Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

«Борьбу за свои права не стоит доводить до абсурда»

Французская кинозвезда Изабель Юппер — о секс-скандале в Голливуде, праве мужчин на приставания и аморальных женщинах

Изабель Юппер не смотрит сериалы, любит умных мужчин и считает, что секс-скандал в Голливуде отразился на положении женщин в индустрии. Об этом французская кинозвезда рассказала «Известиям» в преддверии своих спектаклей в России. 8 и 9 сентября в столичном Доме музыки и 10 сентября в петербургском «Балтийском доме» она представит постановку по произведению Маргерит Дюрас «Любовник».

— Российские театралы знакомы с творчеством Маргерит Дюрас по постановке пьесы «Шага» в МХТ имени Чехова. Вам близка литература Дюрас?

— Я люблю тексты Маргерит Дюрас. Она по-настоящему серьезный писатель. В ее произведениях уделено особое внимание отношениям между людьми. Мне нравится, что в «Любовнике» Дюрас ставит в центр повествования не только историю мужчины и совсем юной женщины, главной героини повести, а еще и подробно разбирает ее проблемы с матерью, вопросы взросления. Это очень трогательное, печальное произведение. И я рада представить «Любовника» российской публике.

— Вы учились на славянском отделении Парижского университета, причем это не единственное ваше образование. Что послужило выбором именно этого отделения?

— Я всерьез увлекалась и до сих пор интересуюсь русской культурой — как классикой, так и современным искусством. Российский кинематограф, литература — всё это отчасти сформировало меня как личность и как актрису. Я до сих пор помню, какое сильное впечатление произвел на меня фильм «Летят журавли». Позже пришла любовь к Тарковскому, сейчас с огромным интересом слежу за работами Звягинцева, Серебренникова, Балагова. Я немного понимаю язык, могу кое-что сказать по-русски.

— Были ли среди ваших преподавателей русские?

— Да, кажется, пара человек. Я училась уже так давно, что студенческие воспоминания почти стерлись. Осталось общее ощущение того, что это были хорошие люди.

— Вы одна из самых титулованных актрис Франции. Помните ощущения, когда получали свои первые призы? С годами отношение к наградам и номинациям изменилось?

— Да, пожалуй, изменилось. Сейчас я воспринимаю премии и награды как органичную часть своей жизни и своей профессии. А раньше это было, наверное, более волнительно. Не буду врать: награды и признание важны для меня, как и для других людей. Конечно, очень интригуют люди, которые отказываются от больших наград. Например, кто-то не принимает Нобелевскую премию или «Оскар» по идеологическим соображениям. Я же не такая сильная. Я принимаю все призы и благодарна за них. Иногда это довольно неожиданно, кстати.

Например, я совсем не была готова к тому, что фильм Пола Верховена «Она» соберет так много призов (Юппер получила за него «Золотой глобус». — «Известия»). Не потому, что он слабый, — как раз наоборот, это замечательное кино прекрасного режиссера. Просто для меня потенциальная успешность фильма никогда не являлась мотивацией участия в нем. Съемки ­— это эксперимент, игра, способ уйти от обыденности. У меня самая лучшая работа в мире. Кино для меня — чистое наслаждение, приятное времяпрепровождение с талантливыми людьми.

— Ваши героини испытывают самый широкий спектр эмоций — от страсти до отчаяния, от страданий до приступов эгоизма. Можно сказать, что все эти чувства вы испытывали в жизни?

— Вы знаете, актерская игра — это вообще довольно мистический процесс. Он схож с чувством легкого опьянения, когда ты одновременно понимаешь, что делаешь, но при этом уже находишься в немного измененной реальности. Такое особенное состояние души между сознательным и бессознательным.

Мои героини очень разные, во многом противоречивые, нередко даже аморальные женщины. Как правило, ничего общего именно с этими людьми у меня нет (смеется).

— Вы не пытались узнать их лучше — хотя бы для работы?

— Нет. Я не знаю их совсем. Они для меня — иностранки. Я просто концентрируюсь на роли, позволяю себе выпасть из текущей реальности и переместиться в другое измерение. Я проживаю каждую роль здесь и сейчас. Честно, никогда не готовлюсь к работе как-то специально. Я не думаю, где бы мне найти прототип для характера, не просчитываю каждый шаг, каждую сцену. Нет, играю чисто интуитивно.

— Вы давняя поклонница творчества Чехова. Вам не поступало предложений из российских театров сыграть в спектаклях, поставленных по его пьесам?

— Конечно, каждая актриса мечтает сыграть в спектаклях по пьесам Чехова. Потому что он безусловный гений. К сожалению, ваши театры мне ничего такого не предлагали. Однако моя мечта прикоснуться к его произведениям в ближайшее время наконец-то сбудется — правда, во Франции.

— Французские женщины — одни из немногих, кто вступился за Харви Вайнштейна. Даже отстаивали «право мужчин на приставания», направили письмо в СМИ, которое подписала Катрин Денев. За это актрису подвергли критике. Что вы думаете об этой акции?

— Честно говоря, я не читала это письмо, на момент его публикации меня не было во Франции. Если изменится поведение людей и общая сознательность, это пойдет всем на пользу. Тем не менее всё происходящее не должно влиять на само творчество. Да, положение женщин в киноиндустрии меняется, поднимаются важные вопросы — например, равная оплата труда. Эта проблема не решалась десятилетиями. Но все эти акции не имеют никакого отношения к самому искусству.

— Недавно организаторы Берлинского и Каннского кинофестивалей подписали меморандум о гендерном равноправии. В следующем году на мероприятиях должно быть равное количество конкурсантов-мужчин и конкурсантов-женщин. Вам не кажется сомнительной эта идея?

— Я не думаю, что пол режиссера вообще имеет значение. Да, бывает, что женщины-режиссеры работают более системно. Но случается и обратное. Это как сравнивать одного человека с другим. Зачем? Все разные, у всех свой индивидуальный почерк.

Сейчас права женщин признаются, открыто обсуждаются — и это прекрасно. Ведь долгое время эти темы даже не поднимались. Но в борьбе за свои права не стоит доводить тему до абсурда. Повторюсь, это не должно влиять на творческий процесс.

— Весь мир переживал, когда горел Нотр-Дам. Можно сказать, что эта трагедия объединила нацию?

— Да, конечно, это сплотило людей всего мира, не только нацию. Пожар Нотр-Дама объединил всех, для кого важны культура и история. И, поверьте, нас, принимающих эту потерю близко к сердцу, очень, очень много. В день, когда это произошло, я была в Нью-Йорке. Меня по-настоящему поразило то, что живущие на другом континенте люди переживали за собор так же сильно и искренне, как и сами французы. Многие американцы плакали.

— В России очень любят французское кино, особенно комедии. А какие фильмы предпочитаете смотреть под попкорн вы?

— У меня нет любимого жанра. Могу смотреть всё подряд, включая комедии, — правда, без попкорна. Я не разделяю кино по жанрам или по любым другим категориям — например, мне неважно, коммерческое это произведение или артхаус. Есть плохие фильмы, а есть хорошие.

Кино само по себе очень цельный жанр. Именно свобода и нежелание вписываться в какие-то рамки создают в нем такой увлекательный и интересный мир.

— А что вы не любите смотреть?

— Я не смотрю сериалы. У меня просто нет на них времени.

— Что вы больше всего цените в мужчинах?

— Ум, широту взглядов, открытость ко всему новому и желание по-настоящему понимать женщину.

Зоя Игумнова

Источник

40


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: