18+

Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

ИГРА в жизнь

Западный экспресс

— Ты здесь чего ошиваешься? — раздается слева, и я с трудом поворачиваю голову на затекшей шее. Какой-то охранник в полувоенной форме и с ружьем движется вдоль сарая.

И тут же начинается движение возле паровоза. Идут какие-то двое и, страшно и грязно ругаясь, обращаются к машинисту, а тот — мой будущий друг, моя надежда — отвечает им тем же. Паровоз начинает шипеть громче. Все трое орут и размахивают руками, а охранник с сонным опухшим лицом закуривает самокрутку и, наглотавшись дыма, выпускает его из гнилозубого рта в мою сторону и вместе с дымом рычит что-то угрожающее. Я отбегаю к углу сарая и сворачиваю к штабелям вперекрест положенных маслянистых шпал и мимо них дальше, к большой дороге, к дому.

Эту бессмысленную картинку вспоминаю я через много лет, когда в газетах пишут о страшном расстрельном и похоронном месте БУТОВО, где тысячи были положены во рвы, куда привозили живых, чтобы сделать их мертвыми, и мертвых, чтобы они исчезли с лица земли. Это началось еще перед войной, но продолжалось тогда, где-то близко от тех черных холмов, и в 44-м, и в 45-м, и после победы.

А победа... победа была славная. Правда! Это правда, не выдумки... я свидетель. Все что-то дарили друг другу, даже незнакомым. Даже в наш отгороженный от мира островок Цирка на Цветном бульваре пришли подарки. Нам подарили два противогаза, пистолет и несколько толстых — ртом не ухватишь — плиток горького американского шоколада. Кто подарил — не знаю. Кому — не помню. Кому-то из цирковых детей. И счастливчик, не в силах употребить это сам и не смея показать родителям — нравы в цирке были суровые, а порой и жестокие, — вынес это на задворки нашей территории, за угол конюшни.

(День Победы. Ленинград. Ждановская улица. Коммунальная квартира. Пять семей. Все собрались на кухне. В тот день мне подарили три шоколадные конфеты и «Сказки» Пушкина, подарила Екатерина Александровна — тетя Катя. Она работала в библиотеке. А муж у нее был прокурором. Кажется, Ждановского района. Тетя Катя учила меня читать. Моя мама запретила называть ее тетей Катей — только Екатериной Александровной. Потом все пошли в соседнюю квартиру — у них окна выходили на стадион имени Ленина. После этого пошли смотреть салют. И почему-то мне запомнились чулки тети Тали. Именно в День Победы кто-то ей подарил заграничные чулки. Об этих чулках очень много говорили. Они модные, красивые, импортные, облегают хорошо ногу и делают ее привлекательнее.

Я даже помню, как кто-то сказал: «Такие красивые ноги, такие красивые чулки». Фраза озадачила. Разве могут быть ноги красивыми? Ноги — они и есть ноги, чтобы ходить. Когда ложился спать, все донимал маму вопросом о ногах и спрашивал, красивые ли ноги у нее. — В.В.)

Именно 9 мая 1945 года часов в 11 утра мы отметили Великую Победу, выстрелив по разу из пистолета в консервную банку и ни разу не попав (отдача сильная, и пистолет дергался в руке у каждого). Стреляли на улицах много и радостно, палили в воздух, и потому наши скромные салюты не привлекли внимания. Потом мы разобрали на части противогаз. Когда добрались до сеток фильтров, ахнули от восхищения — потрясающие вещицы! Совершенно ни к чему не приложимые, но потрясающие! Сыграли в пристеночек — слыхали про такую игру? Ставкой были останки противогаза.

Кто выиграет — тому фильтры, второе место — раздолбанный корпус, третье — ребристый шланг. Второй же (пока целый) противогаз и обе страшные резиновые маски со стеклышками для глаз по праву достались в распоряжение первоначальному владельцу.

И, наконец, шоколад! Даже Петька Володяев, сын дворника, даже Петька с его громадным ртом и крепкими, как клещи, зубами не смог ни куска откусить от этого шоколада.

(Я тоже помню первый шоколад. Американский. (Когда сняли блокаду Ленинграда, появились американская тушенка и американский шоколад.) Я проснулся, а мама сказала, что был волшебник и он положил мне что-то под подушку. Три черных ломтика в фольге. Черное отпугивало.

— Что это?

— Шоколад.

— Что это?

— Очень вкусно, попробуй.

— Я боюсь. Он черный.

— Не бойся, попробуй.

Я долго сопротивлялся, а потом рискнул чуть-чуть его лизнуть и откусить. С тех пор шоколад полюбил на всю жизнь — черный, крепкий, жесткий, чуть горьковатый.

Волшебник приходил ко мне еще раз шесть. И оставлял два-три темных квадратика.

— А почему не было волшебника сегодня ночью? — удивился я на седьмой день.

— Он был. Но только у других ребят. Ребят же много. И все хотят попробовать волшебный шоколад.

Во дворе спрашивал у друзей, был ли у них волшебник, приносил ли им шоколад.

Волшебник о нашем доме забыл. — В.В.)

Били плитку о камень, и тоже без результата, только запачкали. И тогда Ленька Плинер (мальчик-акробат труппы «Плинер — икарийские игры») сбегал в гардеробную (она же мастерская, где чинили аппаратуру) и принес гибкую злую пилу — ножовку.

(Плинер. Виктор Львович Плинер. Почему у Юрского Ленька Плинер? Не знаю. Но труппа та же. «Плинер — икарийские игры».

Кто такой Ленька Плинер? Вроде у Виктора Львовича не было сына Леонида. Перепутал что-нибудь Юрский? Нет, не перепутал. Все, принимавшие участие в групповом цирковом номере, обыкновенно брали фамилию руководителя. Их так и объявляли: братья Плинеры.

А Виктору Львовичу Плинеру в 1945 году было 30 лет.

Он умер, успев отметить 80-летие. Был человеком трепетным, аккуратным и очень трудолюбивым. До последних дней работал в цирке. Помогал молодым делать номера. Хорошо относился к Юрию Владимировичу Никулину.

В книге «Почти серьезно...» фамилия Плинера упоминается три раза. — В.В.)

Отпилили пару квадратиков и настругали немного крошек. Шоколад был отличный. Полыхало во рту незнакомым вкусом. Американским. Это после лакомств военных лет — черных комочков вара, как жвачка, или жмыха, внешне отдаленно напоминавшего довоенные вафли.



Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: