Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

"Бухенвальдский набат" Соболева

Благодарность по Сталински.
Эта песня облетела планету. Ее перевели на многие языки. И везде она звучала, как произведение композитора Вано Мурадели. Но автора стихотворного текста в советские времена нигде никогда не упоминали. Хотя автор, разумеется, был – поэт Александр Соболев.
"Я не знаю этого поэта, не знаю других его произведений, – сказал о песне известный советский писатель Константин Федин, – но за один "Бухенвальдский набат" я поставил бы ему памятник при жизни".
Никакого "памятника" ни при жизни, ни после смерти советская власть, конечно же, поэту не поставила. Ему еще повезло, что он избежал участи многих советских деятелей культуры сталинской эпохи – не угодил в лагеря. Его уничтожали медленно – делая вид, что такого поэта не существует. Нигде не печатали, нигде в официальных кругах не произносили его имени.
Александр (Исаак) Соболев попал под запущенный Сталиным в нашей стране каток антисемитизма.
"В те годы преимущественно пользовалась спросом литературная продукция определенного толка, а у него сердце не лежало славить партию большевиков и лучшего друга всех народов после коллективизации на Украине… В отличие от многих литераторов… он за полвека поэтического творчества не посвятил Сталину ни одной строки", – написала в книге воспоминаний о муже Татьяна Михайловна Соболева.
Власти не нравилось не только его еврейское имя, но и то, что Соболев вообще жил вне рамок партийных установок. Наивная мечта молодости о справедливости и свободе не могла ужиться в его сознании с реалиями беспощадного коммунистического террора…
В войну Александр был на передовой – пулеметчиком стрелковой роты. Вернулся в 1944-м инвалидом второй группы. С трудом устроился слесарем на военный завод. Публикуя в заводской многотиражке фельетоны, разоблачал злоупотребления местной власти, критиковал бюрократов, начальников, использовавших в корыстных целях свое служебное положение. Финал такой деятельности в те времена был вполне предсказуем. Соболева предупредили, чтобы "не лез не в свое дело". А в результате уволили и отправили "на лечение" в психиатрическую клинику.
В больницах и госпиталях он провел четыре года. Возвращение домой после изнурительного "лечения" не сулило радужных перспектив. На работу Александра никуда не брали. А в печатных изданиях, отказывая ему, намекали, что "еврею в журналистике делать нечего".
К тому же он никак не поддавался попыткам власти приручить его. Когда "Правда" предложила ему заменить ушедшего из жизни Маршака и обеспечивать поэтическое сопровождение политических карикатур Бориса Ефимова (что могло быть престижнее этого предложения?), Александр Владимирович, понимая, чем этот отказ грозит ему в дальнейшем, все же не клюнул на эту наживку. Его представления о свободе и справедливости не уживались с реалиями коммунистического режима. Присущие ему честность и прямота не допускали приспособленчества. Такое полное "отсутствие патриотизма" заведомо помещало его в ряды "отщепенцев".
Жена Соболева вспоминала, как ее, русскую, в начале 1953 года цинично "вычистили" из Московского радиокомитета только за то, что ее муж был еврей. Правда, перед этим одно близкое к официальным кругам лицо конфиденциально порекомендовало срочно развестись с мужем: "Он еврей, а в верхах созрел план выселения евреев из Москвы".
Но вскоре Сталин умер, и партия признала антисемитское "дело врачей" клеветническим, что, впрочем, не означало борьбу с антисемитизмом на государственном уровне. Насаждаемая Сталиным в начале 1950-х годов зараза ушла вглубь, превратившись в хроническую болезнь.
"…Я поняла, что быть женой еврея в стране победившего социализма наказуемо", – пишет Татьяна Михайловна Соболева в книге воспоминаний.
В сентябре 1958 года газета "Труд" опубликовала стихи А. Соболева "Бухенвальдский набат", отвергнутые до этого в "Правде". Автор отослал их композитору Вано Мурадели. Вскоре Мурадели позвонил поэту: "Пишу музыку и плачу… Какие стихи! Да таким словам и музыка не нужна. Постараюсь, чтобы было слышно каждое слово…".
Впервые песня прозвучала в 1958 году в Вене на Всемирном фестивале молодежи и студентов в исполнении хора Уральского университета. Это был настоящий триумф. Песню мгновенно перевели на многие языки, и она разнеслась по свету.
Хорошо помню, как в 1963 году на "Голубом огоньке" ее спел впервые появившийся на телевидении юный Муслим Магомаев, который незадолго до этого стал лауреатом Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Хельсинки, исполнив там "Бухенвальдский набат". Можно сказать, эта песня сделала его знаменитым, ее он долгие годы включал потом в свой репертуар.
Триумфальное шествие "Бухенвальдского набата" по российским просторам было уже не остановить.
Как вспоминает жена Соболева, после взрыва популярности "Бухенвальдского набата" "доброжелатели" звонили мужу по телефону: "Мы тебя прозевали, но голову поднять не дадим".
Да и как могли коллеги по литературному цеху отнестись к таким строчкам?
…Я не мечтаю о награде
Мне то превыше всех наград,
Что я овцой в бараньем стаде
Не брел на мясокомбинат…
В 1962 году "Бухенвальдский набат" выдвинули на Ленинскую премию.
Далее развернулся жестокий спектакль, подтверждающий антисемитский настрой и в партийных кругах.
…Вопрос о присуждении премий всегда рассматривался на Старой площади. Там же сочиняли сценарий, который потом спускали для воплощения.
Газеты опубликовали список соискателей премии, в котором стояли имена Вано Мурадели и Александра Соболева. Вскоре из числа соискателей автор стихов знаменитой песни был исключен (!), остался один Вано Мурадели. Но, поняв абсурдность ситуации, члены комитета по Ленинским премиям убрали из списков и саму песню. И не стало предмета для предоставления упомянутой премии! Этим все и закончилось.
Честность, порядочность, помноженные на принципиальность и нежелание идти ни на какие компромиссы с властью, явились причинами того, что из Соболева сделали "мертвого поэта": стихов его не публиковали, в Союз писателей не принимали (да он и не стремился быть с некоторыми из его членов в одной "стае"). Работал только "в стол".
"Я – сын твой, а не пасынок, о Русь, хотя рожден был матерью еврейской", – написал автор всемирно известного "Бухенвальдского набата".
В то время как со сцены Кремлевского и других государственных залов звучали трагические антифашистские строчки:
Сотни тысяч заживо сожженных
Строятся,
Строятся
В шеренгу к ряду ряд…
Их автор, приговоренный к забвению, умирал в "Бухенвальде", выстроенном в стране "развитого социализма" для таких, как он, неподкупных и коленонепреклоненных.
 
Автор: Феликс Медведев "О Сталине без истерик"
19

Комментарии

Пока никто не комментировал. Вы можете стать первым.


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: