Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Гулаг - мина под будущим России

Вторая часть интервью с Татьяной Михайловой, старшим научным сотрудником Института прикладных экономических исследований.

Вы сказали, что ГУЛАГ был городским явлением. Как лагеря повлияли на дальнейшее развитие городов?
Как правило, в тех городах, где рядом была инфраструктура ГУЛАГа, даже после его ликвидации в 1959 году население росло быстрее. Более того, эти процессы продолжились и после распада СССР. Расселение людей по территории всегда и везде было очень инерционным: если город построен, то потом его крайне трудно разрушить или переселить.

Получается, что ГУЛАГ исказил демографическую и социально-экономическую географию нашей страны?
Конечно, исказил и продолжит искажать.

Почему?
В любом большом современном российском городе есть объекты, построенные заключенными. Если бы не было ГУЛАГа, их или не существовало бы вовсе, или их строили бы вольнонаемные рабочие в другом, возможно, более благоприятном месте.

В каком?
В европейской части России, где было больше сельского населения, которое в процессе нормальной урбанизации (а не такой уродливой, как при советской власти) двинулось бы в города устраиваться на заводы и фабрики. Инвестировать в эти регионы было бы выгодно, поскольку там имелся излишек рабочей силы. А у нас эта избыточная рабсила перемещалась на восток, в малоосвоенные регионы страны.

В «столыпинских» вагонах?
Сначала — да. Первичную промышленную инфраструктуру на новом месте создавали узники ГУЛАГа, а потом вслед за ними ехали вольнонаемные. В отличие от дореволюционной аграрной колонизации Сибири и Дальнего Востока, сталинская насильственная миграция с помощью ГУЛАГа была в значительной степени инструментом индустриализации этих регионов — дорогостоящей и не всегда оправданной.
Повторюсь, наследие ГУЛАГа останется с нами надолго. Возьмем, например, город Комсомольск-на-Амуре: можно ли было бы его построить посреди тайги без ГУЛАГа? Наверное, да, но какой ценой? Но что сделано, то сделано: город есть, и он уже никуда не исчезнет. Или другой пример — Норильск, с которым непонятно что делать.

А что с Норильском?
Подсчитано, что дешевле дать большинству жителей Норильска компенсации для переселения на Большую землю, чем содержать всю его огромную, затратную и неэффективную социально-экономическую инфраструктуру.
У нас перед глазами есть пример канадского аналога Норильска — города Томпсон, где в чуть более мягких природно-климатических условиях находится горно-металлургический комбинат, сопоставимый по объемам продукции с «Норникелем». Только разница в том, что в Норильске сейчас проживают немногим менее 200 тысяч человек, а население Томпсона — 13 тысяч. Представляете, какая для канадской экономики выходит экономия финансовых и прочих ресурсов?

Норильск тоже строили заключенные?
Конечно. На его примере хорошо видно, что гулаговская система была эффективна только на короткой дистанции и лишь для планового хозяйства. В долгосрочной перспективе и в условиях рыночной экономики построенная с помощью ГУЛАГа социально-экономическая инфраструктура оказалась совершенно неэффективной и обременительной для нашей страны.

И что же со всем этим делать?
Непонятно. Вот что делать с тем же самым Норильском? Содержать его дорого и неэффективно, заставить местное население платить за коммунальные услуги по рыночным ценам тоже невозможно — люди этого не потянут и попросту начнут замерзать. Уговорить их добровольно покинуть Норильск тоже трудно, так как любой город — это множество устоявшихся социальных связей. Насильно вывезти оттуда жителей тоже нельзя — слава богу, времена уже не те, да и «столыпинские» вагоны работают лишь в одну сторону. Эта проблема касается не только Норильска, но и других гулаговских мест — например, того же Магадана.
Города и поселки, построенные с помощью ГУЛАГа, не вписываются в современную рыночную экономику, поэтому они должны или сильно уменьшиться в размерах, или вообще исчезнуть с карты. По идее государство должно контролировать этот процесс: стимулировать переезд экономически активного населения и обеспечить всем необходимым тех, кто решил остаться.

А наше государство пытается этим заниматься?
К сожалению, у нас просто нет денег. Поэтому неизбежная оптимизация пространства сейчас происходит стихийно и часто с негативными социальными последствиями. ГУЛАГ — это мина замедленного действия под будущее России, которая уже сработала. Мы унаследовали от СССР искаженную географию размещения населения — и это наше проклятие на несколько поколений вперед.

Источник

105

Комментарии

Пока никто не комментировал. Вы можете стать первым.


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: