Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Жители Петербурга обсудили нравы москвичей

«Они Питером обзываются!»

Москва и Петербург давно и взаимно ревнуют друг к другу. Красота Санкт-Петербурга и кадровое засилье петербуржцев не дают покоя москвичам, сладкая и безжалостная московская жизнь раздражает жителей города на Неве. Даже язык у нас различается: слово «Питер» местных, например, весьма раздражает. Наш корреспондент в Северной столице собрала мнения земляков о Москве.

Жители Петербурга обсудили нравы москвичей
 
 
 

Недавно в чате петербургских журналистов в мессенджере бурно обсуждалась московская публикация, где Петербург в который раз назвали Питером, а городское правительство – мэрией. «Мэрия Питера», кажется, главный раздражитель для местных со стороны федеральных коллег.

При этом есть те, кто считает, что «Питер» - это не страшно, ведь Достоевский с Маяковским тоже так говорили, но многие горожане все равно считают «Питер» пренебрежительной формой. А по поводу слова «мэрия» ухмыляются все, хотя когда-то, в лихие 90-е, городское руководство так и называли.

Принято считать, что в целом отношение к Москве у петербуржцев нелицеприятное: сказываются и комплексы бывшей столицы, и куда меньший, чем у Первопрестольной, бюджет, и вечная региональная присказка «Москва забирает наши налоги». Первым своим ощущением от Москвы поделился коллега, журналист одной из городских газет.

«Москва с детства воспринималась недружелюбной, как из интернет-мультика «Масяня», - рассказывает Лёша. - В младших классах школы сформировался образ незаслуженно забытого Петербурга. Да и достаточно было прогуляться по обветшалому центру, чтобы почувствовать имперскую грусть - улицы тогда ещё не успели отреставрировать к 300-летию.»

Противопоставление двух городов он ощущал в поездках к родственникам в столицу. То было ближе к закату 90-х. «Их мир был иной: «подъезд», «бордюр», «водолазка», «батон». Ещё был компьютер, а за это прощалось многое.

Сейчас Москва по сравнению с регионами воспринимается зазеркальем, особенно разницей зарплат и ценами на различные гаджеты - они в столице дешевле. «Первопрестольная воспринимается как поглотитель - не только наших налогов, но и друзей. Кажется, что не далёк тот день, когда окажемся там и мы», - меланхолично подводит черту Алексей.

Более позитивный взгляд у художника и основателя «Митьков» Дмитрия Шагина. «У меня давняя история дружбы с Москвой, у меня там много друзей. Поэтому для меня Москва – очень гостеприимный город, хлебосольность – это то, чем она славится. Не воспринимаю Москву как что-то отдельное. Если говорить об архитектуре, то Москва, в противоположность Питеру – город с очень закругленными формами; улочки, рельеф – все это очень уютно. Когда я приезжаю в Москву, мне нравится гулять по старому городу. Может, я не типичный петербуржец».

- А есть какая-то позиция «типичного петербуржца»?

- Есть Петербург Достоевского: больной, чахоточный, закомплексованный – наверное, таким петербуржцам Москва с её богатством, изобилием, улицами, которые не строго по линейке, не нравится.

Конечно, в Москве много приезжих, город меняется. Питер нужен Москве, а Москва – Питеру, я считаю, они взаимно дополняют друг друга, как Инь и Ян. Я рад, что теперь есть поезда, на которых можно быстро перемещаться между городами, а недавно ещё и дорогу новую открыли. Платную, правда, но хорошо, что она есть. Желаю, чтобы москвичи почаще приезжали в Петербург!..

Далеко не все петербургские политики – урожденные петербуржцы. Например, предыдущий губернатор Георгий Полтавченко и нынешний Александр Беглов родом из Баку. А вот один из самых активных и заметных парламентариев Борис Вишневский – петербуржец, его мы и спросили, что он думает о столице.

- Давайте я расскажу вам историю. – Начал Борис Лазаревич. – Примерно месяц назад пресс-служба «Яблока» снимала обо мне сюжет в Москве, на станции метро «Новокузнецкая». Мимо шла женщина, она сначала обернулась, посмотрела на меня, потом подошла, спросила: «Ой, а вы правда Вишневский? Я вас очень уважаю, читаю, поддерживаю!» Коллеги были в шоке, что меня узнают не только на улицах Петербурга, но и в Москве. Потом мы ехали в метро, ещё несколько людей меня узнали, один даже попросил сфотографироваться. Тут уже пресс-служба впала в состояние, близкое к восторженному. Петербургского политика, которого к тому же не показывают по телевизору, узнают в Москве.

- То есть ваши личные впечатления от Москвы и москвичей положительные? Многие говорят, что Москва «съедает наши налоги».

- В этом смысле, конечно, наше государство так устроено, что наверх стягиваются ресурсы и полномочия, а вниз – обязанности и ответственность. Нужна реформа, чтобы как можно больше денег оставалось на местах.

Москве хорошо, бюджет Москвы огромен, если пройтись по центру города, заметно, что там стало почище. Но ведь уровень жизни в Москве не должен быть намного выше, чем в других регионах. Сам я, как и любой петербуржец, без необходимости стараюсь в Москве не бывать, хотя по партийным делам приходится бывать довольно часто. Но мне там неуютно – мне хорошо здесь.

Интересно было выяснить, что думают о столице в Ботаническом саду Петра Великого. Ботсад – не очевидная достопримечательность, но место силы и притяжения многих петербуржцев. Учитывая, что в городе на Неве «девять месяцев осень», как часто шутят, а зимой ощущается полярная ночь, темно-серая даже «днем», оранжереи с пальмами и зеленью – спасение для горожан.

В оранжерейных тропиках и субтропиках кажется, что пресловутый «чахоточный Петербург Достоевского» - не более чем морок. На выходных сюда выстраиваются гигантские очереди.

Одна из сотрудниц сада поведала «МК», что, будучи петербурженкой, в Москве впервые оказалась в 25 лет.

«Я впервые оказалась в Москве всего восемь лет назад, и тогда она совершенно ошеломила меня, я не сразу поняла, нравится она или нет, - рассказывает сотрудница просветительского отдела Ботсада Александра Медведева. - Такая огромная, что не помещается в поле зрения, и удивительно разная, динамичная, современная и в то же время старинная. По-другому звучит язык - дома подписывают словом "строения"! Во многих странах такие тонкие региональные различия – предмет гордости, и я считаю это правильным подходом. Москва стала еще одним любимым городом, который мне не хочется с чем-то сравнивать, а любовь к Петербургу от этого не уменьшилась.

Чаще всего я бываю в Москве в командировках. О противостоянии Санкт-Петербурга и Москвы в разных сферах говорят очень часто, но ботаники не конкурируют, а наоборот, ценят разнообразие не только в природе, но и в культуре. Мы делимся опытом и достижениями, участием в конференциях, обмениваемся редкими видами.

Особенно теплые отношения сложились с московскими коллегами из Главного Ботанического Сада, и садов МГУ на Воробьёвых горах и проспекте Мира (Аптекарский огород). Конечно, сохраняется какой-то здоровый соревновательный момент: у кого получится выставка интереснее и информативнее, у кого больше подписчиков в соцсетях, кто первым придумал и внедрил какие-то новые технические приёмы. Дружат не только сады наших двух городов, существует совет Ботанических садов России. Мы вместе занимаемся одним делом, популяризацией ботаники и сохранением редких растений».

Как видим, и здесь нет напряжённого противостояния. «МК» решил спросить петербургского писателя Андрея Аствацатурова, как он относится к столице. Он отметил, что всякому петербуржцу Москва первым делом покажется не упорядоченной, не рациональной.

- Петербуржец привык, что улицы перпендикулярны или параллельны друг другу, - говорит Аствацатуров. – Москва же кажется не организованной. Хотя, когда оказываешься на смотровой площадке МГУ, становится понятно, что организация города все-таки есть.

Ещё важный момент для Петербурга – здесь долго ничего не меняется, все стабильно. Допустим, если прошла выставка, её будут обсуждать ещё лет десять. Москва же все время меняется, если лет пять не был в городе, а потом приезжаешь – это уже как будто другой город. Другие вывески, другие рестораны, появляются новые здания.

Я был во многих мегаполисах мира, и мне кажется, основной нерв Москвы – это как раз способность меняться, трансформироваться. Она конечно немного ошеломляет петербуржца.

Москвичи – люди глубокие, мне так кажется по моему опыту общения. Хотя бытует мнение, что они во все вникают поверхностно, мне так не кажется. По-моему, москвичи с большей готовностью включаются во все культурные турбулентности, они могут, например, взять билеты и приехать в Петербург на какое-то мероприятие. Петербуржцы в этом плане более закрытые и консервативные...

Мнения же людей на улице зачастую отличаются от впечатлений писателей и художников. Москвичей часто недолюбливают, называя «москалями», хотя в туристических местах московский гость считается платежеспособным, а потому желанным. В то время как петербуржцы горько шутят, что в городе «провинциальные зарплаты и столичные цены», москвичи в восторге от местной барной культуры и того, что здесь прогулка по ресторанам обходится дешевле, чем в столице.

Российские туристы зачастую едут в город на Неве по принципу «хотелось в большой город, но не в Москву, не люблю ее». Молодёжь Северо-Запада – из Архангельска и Северодвинска, Вологды, Пскова, Новгорода – тоже часто едет в Петербург, а не в Москву. То ли потому, что просто ближе к родному городу, то ли из-за климата и схожего менталитета.

Известная формула «в Москву едут по работе, в Петербург – по любви» тоже не находит массового подтверждения, в Петербург часто едут по принципу «лишь бы не в Москву». Так что, возможно, антимосковские настроения замешаны отчасти и на этом. Некоторые отмечают, что в Петербурге, конечно, меньше карьерных возможностей, да и в целом денег, зато комфортно жить – в более размеренном темпе.

Хотя москвичи не без оснований считают, что властная верхушка в России – сплошь выходцы из Ленинграда-Петербурга, город на Неве неизменно недоволен губернаторами-«назначенцами», считая, что Кремль все больше и больше зажимает местное самоуправление.

Историк Лев Лурье не раз упоминал в статьях, что на протяжении XX века город целенаправленно провинциализировался, а сейчас многие считают, что нынешний Петербург и есть провинция – чуть заторможенная, консервативная, ворчливая, со своими внутренними склоками. И комплексами, конечно – отсюда и «москали». Так что отношение к столице сложное, это будто постоянный процесс страдания, тоски и сожаления, той самой «имперский грусти» - не знаю, наберётся ли у москвичей такая гамма чувств к Петербургу.

Анастасия Семенович

Источник

102


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: