Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Афантазия — жизнь без мысленных образов

Можете ли вы вызвать в мыслях образ близкого человека? А представить алеющее закатное небо? Большинство из нас, конечно, ответит положительно, однако есть люди, которые никогда в жизни не видели мысленных образов. Многие из них даже не подозревают, что такое возможно. Это необычное свойство получило название афантазии.

Недоумение и сомнение — вот что почувствовал физик Теппо Маттссон (Teppo Mattsson), впервые прочитав в 2015 году, что некоторые люди не способны мысленно воспроизводить зрительные образы.

Британские ученые по случайному совпадению наткнулись на целую группу людей, называющих себя мысленно слепыми. У них не бывает зрительных воспоминаний, и они ничего не могут мысленно представить. У этого малоизученного явления даже не было названия. Новый термин взяли из греческого языка — «афантазия». По предварительным оценкам, эта особенность встречается у около 2% населения планеты.

Ускользающий образ

Маттссона смутило не само научное открытие, а следующий из него вывод. В описании он узнал себя и понял, что большинство людей, получается, способны что-то мысленно представлять, видеть зрительные образы, не связанные с объективной реальностью. И он не мог в это поверить.

«Я так привык к собственному восприятию мира и памяти. А тут как будто открыли новое чувство, которое я сам никогда не испытывал».

В своем блоге, который он ведет в онлайн-версии финского научно-популярного журнала «Тиеде» (Tiede), Маттссон написал: «Человек очень опрометчиво полагает, что все люди — такие же, как он. Я и сам так обманулся».

А тех, кто привык видеть мысленные образы, удивляет, как можно не осознавать афантазию. Образы появляются в голове постоянно: когда человек говорит, слушает, учится, придумывает. Маттссон всегда свободно употреблял фразы вроде «увидеть внутренним взором», считая, что это всего лишь фигуры речи.

Люди с афантазией часто упоминают, что известие о способности других мысленно создавать образы было для них как гром среди ясного неба. Многие узнают об этой своей особенности, лишь прочитав о ней. Один из создателей браузера «Файрфокс» (Firefox) Блейк Росс (Blake Ross) опубликовал пост о своем опыте осознания афантазии, который похож скорее на научно-фантастический рассказ.

Как же это — думать без образов? Ведь тем, кто привык к ним, образы кажутся неотъемлемой частью сознания.

«Я мыслю посредством языка или математически, посредством цифр, например».

Как физик Маттссон обладает хорошим набором мыслительных инструментов. Помогает ему в том числе моторика. К примеру, образ рыбы формируется, если он представляет, что рисует ее. Кончики пальцев при этом могут скользить в воздухе, имитируя движение карандаша.

От попыток представить себе что-нибудь он отказался, поскольку ничего, кроме разочарования, они не приносят.

Юный художник рисует на заданную тему

«Когда я пытаюсь мысленно представить что-нибудь, ощущения такие же, как когда слово вертится на языке, но вспомнить его никак не выходит, — делится наблюдениями Маттссон. — Я прекрасно знаю черты лица дочери, но образа ее не вижу».

Хотя исследовательский интерес к отсутствию мысленных образов возрос именно в последние годы, явление было известно и ранее. Двоюродный брат Чарльза Дарвина Фрэнсис Гальтон (Francis Galton), известный, помимо прочего, как основоположник евгеники, описал его еще в 1883 году. Эта особенность обнаружилась в результате опросов, которые Гальтон проводил для изучения произвольных мысленных образов.

Современные исследования берут начало в 2005 году, когда к неврологу Адаму Земану (Adam Zeman) в Эксетерский университет направили 65-летнего мужчину с нестандартной патологией: он потерял способность создавать мысленные образы после операции на сердце. Судя по всему, во время операции у него произошло небольшое нарушение мозгового кровообращения.

Когда мужчине показывали изображения известных людей, в его мозге активизировались те же зоны, что и обычно при распознавании лиц. Таким образом, его способность к наблюдению работала безукоризненно. Затем его просили представить увиденные ранее лица мысленно.

В мозге обычного человека при мысленном создании образов активизируются те же зоны, что и при непосредственном зрительном восприятии, однако энцефалограмма показала, что у мужчины этого не происходило. То есть его мозг не мог намеренно воспроизвести нервный след, соответствующий увиденным изображениям. При этом, однако, он мог описать черты увиденного лица так, будто видел его внутренним взором.

При афантазии типично, что информация есть, но она не образует целостного зрительного образа, даже когда речь идет о внешности членов семьи. Хотя Маттссон не может мысленно представить лицо дочери, на словах он рисует подробный и полный теплоты портрет: «У дочки красивые большие глаза, вьющиеся волосы, очаровательная улыбка и пухлые щечки, которые так приятно гладить. Я это помню, и когда думаю о ней, на душе становится тепло, но ее образа я не вижу».

После публикации результатов исследования Земану начали приходить сообщения от людей, которые говорили, что описанное им явление относится и к ним, но с той разницей, что они не видели мысленных образов никогда. Для исследователей информация о том, что афантазия может быть врожденной, оказалось полной неожиданностью.

Около двадцати человек из обратившихся к Земану стали участниками его следующего исследования. Многим из них удалось справиться с заданиями, для которых, как предполагалось, требовалась способность к визуализации. Например, большинство смогли мысленно сосчитать, сколько у них в доме окон.

Мозг обрабатывает зрительную информацию различными способами

По предположению Земана, афантазия встречается у 2% населения планеты, и это очень большая цифра. Однако ученый-невролог Джоэл Пирсон (Joel Pearson) из австралийского Университета Нового Южного Уэльса ушел в своих оценках еще дальше. По его мнению, распространенность явления может достигать 4-6%. Многие люди просто не догадываются, что отличаются от остальных. В любом случае, эти оценки носят гипотетический характер.

Одну из сложностей в изучении явления представляет именно невозможность точных измерений. Все данные, полученные со слов, неизбежно носят субъективный характер.

В университетской лаборатории, которую возглавляет Пирсон, для более объективной оценки придумали использовать бинокулярную конкуренцию — конкуренцию между глазами. Если глазам показать разные изображения, то мозг не сможет собрать из них общую картину, и в итоге сознанием воспринимается либо одно, либо другое. В данном случае речь шла о красном или зеленом изображении.

Исследователи пытались повлиять на то, какое из них будет восприниматься, и заранее просили испытуемых подумать о красном цвете. Затем, когда у них перед глазами появлялись две разных картинки, те, кто способен видеть мысленные образы, в большинстве случаев воспринимали красную, тогда как у «мысленно слепых» явного приоритета не наблюдалось. В их мозге не формировался предварительный образ, который повлиял бы на зрительное восприятие.

Исследователи из Вестминстерского университета, среди которых был и финский ученый — профессор когнитивной неврологии Юха Силванто (Juha Silvanto), — пытались определить, способен ли человек с афантазией справиться с задачами, для которых требуется кратковременная зрительная память.

По результатам этого исследования удалось установить, что мозг может компенсировать отсутствие зрительных образов, используя для обработки зрительной информации альтернативные средства. И все же зрительные образы делают кратковременную память более точной, помогая в ситуациях, когда требуется детально запомнить увиденное.

Мир зрительных образов может открываться во сне

С годами число участвующих в исследованиях Земана людей выросло до нескольких тысяч. У большинства из них афантазия врожденная, но некоторые потеряли способность создавать мысленные образы в результате повреждений головного мозга или в силу психологических причин.

Среди участников испытаний встречаются очень разные люди, в том числе художники и писатели. Земан обращает внимание на то, что мысленные образы и воображение — вещи принципиально разные, хотя и схожи по звучанию. Невозможность создавать мысленные образы ни в коем случае не означает, что у человека отсутствует творческое мышление.

Подробный анализ результатов исследований займет еще много времени, однако некоторые наблюдения можно сделать уже сейчас.

Вероятно, со слабой способностью или неспособностью мысленно создавать зрительные образы зачастую связана прозопагнозия, или неспособность узнавать лица.

Отдельная группа участников исследования отмечала, что воспоминания, например, об отпуске или семейных торжествах у них гораздо более расплывчатые, чем у других людей. В связи с этим люди с афантазией бывают склонны много фотографировать.

Среди участников также была небольшая группа людей с диагностированным расстройством аутистического спектра.

Интересно, что многие «мысленно слепые», включая Маттссона, утверждают, что видят сны. Похоже, когда сознание отступает, происходят некие изменения, благодаря которым создание мысленных образов становится возможным. Но как человек с афантазией может понять, что видел сон?

Маттссон признает, что в самом деле не может быть до конца в этом уверен. Тем не менее, когда просыпается, он испытывает ощущение как от просмотра телевизора, а если воспоминания и ощущения подсказывают, что он видел сон, он не видит явных причин в этом сомневаться.

Один из основных выводов Земана состоит в том, что существует множество разных проявлений афантазии, так что более узкое определение не сможет охватить все случаи. К примеру, не всегда речь идет именно о зрительных образах. Так обстоят дела и с Маттссоном.

«У меня в голове никогда не появляются зрительные образы. Нет и воспоминаний о голосах, запахах, вкусах и других ощущениях. Чтобы почувствовать что-то, мне требуется реальный раздражитель».

Чувственное восприятие запаха кофе, комариного писка или текущего сквозь пальцы песка, конечно, оставляет след в мозге, однако сознательно воспроизвести их в том же виде нельзя. Так называемый среднестатистический человек тоже может воспроизвести далеко не любое чувственное ощущение, по крайней мере не в точности. Очень наглядный тому пример — расходящиеся показания очевидцев какого-либо события.

Целью будущих исследований афантазии может стать в том числе ее влияние на обучение. Как известно, визуализация помогает осваивать новое, а отсутствие способности к визуализации, таким образом, может создавать дополнительные сложности. Если гипотеза подтвердится, для людей с афантазией можно будет подбирать альтернативные методики обучения.

Интересно и то, как сказывается афантазия на эмпатии — способности к сопереживанию. Ведь здесь мысленные образы тоже играют важную роль.

Афантазия остается загадкой, и поиск решения для нее может затянуться

Если представить шкалу развитости мысленных образов, то на одном конце такой шкалы — афантазия с полным их отсутствием, а на другом — гиперфантазия с обилием очень живых образов. Большинство людей окажутся где-то между этими двумя крайностями.

Доцент нейрофизиологии в Хельсинкском университете и Университетской больнице города Хельсинки Симо Ванни (Simo Vanni) говорит, что разница в восприятии — это совершенно нормально.

«Наше восприятие очень субъективно, однако люди не осознают различий, пока не заговорят о них. В сети есть посвященные этому мемы, например, одни видят на картинке золотое платье, а другие — синее, одни слышат на аудиозаписи имя Йенни, а другие — Лорал».

Образы создаются на основе воспоминаний. Они образуются в результате сложного процесса, в котором участвуют связанные между собой зоны головного мозга, однако точный механизм их формирования до сих пор не известен. Ванни подтверждает, что мозг все еще очень слабо изучен.

«Конечно, мы многое узнали, собрано большое количество данных, однако целостной модели работы мозга до сих пор не существует. С этим связано множество ограничений».

Неясно пока и то, где происходит разрыв между зрительным восприятием и мысленным зрительным образом, приводящий к афантазии. Зацепки к решению этой загадки ученые пытаются найти, в частности, с помощью функциональной МРТ.

Видеть мысленные образы или нет: что, если бы можно было выбирать?

Часть участников исследований Земана отметили, что из-за своей особенности чувствуют себя одинокими и несчастными. Отсутствие мысленных образов может создавать сложности в различных сферах жизни, приводить к тому, что важные события частично или полностью стираются из памяти. В итоге мысленное создание образов воспринимается как своего рода сверхспособность, которой именно ты оказался лишен.

Тем не менее люди чаще всего испытывают облегчение от того, что нашлось объяснение многим вещам, которые ранее казались необъяснимыми. Писатель-документалист и специалист по развитию коммуникационных навыков Катлеена Кортесуо (Katleena Kortesuo) в своем блоге привела целый список загадочных для нее моментов, которые, как оказалось, связаны с неспособностью запоминать информацию, поступающую от органов чувств. Например, она никогда не могла определить источник запаха, не видя его.

В интернете люди, узнавшие о своей особенности, делятся информацией и опытом и знакомятся с разными формами афантазии. Вопросов задают много. Слышите ли вы у себя в голове музыку? Что предпочитаете — книги или фильмы? Встречается ли то же самое у родственников?

В будущем, вероятно, зрительные образы будут доступны и таким людям. В Университете Нового Южного Уэльса проводится исследование, чтобы определить, можно ли развить внутренний взор путем воздействия слабым электрическим током или с помощью регулярных тренировок.

По мнению Маттссона, у афантазии много плюсов. Когда прошлые ощущения не помнишь, а яркую картину будущего нарисовать не удается, легче расслабиться и жить сегодняшним днем.

«Я всегда легко засыпаю в спокойной обстановке», — говорит он.

Исключением не стало и разрушительное землетрясение в новозеландском городе Крайстчерч в 2011 году, заставшее Маттссона в университетском рабочем кабинете.

«Я только и успел, что спрятаться под столом, когда здание заходило ходуном и отовсюду стали падать тяжелые предметы, — рассказывает он в своем блоге. — От этих событий у меня осталось ощущение силы, и никакие тягостные воспоминания на меня не давят».

Это сторона афантазии привлекает и исследователей, поскольку яркие и неконтролируемые образы сопровождают многие психические расстройства. Среди них, к примеру, обсессивно-компульсивное расстройство и посттравматическое стрессовое расстройство.

Конечно, Маттссона волнует идея мысленных образов, однако если бы существовала возможность включить эту способность прямо сейчас, он бы не согласился.

«Я бы сначала немного попробовал, что это такое, а затем уже решил, какой вариант лучше».

Хенна-Леена Каллио

Источник

66


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: