Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Застенчивость

ОТКУДА БЕРЁТСЯ ЗАСТЕНЧИВОСТЬ

Филипп Джордж Зимбардо

Я помню себя с четырёх лет. Помню, что делала, чтобы не встречаться с людьми, приходившими к нам в гости. Это были люди, которых я знала: двоюродные браться, мои тёти, дяди, друзья семьи, даже родные братья и сёстры. Я пряталась в бельёвых и продовольственных корзинах, чуланах, в спальных мешках, под кроватями — этот список можно продолжать до бесконечности — и всё оттого, что я боялась людей. С возрастом мне становилось всё хуже и хуже.

Трудно не усмехнуться тому, что так похоже на начало рассказа Вуди Аллена. Однако совершенно ясно, что наша усмешка — не что иное, как попытка оградить себя от слишком сильного сопереживания воспоминаниям школьницы. Нам бы хотелось думать, что она преувеличивает: жизнь попросту не может быть настолько плохой. Но для многих застенчивых людей она именно такова.

У моего брата, вынужденного носить ортопедические приспособления, чтобы избавиться от последствий детского паралича, со временем развился столь же болезненный страх перед людьми. Стоило кому-нибудь постучать в нашу дверь, как Джордж начинал быстро прикидывать в уме, вся ли семья в сборе. Если все были на месте, он семенил к укромному месту под кроватью или в более безопасное убежище — в ванную комнату, где и запирался. И только после многочисленных просьб и долгих увещеваний он успокаивался и выходил, чтобы поздороваться с соседом или приехавшим погостить родственником.

Моя мать, наделенная состраданием и даром понимания человеческой природы, решила, что Джорджу необходимо помочь прежде, чем его застенчивость окончательно не станет неуправляемой. Его мучения продолжались и после того, как он снял ортопедические устройства. Убежденная в том, что Джорджу нужно общаться со своими ровесниками, мать настояла, чтобы его взяли в детский сад, хотя ему было тогда только четыре с половиной года, а группу набрали давным-давно. Вот что она вспоминает:

Весь первый день он плакал, не переставая, хлюпал носом и чуть ли не в ужасе хватался за мое платье. Стоило воспитательнице или какому-нибудь ребенку посмотреть в его сторону, как Джордж зарывался лицом мне в колени или смотрел в потолок. Но когда воспитательница рассказывала детям занимательную историю или показывала музыкальные игрушки, в Джордже просыпалось любопытство, и он уже просто не мог не слушать и во все глаза смотрел на нее.

У меня возникла мысль, что Джордж не был бы так робок, если бы вдруг стал невидимкой. Тогда бы он мог наблюдать за происходящим в комнате и участвовать в игре, оставаясь не замеченным другими детьми. Естественно, совсем исчезнуть он был не в состоянии, но он мог стать почти невидимым — человеком, лицо которого скрыто под маской, как у героя его любимой радиопередачи, Одинокого Странника.

После ужина я попросила Джорджа помочь мне сделать маску-капюшон из коричневого бумажного пакета для покупок. Мы вырезали глаза, нос, рот и раскрасили ее — немного, чтобы она выглядела лучше. Джордж примерил ее и остался доволен. Он то и дело заставлял меня повторять один и тот же вопрос: «Что это за мальчик в маске?» и с радостью отвечал: «Одинокий Странник», или: «Господин Никто», или: «Не твое дело», а то и просто рычал как лев. Иногда он снимал свой колпак, чтобы я могла убедиться, что под ним был он, и никто другой.

Воспитательница согласилась посодействовать моему плану, более того, она заставила его работать. Она сказала остальным детям, что новичок будет носить специальную маску, и попросила их не срывать ее, а просто играть с этим мальчиком в колпаке. Как ни странно, этот необычный подход сработал. Джордж был частью группы, хотя и находился как бы на отдалении от нее. Он мог вообразить, что его никто не узнает, когда это было ему удобно, и ему не нужно было никуда прятаться. Постепенно он сблизился с остальными детьми и, в конце концов, стал с ними играть.

Может показаться странным, что Джордж целых полтора года ходил с бумажным пакетом на голове. Но это оригинальное решение позволило ему постепенно сблизиться с другими людьми и привело к тому, что в один прекрасный день он снял маску и смог быть самим собой. Бумажный пакет успешно разрешил проблемы крайне застенчивого ребенка. Другим не так везет. Они становятся взрослыми, так и не научившись справляться с этой мучительной проблемой.

Застенчивость может в такой же степени искалечить психику, в какой самый тяжелый физический недуг может изувечить тело, а ее последствия могут стать поистине разрушительными. Застенчивость ограничивает возможность положительной оценки ваших личных качеств другими людьми.

Она способствует развитию замкнутости и чрезмерной озабоченности вашими собственными реакциями.

Застенчивость препятствует ясности мысли и эффективности общения.

Застенчивость обычно сопровождается такими чувствами, как депрессия, беспокойство, и ощущением одиночества.

Быть застенчивым — значит бояться людей, особенно тех людей, которые по той или иной причине негативно воздействуют на ваши эмоции: незнакомцев (неизвестно, что от них можно ожидать); начальников (они обладают властью); представителей противоположного пола (они приводят на ум мысли о возможном сближении). И Джорджу, и девочке, с воспоминаний которой началась эта глава, казалось, что угроза исходит практически от любого человека. В их лице мы видим яркие примеры застенчивости. Но эта, казалось бы, типично детсадовская проблема потихоньку вмешивается в нашу жизнь и тогда, когда мы становимся старше.

Вам когда-нибудь случалось прийти на вечеринку, когда веселье уже в полном разгаре, а единственный человек, которого вы знаете, — хозяйка, да и той что-то не видно? «А ты кто такой?» — спрашивает вас кто-то, а вы только и можете, что открывать рот, как рыба, вынутая из воды. А может, вам случалось попасть в незнакомую компанию, где самый бойкий человек радостно предлагает: «Давайте познакомимся, а чтобы узнать, друг друга лучше, пусть каждый расскажет о себе что-нибудь интимное». И вот вы с бухты-барахты, как актер, незнамо как попавший на генеральную репетицию, пускаетесь в импровизацию: «Меня зовут… (черт, да как же? Ах, да)… Фил Зимбардо. Я занимаюсь… (да нет, не так, где же здесь интим? И почему я не пошел в кино)». Вторая попытка. Больше бодрости! «Меня зовут… ах ты, черт!» Что ж, с каждым бывает. Припомнив нечто подобное, не страдающие застенчивостью люди хотя бы представить, какие муки приходится выносить людям стеснительным.

Каковы бы ни были негативные последствия застенчивости, и с какой бы силой она не овладела человеком, с этой проблемой справиться можно. Но чтобы сделать это, нужно понять, что лежит в ее основе, а затем выработать подходящую программу для изменения ее основания.

Филипп Джордж Зимбардо



Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: