18+

Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

А мне не горит! или "нужны здоровые рабы или исправные роботы"

Ne noceas, si juvare non potes

Не навреди, если не можешь помочь.

Principiis obsta!

Противодействуй началам!

Заветы основоположника вакцинации, английского врача Эдуарда Дженнера: не прививать ослабленных людей, детей первых недель жизни, а вакцинацию осуществлять только в случае реальной опасности — и только тем, кто был в контакте с заболевшим.

из статьи «Прививка — насилие над иммунитетом»

По мнению российских ученых, должна быть изменена стратегия выявления болезни — только тотальная цифровая лучевая диагностика населения позволит обнаруживать туберкулез на самых ранних стадиях, когда вылечить больного достаточно просто.

Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!

«100-процентная вакцинация…», кроме вреда, ничего хорошего не привнесёт в здоровье детей России, как и не обеспечит «санитарно-эпидемиологического благополучия населения».

из обращения родителей и врачей к Президенту России господину Путину В.В.

«…вакцинация БЦЖ проводится детям с ещё не установившейся реакцией завершённого фагоцитоза, с несовершенной системой антителообразования — иммуноглобулинов, не адаптировавшимися к окружающей среде.

По моему глубокому убеждению, исходящему из долголетней практической работы с поствакцинальными осложнениями после БЦЖ-прививки, отказ от поголовной вакцинации новорождённых является одним из основных ключей к решению задач снижения детской заболеваемости и смертности.

…я являюсь убеждённым противником вакцинации (любой, не только БЦЖ) в период новорождённости, ибо вакцина препятствует развитию и естественных (саногенетических) реакций ребёнка: фагоцитоза, антителообразования, адаптации во внешней среде.

Кроме того, считаю так же, как и многие другие специалисты, не может быть единого календаря прививок для всех детей. Более того, нельзя вводить в организм ребенка 8—10 вакцин: это гибельная практика, рассчитанная на уничтожение нации.«

из письма фтизиатора с 30-летним стажем в Национальный комитет по биоэтике РАН

Я устало развалился на диване после работы, попивая кофе в ожидании ужина. Жена гремела и шипела на кухне.

— Жень, Василиса звонила. У нее что-то случилось. Позвони ей, а?

— Хорошо, сейчас…

Сын отбывал каникулы у бабушек-дедушек в деревне. Летний вечер обещал много приятного.

— Василиса? Привет! Как ваше ничего? — я пристроил трубку мобильника на плече.

— Женька, здравствуй! — мне показалось, что голос нашей знакомой дрожит, — у нас тут…

— Да?

— Жень, — в трубке повисла пауза и потом раздались всхлипы, — меня кладут в больницу на 10 месяцев, а моего ребенка забирают в какой-то санаториииииииий! Жень, вы то меня не броооооосииите?!

Василиса зарыдала в полный голос.

— Василиса-Василек, успокойся! Никто тебя никуда не кладет и ребенка мы не отдадим. Ты дома?

— Угу.

— Пододжи, мы сейчас подъедем.

Ужин остался остывать на столе вместе с недопитым кофе. Мы с женой прыгнули в машину и помчались к Василие.

Дверь нам отрыла женщина, которая, казалось, вернулась с того света. Мы прошли в гостинную. Сели. Минут десять просто молчали.

— Василиса, у тебя чай всегда необычайно вкуснюший. Я все никак не могу разгадть твой секрет! Может, нальешь? — я уверенно улыбнулся.

— Ну да. Я тебе помогу. А то этот проглот еще не ужинал, — моя жена встала и пошла на кухню.

Василиса неуверенно улыбнулась и потянулась вслед за моей женой.

— Ну потихоньку рассказывай, — сказал я, когда мы все расселись за столом и уже выпили по полчашки.

Василиса, 31 летняя, успешная женщина, мать 1.5 летнего пацана, рассказала свою историю. Чай остался нами так больше и не тронут…

Я тут на днях обратилась к терапевту нашему участковому. Что-то приболела. Немного в груди болело и кашель какой-то появился непонятный, не сильный, только вечерами. Терапевт «провела» меня по анализам. Даже на рентген сводила. Все анализы и рентген заняли одну неделю. Хоть и пришлись на праздники.

Предварительный диагноз: туберкулез.

Терапевтша отправила в тубдиспанцер. Там, посмотрев мои снимки полугодней давности и новые, заявили: «А че вы так поздно пришли?! У вас уже полгода назад началось! Почему не пришли?! Вот же не хотят лечиться, а потом заявляются!»

Я не поняла. Я не была одета, как бомж. Я не пахла, как бомж. Я полгода назад обращалась к своей участковой терапевтше, которая ничего тогда не увидела и не услышала. Я пришла за помощью, а меня макнули в самое что ни на есть дерьмо, как-будто меня подобрали под забором и силой привезли к ним. Либо она, — моя участковая терапевтша, — плохой диагност. Либо полгода назад — а это было под Новый Год, — она решила не портить себе отчетность и поставила тогда бронхит. Либо эти фтизиологички — плохие диагносты. Либо эти фтизилогички тут так беспардонно себя ведут. Я ничем не заслужила такое отношение. Первый раз ведь к ним пришла. Но этого им было мало. Анализы, которые я принесла с собой, их не усторили. Они направили меня на новый круг всех анализов. Только теперь все проходить у них. Как-будто в разных больницах анализы обрабатывают по-разному, на разном оборудовании. Или как-будто я могла принести липовые анализы. Или одна больница не доверяет другой. Ерунда какая-то. Я не поняла, зачем столько анализов нужно было сдать?! Наверное, за неделю, что я мыкалась в своей поликлинике, анализы очень сильно поменялись…

Давайте начнем отсчет. После моего первого обращения к участковой с этой, я даже не знаю, не болезнью, а прямо-таки смертным приговором каким-то, уже прошла неделя. 7 дней.

Но и этого было мало. Мне заявили: «Так, мы вас положим в больницу. На 10 месяцев. Это обязательный курс лечения. Что? У вас есть ребенок? Ему нужно сдать анализы и сделать рентген. Мы его отправим в детский санаторий, под Ярославль. Чтобы вы с ним не контактировали. Да. Вам все понятно?!»

Когда в первый раз я от них пришла домой, проревела весь вечер. Я боюсь эту больницу. И сына я не отдам. Какой еще санаторий под Ярославлем?! Не отдам ребенка!

Второй раз прошел более спокойно. Я переговорила с другим врачом. Которая меня успокоила и рассказала, что можно пойти на дневной стационар (т.е. лечиться дома) и ребенка никуда не отдавать.

Начались мытарства с анализами для меня и для моего ребенка.

Мы снова встретились с Василисой через две недели. Перезваниваясь чуть ли не каждый день. И помогая по мелочам (отвезти/привезти из больницы, посидеть с ребенком, сгонять в магазин).

Ее история становилась все больше похожей на выдуманную. Но мы ведь сами стали ее частью, ее участниками.

В одно из посещений я спросила свою фтизиатричку, у которой наблюдаюсь:

— А Вы не могли бы мне назначить какое-то лечение?

— А это тебе в больнице назначат, когда мы тебя туда направим.

— Но время то идет!

— А мне не горит! — заявила врач.

После этого посещения я опять проревела весь вечер. То есть пока меня не направили на лечение в больницу, пока проводят обследование, пусть себе зараза развивается?! А ведь это я к ним езжу. Общественным транспортом. Хочу по улицам. Хочешь не хочешь, а общаюсь с другими. В магазины хожу. Хочешь не хочешь, а контакт. И даже очень массовый. Зато участковая фтизиаторша очень тчательно и долго заполняла все документы, справки, выписки, историю болезни и прочие бумажки. Очень тщательно. Очень долго.

Наконец меня направили в больницу.

Приезжали домой из СанЭпидемСтанции. Проводить дезинфекцию квартиры. Шли по очень загаженному подъезду, с открытыми люками мусоросборников, рассыпанным на этажах мусором. Но главная задача была: только дезинфекция конкретно заказанной квартиры. Поэтому состояние подъезда — уже не их дело. Ну, в общем-то правильно, это дело тех жильцов, которые в нем (гадят) живут.

Участковая фтизаторша настаивала на том, чтобы зайти домой к Василие и проверить условия проживания. Ну как же. Туберкулез то появляется только в плохих социальных условиях! Так и не дошла до сих пор…

Сама больница расположена в центре города. Через забор — детская поликлиника. Через дорогу — центральный рынок. Больные шастают туда-сюда. Собаки и кошки стаями кормятся отходами больницы.

Еще раз подчеркиваю: туберкулезная больница находится в центре города. Осознали?!

А в самой больнице идет «евроремонт». Одна из свежесделанных стен тут же дала огромную трещину.

Главврач — в отпуске. Ее заместитель, по совпадению — ее сын, ничего сделать не может. Кроме того, рассказали про него историю. Как-то раз пришел с будуна. Еле стоит, за стену держится. Его медсестра зовет: «Доктор, там больному плохо!» «Да иди ты, это мне плохо, а больной потерпит!» — еле связал врач.

Но вот как-будто отпуск у главврачихи закончился. Ее зам-сын ушел в отпуск. Самой главврачихи нет. Лечение никто не назначает. Только анализы — уже в третий раз!!! — заставили сделать по-полной.

Главврачиха появилась где-то через неделю.

Препарат изониазид сразу же дал осложнения на зрение, координацию движения и ноги.

Одна больная вообще ходит с кровоточащими ногами. Очень сильная аллергия. «Твоя аллергия — ерунда. Главное — туберкулез вылечить!» — заявляет на каждом осмотре врач.

Появился новый больной — молодой 18ти летний парень. Только что из армии пришел. Оттуда и принес туберкулез. Идет по улице — плюется-сморкается во все стороны. Ему его тетка делает замечание: «Что ж ты, гад такой, делаешь?!» — «А че я один чё ли буду болеть?!» — отвечает этот урод.

Через две недели сменили препарат. Василиса сказала: «Не могу больше это принимать!» — «Не можешь? Ну и ладно!» — сказала врачиха и назначила не гляда и особно не расспрашивая новый.

— А мы собирались в конце этого лета — начале осени в Египет… — расстроено говорит Василиса, наливая нам свой изумительный чай, когда мы в очередной раз собрались на военный совет, — а теперь никто визу не даст и не пустит… Зачем им такие больные?! Ну за что это мне?! Странно, у меня почему-то сложилось ощущение, что мою семью просто хотят вытравить…

Как-то на очередном приеме одна больная радостно рассказывала, как в прошедшие выходные ездила на день рождения к племяннику. А в следующие собирается на свадьбу к кому-то. Странно, а почему же тогда у Василисы хотели отнять ребенка во избежание контакта?

Ультрафиолетовые лучи эффективно убивают разные бактерии и микробов. В том числе и микобактерии туберкулеза. Больницу обрабатывают УФ-лампами. А врачи строго-настрого запрещают выходить на открытое солнце. Ничего конкретно в своем запрете не объясняя. Просто нельзя.

Врачиха несколько раз сетовала на то, что Василису с такой степенью развития болезни ведут на дневном стационаре, будь ее воля, она бы ее положила в больницу и лечила там. Только слова. Если так все плохо, почему нет действий?

Очень хорошей медсестре со стажем в 40 лет в этой больнице платят 14 000 рублей. Почему работает еще там — какая-то очень необычная, человеческая, русская загадка!..

Главврачиха работает в больнице со дня распределения в институте. Хотела быть хирургом, а попала сюда. Уйти на пенсию не может, потому что нет вообще замены. Никто не идет, никого не присылают.

По телевизору, по НТВ на днях показали передачу про туберкулез. Одна история: одна женщина уже 10 лет лечится. Ее ребенок живет у бабушки. Женщина приезжает проведать ребенка один раз в неделю на один час. А вот в Америке… Тьфу ты! Да пофиг эта Америка! Мы же не живем там. Мы болеем здесь!

Появилась новая больная: девочка совсем, на вид 18 лет.

За две недели в больнице умерло 5 человек.

Василиса видела среди больных одну свою соседку-бабушку. Которая не лежит в больнице. Кажется, тоже на дневном стационаре. Но ведь бабушка старенькая. Неужели каждый день ходит без пропусков?!

Администрация города не дает (или не хочет?!) перенести больницу из центра города за черту города. Переговоры и споры уже длятся несколько лет. Безрезультатно.

Больные сбегают. Их выгоняют за пьянство. А потом с осложнением опять привозят и кладут. Где вообще логика?!

Невылеченного больного выгнали из больницы за пьянство. Да, он нарушает устав, пьянствуя, но не вылечив до конца, его выгоняют!!! Вы можете себе представить эту нелепость?! Этот даже не пофигизм, а какое-то вредительство всем остальным здоровым горожанам!!!

Я теперь не сажусь в автобус или вагон электрички — если вижу кашляющего там или входящего кашляющего человека. Всех плюющихся обхожу по другой стороне улицы.

По статистике, каждый третий — носитель туберкулеза.

Нам всем в детстве делали БЦЖ. Так что думается, что носители — все.

Почему-то лечат последствия. А первопричину вовсе не устраняют.

А к Василисе мы по-прежнему приезжаем в гости на чай. У нее замечательный сын.

Приняв закон о статусе некоторых болезней как социально опасных и значимых, государство должно на деле показать, что здоровье нации — это задача наипервейшая! Не может быть других задач, когда нация вымирает.

Ваш Евгений Окунев

701


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: