18+

Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Запах денег

А что это, собственно, такое - психология денег?

Глава 3. Человеческое измерение
1. Безотказная наживка

Все изменилось с тех пор: люди, нравы, лозунги, даже масштаб цен. А вот особая роль денег в человеческой жизни осталась.

31 декабря 1991 года, поздним вечером, я подошел к автобусной остановке, чтобы ехать к друзьям встречать Новый год. Прислонившись к столбу, стояла женщина и горько плакала. Время было тревожное, напряженное, взрывов предновогоднего веселья кругом не замечалось, и все-таки о празднике мы не забывали. А тут такое явное горе... Я подошел, спросил, что случилось, нельзя ли чем-нибудь помочь.

- Да кто нам теперь поможет? Я в магазине работаю, сегодня прислали нам новые цены - с завтрашнего дня будут вводить. Сидели до сих пор, писали новые ценники... Вы бы только их видели! Как мы теперь будем жить?

Жизнь и сейчас продолжает дорожать, порой заметно. То и дело возникают слухи - подскочат цены на сахар, или на бензин, или еще на что-нибудь, да так сильно! Уже объявлено официально о значительном повышении платы за жилье и коммунальные услуги. Это вызывает беспокойство, раздражение, у многих - тревогу. Но ничего похожего на то отчаяние, на ту парализующую растерянность я теперь не наблюдаю.

Одно объяснение лежит на поверхности. Мы привыкли, приспособились, набрались полезного опыта. Не берусь судить, большинство или меньшинство, но в любом случае часть населения, вполне достаточная, чтобы иметь определенный вес в общественном мнении, нашла свои способы решения финансовых проблем - законные и не вполне законные, свои выходы из трудного положения. В сознании закрепились модели, цепочки действий, наличие которых и придает человеку уверенность: если случится то-то, вот какие меры я приму. Сама нестабильность стала устойчивой, обжитой, колебание почвы под ногами не вызывает паники и депрессии.

Но есть и другая причина. От рождения до зрелых, а многие и до пожилых лет мы прожили в мире неподвижных, неживых денег. Годами не менялись цены на товары, с которыми мы соприкасались ежедневно. Подорожание (незначительное, смешно теперь вспоминать) мяса и масла при Хрущеве нанесло убойной силы удар по его популярности. Подорожание водки при Брежневе стало знаком особой эпохи. И годами же не менялась наша собственная цена, выраженная в зарплате. Человек мог проработать до пенсии и за все это время не больше трех-четырех раз испытать радость прибавки, и то - на 10-20 процентов. Если больной говорил мне, где и кем он работает, я и не расспрашивая знал, сколько примерно он получает.

Высокие цены вызвали шок. Но еще сильнее травмировали психику цены непостоянные, плавающие, не позволяющие себя запомнить. Вы подходите к киоску, и вам продают сигареты, допустим, за три тысячи. А через два шага, в соседней будке такая же точно пачка стоит четыре. Сейчас-то к этому не только привыкли, но даже оценили преимущество. Тоже из области транспортных впечатлений, - две немолодые дамы, сидящие за моей спиной, по облику и по разговору - заботливые хозяйки, обменивались стратегическим опытом: какие продукты выгоднее покупать на ярмарке у Бутырского рынка, а какие - на ярмарке у стадиона "Динамо". Если не полениться, проехать две лишние остановки, то на каждой покупке можно сэкономить полторы-две тысячи, а сложить все вместе - за несколько дней набегает стоимость целого дневного рациона семьи. А поначалу этот разнобой выводил из равновесия, люди кричали на ни в чем не повинных продавцов, грозили пожаловаться.

То же - и с деньгами, которые нам платят. Сменив место или характер работы, можно увеличить свои доходы на один-два порядка. Никакой логики, никакой справедливости в этом нет, такие факторы, как квалификация, знания, общественная ценность труда, не учитываются никак - но это другая тема. Я же сейчас говорю только о том, что исчезла былая статичность, пропали раз и навсегда установленные финансовые рамки, появилась возможность охоты за деньгами.

Намеренно ограничиваюсь примерами самыми массовыми, рядовыми, а потому невыразительными на фоне тех грандиозных метаморфоз, которые происходят с людьми и с деньгами на вершине социальной пирамиды, где, как говорят, сосредоточены десять процентов российского населения. "Новые русские" - ставшее уже привычным наименование понимается обычно в том смысле, что эта только что заявившая о себе плеяда во всем: в социальном статусе, в образе и стиле жизни, в психологии, ну и конечно, в объемах собственности, - далеко, на расстояние полной несовместимости, оторвалась не то чтобы даже от старых, а вообще от всех прочих русских. Но они и по отношению к самим себе, какими были прежде, - тоже абсолютно новые, и это может засвидетельствовать каждый, кто в силу давнего знакомства имеет возможность сравнить какого-нибудь Петю, в бытность его младшим научным сотрудником, с нынешним Петром Ивановичем, вице-президентом крупного банка. Вот где масштабы, вот где чудеса перевоплощения! И все же несравненно более скромные, не бросающиеся в глаза изменения, которые происходят в жизни средних сословий, кажутся мне ничуть не менее достойными анализа и разговора.

Наши деньги по-прежнему называются рублями, но они почти ничего общего не имеют с прежними. И по тому, как их можно добыть или потерять, и по тому, на что можно их потратить, и по тому, каким образом их удается накапливать и приумножать. Вместе с деньгами неузнаваемо изменились мечты и надежды, связанные с ними, взгляд человека на окружающих и на самого себя и даже отношения между людьми. Изменилась психология денег. И это затронуло абсолютно всех, независимо от толщины кошельков.

А что это, собственно, такое - психология денег? Дожив до седых волос, имея все основания доверять своей профессиональной компетентности, я вдруг обнаружил, что в этой сфере, явно начинающей доминировать во всех человеческих проявлениях, чувствую себя зеленым новичком. Практика была бедновата, а что касается теории, то я уже сказал о причинах прирожденной ограниченности последователей Фрейда в анализе психических феноменов, прямо или косвенно соприкасающихся с денежными проблемами.

Ничего другого не оставалось, как устроить самому себе своего рода ликбез. Обратился я, естественно, в первую очередь к трудам своих западных коллег, которые с первых шагов на исследовательском или врачебном поприще получают богатейший материал для наблюдений. При этом сама жизнь заставляет их рассматривать его широко открытыми глазами, не думая ни о каких запретах. В ином случае они просто лишили бы себя возможности помогать людям. Сначала я боялся, что трудно будет сопрягать эту новую для меня информацию с теми чисто российскими реалиями, которые обступают меня со всех сторон. Очень уж крепко сидит в голове убеждение, что у нас все не как у людей - и в положительном, и в отрицательном смысле. Но чем больше я читал, тем больше убеждался, что психология денег универсальна, как универсальна психология любви, она не меняется от того, называются эти деньги долларами или франками, кронами или рублями.

Конечно, люди, живущие на Западе, давно уже адаптировались к тому, что нас, неопытных, так часто ставит в тупик. Но это, как выяснилось, только помогает отделить проблемы, трудности, да и просто сложные психологические коллизии, связанные с новизной и неосвоенностью условий бытия, от тех, которые, по всей вероятности, будут сопутствовать нам всегда.

Первое, что я понял: психологии денег, как таковой, не существует. Как ни сильна их власть над душами людей, она все же не отменяет ни других факторов, воздействующих на настроение и поведение, ни основных параметров структуры личности или закономерностей ее формирования. Человек остается самим собой - и в качествах, присущих ему индивидуально, и в том, что роднит его с другими представителями его социального, возрастного, культурного типа. И тем не менее везде, где хотя бы краешком присутствуют деньги, возникает какое-то новое качество, сам характер протекания психических процессов неуловимо изменяется, и при этом так, что у совершенно разных людей эта реакция оказывается одинаковой. Очень грубой, но зато точной моделью этой зависимости я считаю кастрюлю с супом. В ней находится огромное количество самых разнообразных продуктов, большой объем воды, и все это вместе создает определенный вкус. А затем в это сложное варево добавляется крошечная щепотка соли - и суп становится иным. Возникают другие вкусовые ощущения, хотя и основные, первоначальные, как мы хорошо знаем, не исчезают.

Деньги - которые люди и вправду привыкли воспринимать как некую соль земли - действуют очень похоже.

Как именно это происходит - мы и рассмотрим сейчас по возможности подробно.

Продолжение следует...

 


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: