен. Причины могут быть разные, от сильной любви до страха чем-то заразиться. Но результат радует своей гармонией.

Евгений Кульгавчук

Если мужчина обращается ко мне по поводу измены либо с его стороны, либо со стороны партнерши, мы разбираемся, что предшествовало измене. Выясняем, как была устроена его семья, как выстраивались отношения с партнершей. Но изначально нужно понять, сожалеет ли человек о случившимся и хочет ли это исправить. Если да, то им рекомендуется партнерская реабилитация с возможностью пересмотреть сложившуюся ситуацию, рассматривать ее как стимул для обновления.

Моя задача — донести людям, что часто счастье приходит в упаковке проблемы, и помочь распознать его.

Далее пары проходят в курсе семейной психотерапии этап принятия и прощения, делают выводы, разделяют ответственность, потом следует построение новых отношений.

«Может, я гей?»

Василий Шевляков

В большинстве случаев с таким вопросом обращаются мужчины от 17 до 30 лет, у которых есть новый опыт взаимоотношений либо психологические проблемы, связанные с сексуальной идентичностью.

Они приходят и говорят: «Я не понимаю, что со мной происходит. Вроде я всегда много внимания уделял женщинам, а тут перестал на них смотреть, избегаю контакта, особенно после болезненного расставания. Я понимаю, что к женщинам идти сейчас не могу, но при этом у меня много возбуждения. И я начинаю засматриваться на мужчин, больше сравниваю себя с ними. Не является ли это проявлением гомосексуальности? Не будет ли у меня потом проблем?»

Они боятся, что гомосексуальность обернется для них стигмой, что они потом будут иметь сложности, например, с каминг-аутом. Они приходят за ответом на вопрос о своей ориентации, а в ходе беседы мы находим, как правило, психологические травмы, связанные с развитием сексуальности, и тогда проводим психотерапию.

«Знаете, я панически боюсь...»

Екатерина Макарова

Основные страхи мужчин — это заболеть ЗППП, страх негативных последствий половой жизни вплоть до рака и импотенции, страх, что женщина забеременеет не от него, а ему придется на ней жениться. Иногда страхи приобретают характер фобий, например, венерофобия — страх заболеть венерическими заболеваниями.

За всеми этими страхами, как правило, стоит общая тревожность личности. Здесь поможет психотерапия, а не сексология, поэтому с такими вопросами я отправляю к коллегам.

«Вообще у меня всё хорошо, но хотелось бы, чтобы и дальше было так же»

Евгений Кульгавчук

Ко мне стало приходить больше мужчин не за лечением, а за профилактикой. Как правило, такие пациенты приходят по рекомендациям своих приятелей, которые восторженно рассказывают про то, как было и как стало после посещения врача-сексолога.

Я всем рекомендую раз в три года проходить такое «техобслуживание» с анализом отношений и образа жизни, чтобы и дальше всё хорошо «работало».

Моя задача — это сделать из пациента со-терапевта. Если это получилось, то это успех, причем не временный, а на годы.

Лиза Мороз

Источник

40


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: