18+

Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Экономия на героях

Как современное Российское государство заботится о родителях своих погибших героев, о детях солдат, отдавших жизнь за страну? К сожалению, здесь есть немалые проблемы. Майор Пётр Яценко, подполковник Владимир Васильев, капитан Дмитрий Новосёлов, старший лейтенант Сергей Фирсов и многие, многие другие солдаты и милиционеры… Что общего между ними? Они все героически погибли, исполняя свой долг. Так, в октябре 2004 года капитан Алексей Румянцев ценой своей жизни спас в Чечне отряд разведчиков. Ему не довелось увидеть родившегося через месяц сына. И узнать, что его семье чиновники не будут платить положенную по закону пенсию…

«ЛГ» беседует с Вероникой МАРЧЕНКО, председателем благотворительного фонда «Право Матери» — организации, которая бесплатно представляет в суде интересы родителей, сыновья которых погибли в армии или на войне, вдов и детей, которые остались без кормильца. Фонд существует с 1989 года. В одном только 2012 году его юристы получили 3638 обращений от семей погибших военнослужащих, участвовали в 107 судебных процессах в 49 российских городах.

— Вероника Александровна, как Россия поддерживает семьи погибших героев и ветеранов боевых действий?

— Действующее законодательство предусматривает для таких семей некоторые материальные выплаты, за которые, однако, приходится бороться. Все, как на подбор, органы, которые обязаны выплачивать пенсии и надбавки семьям героев и ветеранов боевых действий, ведут себя либо так, будто они просто не понимают закон, либо они всё прекрасно понимают, но выполняют спущенное сверху указание по экономии выделенных бюджетных средств. Они не доплачивают этим семьям надбавки — ветеранам боевых действий 32% от расчётной пенсии, а героям России — 100% пенсии.

— На каком же основании?

— Основанием служит совершенно замечательная версия. Надбавка к пенсии по случаю потери кормильца полагается, по мнению Министерства обороны, самому погибшему кормильцу. Но не членам его семьи. Поэтому военкоматы отказывают в выплатах членам семьи погибшего. Ведь сами члены семьи не герои и не ветераны! А значит, надбавка к пенсии им не полагается!

«Но он же мёртв!» — говорим мы представителю военкомата или Министерства обороны. Но их это не смущает. Они без зазрения совести произносят в судах, перед матерями погибших солдат, такие слова: «Да, Лидия Петровна, вы мать героя. Но вы же сами не герой! Вам-то выплаты не полагаются». То есть они как-то собираются платить пенсию в могилу. Но, начав судиться с нами, пенсионные отделы военкоматов и министерств внутренних дел (если речь идёт о погибших милиционерах) проигрывают. Судебная практика раз за разом подтверждает: да, юристы нашего фонда понимают закон правильно, пенсии по случаю потери кормильца с соответствующей доплатой следует выплачивать семьям погибших военнослужащих.

— И что дальше? Ведь если уже есть судебная практика — значит, она должна быть руководством к действию.

— Должна быть. Но не становится. Год за годом доплаты к пенсии получают только те, кто эти доплаты отсудил. Практика недоплат является тотальной. Не будешь судиться — не получишь. Как только мы отсуживаем доплаты первому обратившемуся, весть разлетается по городу и к нам приходят новые люди, десятками. Тогда мы уже начинаем оформлять коллективные иски. И снова побеждаем.

Но если в этом же самом городе остались или появятся те, кто ещё не отсудил доплаты к пенсии, — им всё придётся начинать сначала. Судебная практика не действует. Раз за разом ведомственные юристы, читая закон, понимают его так, будто пенсия назначена самому умершему солдату. Конечно, закон написан птичьим языком и опутан массой перекрёстных отсылок к разным статьям, но при желании разобраться в нём было бы нетрудно.

— Но выигранные иски хотя бы исполняются?

— Да, с этим проблем нет. Самые умные наши ответчики даже не пытаются объяснить маме или вдове умершего героя, что она сама не герой, а сразу говорят: «Пожалуйста-пожалуйста, как только суд примет решение, мы всё выплатим». Но никаких пионеров с букетами, как в советское время! Нет, только одно решение: идите в суд. Понятно, что в суд пойдут далеко не все.

— Дети, вдовы погибших военнослужащих тоже должны получать эти надбавки?

— Да, мы точно так же судимся и за вдов. И тут работает та же система: кто не посудился — тот получит меньше денег. Закон вроде бы даёт гарантии, но на местах пенсионные отделы дружно косят «под дурачка». Мы с этими коллективными исками уже замучились ездить по городам. Нижний Новгород, Краснодар, Тамбов, Челябинск, Екатеринбург, Оренбург, Ульяновск, Астрахань… Грантов у нас теперь нет, а деньги для разъездов и зарплат юристам по-прежнему нужны. Увы, у нас две трети страны не в курсе, что у нас были боевые дей%ADствия, а Министерство обороны по-тихому пытается сэкономить жалкие 32%. Они накапливаются годами, десятилетиями, и мы выигрываем кому по 50 000 рублей, а кому и по 500 000.

Вообще говоря, этот подход просто возмутителен. Ну, ошибитесь вы в большую сторону, выплатите лишнюю жалкую тысячу, в конце концов сможете её потом оформить как материальную помощь. Так нет: везде надо урвать какие-то крохи. Вот, в 2012 году мы выиграли шесть коллективных исков для сорока членов семей погибших военнослужащих. И мы ни с одной семьи не взяли ни копейки.

— Вас теперь финансируют только граждане России?

— Да, закон об НКО формально нам как благотворительному фонду ничего не запрещает, мы по закону имеем право получать иностранные пожертвования, но правоприменительная практика такова, что любая благотворительная организация может вдруг случайно «оказаться» иностранным агентом для какого-то ретивого прокурора. И вот уже полгода мы, от греха подальше, живём только на пожертвования российских граждан. У нас есть тысячники — это те, кто каждый месяц перечисляет нам тысячу рублей, — и сотовики. Это один пенсионер написал нам, что тысячу перечислять он не может, а сто рублей может. И мы этому народному пожеланию последовали.

Беседовала Татьяна ШАБАЕВА

491


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: