Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

«Я не смог сделать «Одессу» мрачной»

Режиссёр Валерий Тодоровский — о новом фильме, ловле груш и моде на 1990-е

1990-е будут главной темой для российской культуры на ближайшие 20 лет, нас ждет бурное развитие сериальной индустрии, а интернет-платформы подарят кинематографистам творческую свободу. Об этом «Известиям» рассказал режиссер Валерий Тодоровский. Беседа состоялась в преддверии выхода в прокат его картины «Одесса».

— В прошлом интервью «Известиям» вы говорили, что хотели снимать свой сериал именно в Одессе, но помешали политические обстоятельства. Были ли у вас мысли вовсе закрыть проект?

— Да, был момент, когда я думал, что фильм надо закрывать, потому что его надо снимать только в Одессе и больше нигде. Такие мысли терзали меня довольно долго. Но на окончательное решение повлиял мой друг и продюсер картины Леонид Ярмольник. Он убеждал, что можно снимать в других местах. Не сразу, но я согласился и стал думать, как это сделать.

— Наверное, фильм за счет разных локаций стал дороже?

— Конечно, он подорожал, производственно и творчески усложнился, ведь мы должны были собрать невероятный пазл из разных мест, городов, объектов. Снимали в Москве, Ростове, Таганроге и Сочи. По-другому было невозможно.

— Можете ли сформулировать, о чем ваш фильм?

— Это фильм о том, как я помню свое детство в Одессе, людей, которые там жили, и весь этот исчезнувший материк под названием Советский Союз. Про отношения, ломающиеся связи и, главное, о том, что в какой-то момент под воздействием внешних или других обстоятельств люди перестают бояться и начинают позволять себе чувствовать, дышать, быть собой.

— На ваш взгляд, человек может стать собой только при особых обстоятельствах?

— Это не всегда связанные вещи. Люди обычно проживают жизнь и не задумываются, просто живут. Понимаете, в чем проблема? А я рассказал историю о том, как они очнулись и задумались.

— Почему персонаж Евгения Цыганова — журналист-международник — работает именно в газете «Известия»?

— Смутно помню, чтобы в Советском Союзе были еще какие-то газеты кроме «Правды» и «Известий». «Правда» была уж совсем партийной, «Известия» считались более модным, либеральным, стильным изданием. Так как герой у нас стильный, то и газету он должен был представлять именно такую.

— Фокус-группы показывают, что большая часть публики ходит в кино исключительно на развлекательные фильмы. Получается, что режиссерам, рассчитывающим на прокат для своих картин, приходится идти на компромисс, выполняя этот запрос. Готовы ли вы на это?

— Люди сегодня действительно не хотят смотреть в кино что-либо беспокоящее и выходящее за рамками простого развлечения. Но ведь есть еще телевидение, интернет-платформы. Наверное, лучше начинать думать сразу, как только приступаешь к работе над фильмом, где у него есть шансы выйти и «прозвучать».

Я ни на какие компромиссы не шел, потому что понимал: я не смогу «Одессу» сделать веселее, радостнее и развлекательнее, чем она есть. Но я и не мог сделать ее мрачно-депрессивной, невыносимой.

— Киносборы для вас важны?

— Конечно, я мечтаю снять фильм, который станет кинотеатральным хитом, слежу за сборами некоторых фильмов и испытываю острое чувство зависти, признаюсь в этом. Но это не значит, что я могу так сделать. Это тоже надо уметь — обладать соответствующим талантом, ремеслом и желанием. А я всю жизнь пытаюсь себя не насиловать, делать фильмы так, как мне хочется. Не всегда, правда, получается.

— В конце сентября в Иваново снова пройдет фестиваль телесериалов «Пилот». Вы — президент смотра. Как оцениваете сегодняшнее состояние сериальной индустрии в нашей стране?

— Думаю, что подъем сериальный индустрии в России происходит уже давно. Качество российских сериалов растет стремительно, а развитие интернет-платформ подстегнет эту историю еще больше, так как расширит рамки дозволенного — жанры, темы, о которых можно говорить. В ближайшие годы нас ожидает невероятный сериальный всплеск, бурное развитие.

— В кино пришла мода вспоминать 1990-е. Вы согласны, что это супертема для российского кинематографа?

— Полностью согласен. Не так много эпох, тем более на нашей памяти, в нашей жизни, когда огромная страна менялась кардинально. Интересно ли это для кинематографа? Конечно! Я бы даже сказал, что в моей жизни это главное событие. В поколении моего отца (режиссера Петра Тодоровского. — «Известия») главным событием была война, поэтому появилось столько книг, песен, фильмов про Великую отечественную, которая перевернула их жизнь. А для нашего поколения поворотный момент — это 1990-е со всеми негативными и позитивными, счастливыми и несчастными, иногда смешными обстоятельствами, которые сопровождали переход одной страны в другую.

Спорить о необходимости кинематографического воплощения этой темы бессмысленно, всё равно что спросить: «А надо ли снимать про любовь?». Она же тоже бывает несчастной, депрессивной, невзаимной. Давайте тогда не будем о ней снимать? Убежден, что 1990-е на ближайшие 20 лет будут одной из главных тем нашего кинематографа. Другой вопрос, как будут снимать, насколько талантливо, честно. Книги еще пойдут, романы, вот увидите! Пока эту тему толком даже не тронули, только начали.

— Многих смущает, что авторы нашумевших фильмов про 1990-е — Дарья Жук («Хрусталь») или Борис Акопов («Бык») — слишком молоды и не застали тот период в сознательном возрасте. Мол, что они могли видеть и понимать...

— А почему молодые люди могут про Великую Отечественную войну снимать, которая до их рождения произошла? Я вот тоже не прожил и не прочувствовал восстание декабристов, но мне было бы очень интересно сделать фильм о них. В кино существует только один критерий: результат. В тот момент, когда вы смотрите прекрасный фильм, для вас не имеет значение, 21 год режиссеру или 71.

Были ли у вас мысли сделать фильм о 1990-х?

— У меня в голове сегодня минимум три больших проекта, связанных так или иначе с этой эпохой: два сериала и один полнометражный фильм. Но пока что они не созрели. Проект — как груша на дереве: вот она висит, но еще зеленая, твердая и невкусная, а потом проходит три месяца, она становится сочная, желтая, и в момент, когда она падает, надо успеть подставить руки, чтобы она не разбилась.

— Тогда какие «груши» уже созрели в вашей продюсерской компании?

— Фильм «Обитель» Александра Велединского. На мой взгляд, событийный, мощный проект. Алексей Попогребский начинает снимать второй сезон сериала «Оптимисты». Там будут большие изменения, но основная команда та же. Готовим полнометражный режиссерский дебют сценаристки Любови Мульменко — картину «Дунай». А я сам после «Одессы» уже успел снять фильм «Гипноз», который сейчас монтирую. Надеюсь, будет готов к 2020 году.

— Кто из звезд играет в «Гипнозе» и в каком жанре эта работа?

— Это психологический триллер, копродукция с Финляндией. В главных ролях снимались Максим Суханов и юный актер Сергей Гиро. Но об этом я смогу рассказать в следующий раз.

Анна Позина

Источник

27


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: