18+

Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

А в ответ — тишина

3 июля 2018 года, вторник, день 5367

Сегодня в офис мы с Маратом Рауфовичем приехали раньше обычного.

Ответили на пять электронных писем. Получили две бумажных отписки.

Удивительная культура общения! Ты можешь писать письма, задавать вопросы, чем-то интересоваться, а тебе в ответ тишина.

Зачем отвечать тебе? Кто ты такой?

Ты снова будешь писать письма, и снова тишина.

Ты можешь пожаловаться в вышестоящую организацию. Там перешлют твоё письмо тем же людям, на кого ты жалуешься.

Если кто-то бюрократов спросит, то они всё спокойно объясняют: «Там безумцы какие-то пишут. Терроризируют нас одними и теми же письмами. Мы уже это проверяли. Переписка с ними не представляет никакого интереса».

В деле отписок чиновники преуспели.

Теперь даже термин такой родился — «бюрояз», бюрократический язык. Нужно будет рассказать о нём немножко в курсе «Учимся говорить публично».

Это ужасно.

Ну, ладно ещё я со своими делами, с фирмой, с желанием научить всех набирать слепым десятипальцевым методом.

А когда идёт борьба с несправедливостью, чтобы соблюдался закон, когда решается чья-то судьба и незаконно судят?

Когда страдает у кого-то здоровье, и ты ничем помочь не можешь?

Вот только один пример. Казалось бы, мелочь: музыка в  парке «Сокольники» по субботам и воскресеньям.

От этой музыки страдают несколько тысяч человек (парк «Сокольники» в жилой зоне, вокруг дома), и эти несколько тысяч человек бессильны перед тремя-четырьмя чиновниками.

Они пишут Собянину, Раковой, пишут в Департамент культуры Кибовскому.

И тишина.

Никто никаких мер не принимает. В крайнем случае отправляется отписка: мол, всё идёт согласно закону, уровень шума музыки соответствует норме, не превышает 90 дБ.

В субботние и воскресные дни в парке «Сокольники» играет музыка на эстрадной площадке и на танцевальной веранде. На эстраде выступают артисты, на веранде музыкой заправляют ди-джеи.

Эту музыку дают на полную мощность. Она слышна за полтора километра.

Не знаю, сколько это в децибелах, только стекла в домах дрожат.

В многоэтажных домах немало больных, а также пожилых людей, которые хотят в субботу и в воскресенье отдохнуть.

Маленьких детей невозможно уложить спать — мешает музыка.

У одного моего знакомого, он живёт в доме, где магазин «Зенит», мама больная, ей за восемьдесят лет. В субботу и в воскресенье ей часто вызывают «скорую» — из-за музыки поднимается давление.

Пожилая женщина хочет отдохнуть, а музыка врывается: «тынц-тынц-тынц-тынц-тынц», современная, громкая, сильная и бессмысленная.

За что наказывают эту бедную женщину? За что сокращают дни её жизни? За что подвергают её пыткам? За что? Это же тихий ужас.

Но мы к этому привыкли. Мы ко всему привыкли: и к хорошему, и к плохому. Притом к хорошему привыкаешь быстро, но потом снова возникает плохое, и ты ещё быстрее привыкаешь, а о хорошем забываешь.

Мы с Маратом Рауфовичем решили сегодня пораздавать открытки у метро «Марьина роща».

Мне запомнился седовласый мужчина.

— Вы Шахиджанян? — спросил он.

Я ответил:

— Да.

— Так я вас давно знаю.

Я решил человеку подарить свою книжку «КомпьютЕрики шутят».

— Давайте я её куплю у вас!

— Нет, не надо. Мы эту книгу дарим.

— Я бывший посол, — начал рассказывать о себе мой новый знакомый. — Работал в Африке, в Верхней Вольте и в Сенегале. Давно хотел научиться набирать слепым десятипальцевым методом. Кто знает, может быть, напишу книжку, поделюсь с другими жизненным опытом. Мне есть, что вспомнить и рассказать.

Я жалею, что не обменялся телефонами. Наверняка мой новый знакомый — интересный человек:

Вечером к нам в офис пришёл Дмитрий Александрович Кравцов. Чудесный парень! Умный, образованный, ищущий, думающий, желающий жить не как все, надеющийся, что сделает в этой жизни немало полезного для других.

Дмитрий Александрович учится на мехмате МГУ. Я сразу вспомнил Олега Борисовича Лупанова, который долгие годы был деканом мехмата.

С Дмитрием Александровичем мы пошли погулять в парк «Фестивальный». Зашли на баскетбольную площадку.

И там совершенно случайно познакомились с Петром Сергеевичем Кузиным.

Он математик. Они с Кравцовым тут же начали вспоминать известных преподавателей.

Пётр Сергеевич занимается подбором кадров. Раньше работал один, а теперь у него есть даже два помощника. Офиса им не надо, работают из дома. Находят для IT-фирм нужных программистов, у них это получается. Мы договорились, что, может быть, он и нам поможет найти хорошего программиста.

Меня огорчил сегодня Ниточкин (так назову одного сотрудника, с которым прошёл серьёзный разговор).

Ниточкин сказал, что уходит на другую работу. Кем? Корректором. Большая ли зарплата? Всего на пять тысяч больше, чем у нас (и то я сомневаюсь, что это так. Даже в солидных изданиях корректорам платят максимум двадцать пять тысяч).

Я Ниточкину сказал: «Мы же вам обещали, что каждый месяц будем прибавлять, если вы начнёте хорошо работать. От добра добра не ищут».

К вечеру Ниточкин сказал: «Вы знаете, я подумал-подумал и решил, что останусь у вас».

— Ну, ладно, — сказал я, — тем лучше.

Продиктовал дневник, письма, подписи к фотографиям, и почти в двенадцать ночи выехали из офиса. Магазин, дом, дневник. Обычный день.

Впрочем, нет: если получится контакт с человеком, который обещал нам найти программиста, уже хорошо.

Вечером, как всегда, смотрел фотографии новых учеников. Кайф, радость, наслаждение!

  Юлия Юрьевна Муха
  Алексей Осипов
  Илья Андреевич Казаков
  Наталья Дмитриевна Костенко
  Галина Ивановна Кашинская
  Татьяна Андреевна Жигайлова
  Екатерина Эдуардовна Мороз
  Светлана Сергеевна Богомолова
  Татьяна Владиславовна Долматова
  Светлана Сергеевна Тетерева

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян.

P.S. Сегодня, когда публикую дневник, с момента записи прошло почти два месяца.

С утра раздался у меня звонок:

— С вами говорят из парка «Сокольники». Хорошо бы нам встретиться и подумать, как решить музыкальную проблему.

— А что её решать? — сказал я. — Нужно, чтобы по субботам и воскресеньям музыка звучала только на территории парка. Вот и всё. Сделать тише. Один поворот микшером — и музыка станет в два раза тише. В парке её услышат, а жителям она не будет мешать.

Свой вклад в общество делают как оптимисты, так и пессимисты. Оптимист придумал самолёт, пессимист — парашют.

Бернард Шоу (1856-1950), ирландский драматург и романист.

118


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: