Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Педагогика для всех

Книга II. Глава I. Выпуск 24

Цельность души, цельность внутреннего мира, которую и современные психологи называют таинственной, все-таки должна быть объяснена.

В самом деле, разве может быть во внутреннем мире человека нечто рядоположенное: это, это а еще и это? Чувство. Желание, а еще и воля? Хотя бы потому так не может быть, что речь ведь идет о явлениях нематериальных, не занимающих пространства. Следовательно, не может быть никакого «рядом». Не три ручья, не плетение из трех ниток и даже не смешение трех красок, а нечто одно, одно! Чувства, воля, ум — словом, все, что мы приписываем нашему внутреннему миру, если оно и существует, то лишь как разные характеристики одного и того же движения. У машины есть мощность, максимальная скорость, расход бензина и множество других свойств. Они не существуют материально, их нельзя потрогать, нельзя сложить, как кубики, и разложить по полкам, но тем не менее они есть.

Так и душа живая, в глубине которой рождаются желания. Мы проследили, как они появляются из потребностей-дарований, это основание оси «нужда — цель», нужда; но нужны гораздо большие усилия для того, чтобы понять, как выбираются цели, как родившиеся желания получают определенное направление и содержание.

Совершенно очевидно: чтобы появилось желание чего-то, я должен знать, что это «что-то» есть, существует, или хотя бы верить, что оно есть. Я должен также иметь определенную надежду, что это «что-то» будет получено, что такая возможность есть. Другими словами, я должен во что-то верить и на что-то надеяться.

Во внутреннем мире нет никакого «материала», в нем лишь то, во что человек верит. Верит он, что в мире есть красота и честность, — это есть и в его внутреннем мире. Не верит — совсем другой мир в нем. Вера — своего рода материал, из которого выстроен внутренний мир. Надежда — его план, маршрут его движения. Нет веры — желания не рождаются, нет надежды — желания угасают.

Вера и надежда не то, что чувства, воля, мысли, — это какое-то иное, отличное от других свойство души, на которое почему-то обращают гораздо меньше внимания, чем на чувства и на волю. А между тем именно от способности верить и надеяться полностью зависят и чувства, и воля — полностью.

До недавнего времени в представлении многих людей слово «вера» связывалось с понятием «вера в Бога», и это неудивительно: на протяжении веков вся сфера нравственности находилась в ведении религии, и все понятия, которыми только и можно выразить духовно-нравственные идеи, носят религиозную окраску: «дух», «душа», «любовь к людям», «вера», «надежда», «милосердие».

В реальной жизни, в реальной речи и, значит, в реальном нашем сознании слово «вера» на каждом шагу используется в его нерелигиозном значении.

Мы говорим: «вера в победу», «вера в людей», «вера в будущее», «вера в жизнь», «вера в искусство», «вера в свое мастерство». Вот в газете важное государственное постановление, и в нем говорится о вере в историческую правоту нашего дела.

Мы говорим: «я верю в себя, в свою судьбу, верю в удачу»; девушки, обманутые молодыми людьми, обычно жалуются: «он подорвал мою веру в людей!» — и это действительно зло. Вера в людей — большая ценность, на нее посягать нельзя.

Мы говорим: «я верю в него», «я верю, что он станет большим художником», «я верю в его талант», «я поверил в него» или, наоборот, «я разуверился в нем».

Мы говорим: «доверие к людям», «возлагать доверие», «оправдать доверие», «спасибо за доверие», «доверенное лицо», «доверенность», «вызывает доверие (или недоверие)», «потерять доверие». Торговых работников могут уволить с работы «в связи с утратой доверия».

Мы говорим: «уверять», «твердая уверенность», «уверенный» или «не уверенный в себе».

Есть лишь одна область, где понятие «вера» не исследуется и не встречается, а именно та, где оно должно быть одним из центральных — область педагогики, область воспитания детей. В этом, на мой взгляд, одна из серьезных причин неудач в воспитании. Чувство было признано после ума и воли, вера же и надежда не признаны до сих пор.

Вера, надежда, любовь — не просто поэтический набор, это первая забота каждого воспитателя, а может быть, и единственная забота. Представим себе человека, который ни во что не верит, ни на что не надеется и ничего, никого не любит. Это строгое описание мертвой или, лучше сказать, парализованной души. Так бывает после большого несчастья или при несчастном воспитании, когда родители делают из своих детей душевных паралитиков.

Почти все, если не все трудности с детьми и подростками связаны с тем, что ребята не доверяют взрослым, не верят их словам, недоверчиво относятся к их ценностям, а то и вообще ни во что не верят. Воспитывать таких детей практически невозможно: они бессердечны и не знают пределов безжалостности. Они не понимают наших слов не потому, что глупые или упрямые, а потому, что у них нет чувств, нет способности не только сочувствовать, но и просто чувствовать. Чувство и вера связаны между собой. Без веры и надежды чувства нет.



Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: