Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

ГУЛАГ в КОМИ АССР (20-50-е гг.)

Я поднимаю тост за здоровье русского народа...
потому, что у него имеется... терпение.
И.В. Сталин

 

Архипелаг ГУЛАГ... В истории создания огромной системы лагерей для заключённых, времён советского тоталитарного террора, Коми АССР занимает особое место. В этой относительно малолюдной, богатой природными ресурсами республике на Европейском северо-востоке таких учреждений было особенно много. Многие из сотен тысяч арестованных нашли здесь свою смерть. До сих пор не установлено точное число замученных и убиенных - сотни и сотни тысяч - юношей и старцев, женщин и детей, выдающихся учённых и простых хлебопашцев, талантливых художников и рядовых тружеников, здоровых и калек...


***

Политическая ссылка в Коми имеет свою историю. В начале XIX в. сюда были сосланы известный литератор Н. Надеждин, адвокат О. Ишимов. За ними последовали поляки - участники восстания 1863 года, революционеры-народники, активисты рабочего движения. В 1904 году в Яренском, Усть-Сысольском уездах Вологодской губернии и Печорском уезде Архангельской губернии уже было около 200, а в 1909 году свыше 1800 (наибольшее число за все предреволюционные годы) политических ссыльных. Среди них немалую часть составляли члены РСДРП.

После революции и Гражданской войны уже большевики использовали этот край как место изоляции своих политических противников. В середине 20-х гг. сюда направляли в ссылку тех, кого освобождали из Соловецкого лагеря особого назначения.
 

В 20-е гг. набирает темпы индустриализация, полным ходом идёт коллективизация, ссылка резко расширяется... 
Как видим, Октябрьская революция политически, материально, духовно и морально обновила нашу страну. ... В первые десятилетия Советской власти широкие народные массы, видя, как благодаря их прямым революционным и трудовым усилиям рушится старый мир и преображается облик родной страны, впервые почувствовали свою сопричастность к "деланию" истории. Отсюда необычайный по массовости и искренности революционный энтузиазм и трудовой пафос 20-30-х годов...

Правда, 27 марта 1987


В декабре 1928 года проект первого пятилетнего плана развития Коми АО был представлен перед Сталиным и получил его одобрение. План предусматривал возрастание удельного веса промышленной продукции в общем объёме производства с 39 до 62%. Должны были начаться комплексное изучение и разработка месторождений угля и нефти в Печорском регионе, а также ускоренное автодорожное строительство и прокладка железной дороги.

Осуществление этой программы без экстремальных мер было невозможно. Промышленный потенциал области был мизерным. В 1928 году в Коми АО было всего шесть фабрично-заводских предприятий в том числе одно деревообрабатывающее - небольшой лесопильный завод в Усть-Сысольске, пущенный в 1926 году Общее число промышленных рабочих немногим превышало 500 человек. Практически полное отсутствие грунтовых дорог - основным видом транспорта являлся водный. Трудовые ресурсы области никак не могли обеспечить выполнения намеченных планов. В 1926 году здесь проживало всего 207,3 тыс. человек из них в Ижмо-Печорском уезде, где были сосредоточены все месторождения нефти и угля, - 30,7 тыс. человек. Между тем, по мнению авторов доклада "Печорская проблема", представленного в 1931 году руководству области, число рабочих, служащих, ИТР (с членами семей), необходимое для работы на угольных шахтах, при условии механизации добычи, составляло 20 547 человек.

Неясно, кому принадлежала идея использования заключенных в решении программы экономического развития области. Несомненно одно: почти сразу же после утверждения плана в области стали прибывать первые этапы заключённых, Использовались они в основном в горнодобывающей промышленности и дорожном строительстве.

На лесозаготовительных предприятиях их было меньше, за исключением лагпунктов, обеспечивавших, лесом местные промышленные объекты. Леспромхозы формировали свои постоянные кадры за счет оргнабора, а с начала 1930 года стали прибывать первые эшелоны со спецпереселенцами - раскулаченными. По данным ОГПУ, в апреле 1932 года в Коми АО их было 32,612. "Кулацкая ссылка" передана Коми областным отделом ОГПУ по договору тресту "Комилес". За ней последовали новые "волны" спецпереселенцев, последняя из которых приходится уже на послевоенные годы (немцы-репатрианты, украинцы - "националисты", литовцы).

В 1929 году почти одновременно начались работы на трёх взаимосвязанных объектах: Ухтинском нефтяном месторождении, прокладке тракта Усть-Вымь - Ухта и железной дороги.

В правительстве рассматривались различные варианты трассы первой в Коми АССР железной дороги. Она должна была связать Усть-Сысольск (с 1930 г.- Сыктывкар) с центром страны и в перспективе выйти к Ухте. Отмечалось, что без неё нереально развитие лесодобывающего комплекса и строительство целлюлозно-бумажного комбината. Наиболее перспективным был признан вариант трассы Пинюг - Сыктывкар, проходящей по южным районам республики. Окончательный проект строительства был утверждён в ноябре 1929 года, а уже концу года на трассе работало 2300 заключенных.

Поначалу изоляционный режим лагерей не был слишком жёстким. 12 августа 1929 года исполняющий обязанности начальника Управления северных лагерей в Усть-Сысольске Васьков жаловался в Коми исполком: "Замечено, что местные жители, а также и жители сельских местностей имеют сношения с заключенными вверенных мне лагерей; сношения эти выражаются в том, что отдельные граждане обменивают всякие вещи на продукты у заключённых или покупают у заключенных за наличный расчет продукты и казённое имущество". Васьков просил принять меры с тем, чтобы прекратить контакты. Меры, конечно, были приняты...

Весной и летом 1930 года, работы на строительстве железной дороги уже шли полным ходом. В мае здесь использовалось около 15 тыс. заключённых . Политических среди них было ещё немного. Строительство велось сразу на всём протяжении трассы, для чего через каждые 8 - 10 км были организованы лагпункты (более 20) .

Однако с весны 1931 года работы начали сворачиваться из-за нехватки средств и материальных ресурсов. В декабре 1931 г. строительство было законсервировано. ОГПУ стало вывозить оборудование и рабочую силу, снимать уже уложенные на части трассы рельсы . Руководство республики обращалось в ГПУ ГУлага с просьбой вернуть заключённых поскольку без них завершить строительство невозможно. Хотя стройка неоднократно возобновлялась (последние попытки относятся к 1937-38 гг.) силами области, завершить её так и не удалось. Было выполнено 50% земельных работ, построено 65% мостов и искусственных сооружений, прорублена и расчищена вся трасса. Загублены сотни человеческих жизней...

Следует заметить, что южные районы республики и бассейн Средней Вычегды были покрыты сравнительно редкой сетью лагерей. В 30-х гг. на территории современных Корткеросского и Усть-Куломского районов наряду со спецпосёлками был развёрнут Локчимлаг с центром в посёлке Пезмог, специализировавшийся на лесозаготовках. В конце 30-х гг. в нём было более 50 лагпунктов. В 1940 году лагерь был ликвидирован, имущество передано в Наркомлес.

Северные районы республики осваивались ГУлагом значительно интенсивнее. В мае 1929 года в началось формирование Ухтинской экспедиции для организации геолого-разведочных работ в бассейне Печоры. 6 июля партия заключенных из 139 человек отбыла из Кеми. Морем они добрались до устья Печоры, а затем на баржах до поселка Шельяюр и далее поднялись на лодках до реки Ижмы. Только 21 августа экспедиция добралась до реки Чибъю, где была организована база (впоследствии из неё вырос поселок Чибью, затем - город Ухта, центр Ухт-Печлага.

Первый лагерь даже не окружили колючей проволокой - всё равно бежать было некуда.

Работы разворачивались стремительно. Один за другим прибывали новые этапы. Для организации изыскательских работ в первые два года были присланы крупные учёные-геологи - заключённые Н. Тихонович, Н. Леднев, И. Стрижев, П. Полевой и другие. 19 июля 1930 года Ухтинская экспедиция была выведена из подчинения Управления северных лагерей и включена в ГУлаг как самостоятельная единица. Ей была подчинена Печорская экспедиция и лагпункты СЕВИТлага (Северного исправительно-трудового лагеря) в Печорском крае, а также строительство тракта Сыктывкар - Княжпогост. В июле 1931 года экспедиция была реорганизована в Ухто-Печорский исправительно-трудовой лагерь. А 13 ноября 1932 года Политбюро ЦК ВКП(б) принимает постановление "Об организации Ухто-Печорского треста". На него была возложена реализация программы по развитию северных районов Коми АССР. Показательно, однако, что тем самым правительство республики было фактически устранено от активного участия в управлении огромной части собственной территории.

В состав Ухто-Печорского треста в 1932-35 гг. входили: три отделения (Архангельское, Печорское и Усинское), пять промыслов, пять перевалочных пунктов, четыре рудника и пять совхозов, два поселка спецпереселенцев. В 1935 году население треста, с учётом "колонизованных" из освобождённых заключённых и спецпереселенцев составляло около 25 тыс. человек.
На этом этапе главной сферой деятельности треста было производственное и жилищное строительство и разведка полезных ископаемых - нефти, угля, асфальтов, природного газа, редкоземельных металлов.

Плановый отдел треста подготовил и обосновал Генеральную схему работ на вторую пятилетку (1933-37 гг.). Предполагалось построить Северную железную дорогу Архангельск - Кожва - Воркута - побережье Северного Ледовитого океана, научно-исследовательский институт в новом социалистическом городе Краснопечорск, нефтепровод Кожва - Чибью - Усть-Вымь, четыре нефтеперегонных завода, две судоверфи, завод по производству брома, радиевый и гелиевый заводы, брикетную фабрику, три электростанции и другие объекты.

Потребность в рабочей силе на 1937 год определялась в 85 тыс. заключённых, в том числе на добыче угля - 53 тыс. человек, нефти - 10 тыс., асфальтитов - 5800, радия - 4 тыс., газа - 800 человек и т.д.

Очевидно, что главным направлением деятельности треста было освоение угольных и нефтяных месторождений, поэтому приоритет получает Усинское отделение, где сосредоточиваются около 3 тыс. заключенных, 211 колонизованных 200 ссыльных. Здесь действовали четыре геолого-разведочные партии, были оборудованы три перевалочные базы, функционировал сельхоз. Главным направлением было освоение Воркутинского угольного месторождения. Сюда в августе 1931 г. прибыла первая групп геологов и строителей. Летом следующего года началось строительство шахты и поселка Рудник. В устье реки Воркуты (в 64 км к югу от посёлка) возникла перевалочная база с небольшим лагпунктом. Попутной добычей из разведочных штолен было поднято 1176 тонн угля, который использовался на хозяйственные нужды. Заключённые построили барак, баню-прачечную, хлебопекарню, склад и фундамент под контору рудника.

В июле 1933 г. первый пароход с воркутинским углём для нужд Северного флота пришёл в Архангельск. В августе следующего года силами заключённых Воркутинского и Обдорского лагерей ОГПУ было завершено строительство железной дороги от рудника до устья реки Воркуты протяженностью 64 км.

1 ноября 1934 г. вступила в эксплуатацию шахта 1 - 2 (позднее шахта 8) с объёмом добычи 600 - 700 т угля в сутки. На шахте в проходке и добыче в 1934 году работало 2340 заключённых, в 1935 г. - около 4 тыс., в 1936 г.- около 5 тыс.

В конце 1936 года политические заключённые УхтПечлага организовали первую в истории лагерей забастовку, сломленную "расстрельной комиссией" Кашкетина. На кирпичном заводе Воркуты и на реке Ухтарке (недалеко от Чибью) было казнено более 2000 человек. Часть сожгли заживо...
С началом войны режим содержания ужесточился

В первый же день войны приказом № 00221 нарком внутренних дел Берия и прокурор СССР Бочков постановили: "Усилить охрану заключённых, в 24 часа сосредоточить под усиленную охрану в зонах контрреволюционеров и других опасных преступников, а также немцев и иноподданных, прекратив их безконвойное использование... Арестовать заключённых, на которых имеется материал по антисоветской деятельности".

Рабочий день был увеличен до 12 часов, на "ударных" стройках - до 16 часов. Усилилась охрана, созданы оперативные и резервные взводы, ударные группы Оперативно-розыскные отряды и заставы, начальники лагерей оперативно-чекистских отделов получили неограниченные полномочия. Ухудшилось питание и медицинское обслуживание, росла смертность. В Коми АССР 1941 год был отмечен затяжной весной, холодами в июне - июле, заморозками в августе. Погибли посевы в сельхозах, была сорвана осенняя навигация по рекам - основным транспортным артериям. Свирепствовала эпидемия гриппа.

Особенно тяжёлое положение сложилось в северных лагерях - на Воркуте, Инте, Кожве. С началом войны фактически было прекращено освобождение заключённых. Ходили слухи о готовящихся расстрелах осужденных по 58-й статье. Начались волнения узников лагерей, дела которых работники оперативно-чекистских отделов трактовали как диверсии в пользу фашистской Германии (версия официальной историографии).
Воркута – шахты по кругу;
Воркута – мороз и пурга,
Воркута – памятник другу,
Воркута, Воркута

Воркутинский лагпункт располагался в шести километрах от районного центра Усть-Уса на берегу Печоры. На 1 декабря 1941 г. здесь содержались 202 заключённых в том числе 108 политических. 24 января 1942 г. заключённые разоружили охрану и двинулись по направлению к райцентру под руководством начальника лагпункта Марка Андреевича Ретюнина. Они понимали что в сложившейся ситуации без крови нет пути к свободе и они сделали свой выбор вполне осознано. Однако, надеясь поднять на восстание все лагеря Коми АССР, они трагически заблуждались.

Восставшие захватили на короткое время райцентр село Усть-Уса, но были выбиты из него превосходящими силами милиции и охраны. До марта разрозненными группами они пытались уйти в Большеземельскую тундру к ненцам-оленеводам. За это время был убит 81 человек. Всё лето 1942 года шли допросы тех, кто попал в руки НКВД (около 70 человек, в том числе не участвовавшие в восстании). В октябре 49-и беглецам вынесли приговор: высшая мера наказания, остальным - длительные сроки лагерей и тюрем. Расстрел был произведён в Сыктывкаре. Место захоронения убитых до сих пор не установлено.

***

В Воркутлаге в начале 1942 года было вновь заключено под стражу 10185 человек. Здесь, под землёй, вгрызались насмерть в мерзлоту заключённые, высланные на Воркуту русские немцы и советские воины, попавшие в плен к немцам, а затем "освобождённые" нашими войсками. Это был новый лагконтингент, который переполнял бараки Воркутлага. И в 42 году первые 60 эшелонов воркутинского угля прибыли в Ленинград. В 44 году от своего "угольного цеха" город-побратим получил 155 эшелонов угля, в 1945 г.оду - 347.

В 1942 году во всех лагерях Коми АССР насчитывалось более 300 тыс. заключённых. Самым крупным по численности был Печорский железнодорожный - 125 тыс. человек. Лагерь был создан решением ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 10 июля 1940 года. До этого момента с 1938 года по главной трассе будущей Северной магистрали работы велись Абезьским строительным районом Севжелдорлага. Из более 30 тыс. заключённых (их силами было построено 20,2 км пути), к началу прибытия новых этапов, в Абези осталось 3900 человек. Судьба остальных 26 тыс. человек остаётся неизвестной.

Осенью 1943 года прошла третья по счёту реорганизация лагерей, дислоцированных в Коми крае. УхтИжемлаг, Инталаг и Воркутлаг были переданы из Главного управления лагерей железнодорожного строительства в подчинение Управления лагерей горно-металлургической промышленности ГУлага. В это управление входили тогда самые мощные добывающие лагеря системы - Норильский, более 100 тыс. человек, Хибинский (комбинат "Апатиты"), более 50 тыс., Воркутинский - около 40 тыс., Интинский - около 20 тыс., Ухтинский - более 20 тыс. человек. Руководство ГУлага планировало связать в единый сверхмощный хозяйственный комплекс весь Северо-восток: от Кольского полуострова через Череповец до Норильска. Предусматривалось продлить Северную железнодорожную магистраль от Воркуты через Уральские горы до Норильска. Общее руководство проектом осуществлял Берия.

Лагерные пункты стали "специализироваться". Появились каторжные, железнодорожные, больничные, инвалидные, сплавные и лесозаготовительные, геолого-разведочные и иные лагпункты По приказу ГУлага заключенные делились на балансовый контингент (полноценная рабсила) и забалансовый (больные, инвалиды и др.).

Изменился и состав заключённых. В лагеря стали прибывать осуждённые из Прибалтики, Западной Украины и Белоруссии, военнопленные - немцы, румыны, венгры и т. д. После войны в большинстве лагпунктов, расположенных на территории Коми АССР, русские уже составляли меньшинство. Усилилось сопротивление лагерной системе, оно приобрело более упорный и жесткий характер. Наряду с пассивным сопротивлением возникают забастовки, перерастающие в вооруженную борьбу.

Так, летом 194? года вспыхнуло вооружённое восстание на трассе железной дороги Сейда - Лабытнанги (стройка 501). Власти отвечали на эти выступления ужесточением карательных мер, режима содержания заключенных. 30-го декабря 1944 года было принято решение об организации особых лагерных судов, которые могли бы быстро осуществлять репрессии в отношении заключённых (в 1947 году все лагерные суды на территории Коми республики были распущены - их деятельность не принесла ожидаемых результатов).

В 1948 году руководство ГУлага создало особые лагеря для изоляции наиболее опасных политических заключенных. В Коми АССР в 1948-1950 гг. было два таких лагеря - "Речлаг" (речной) в Воркуте и "Минлаг" (минеральный) в Инте. Эта реорганизация проводилась в два этапа. На первом формировалось управление "особых" лагерей, разрабатывались инструкции, изыскивались необходимые средства (май - октябрь 1948 года). Затем оба лагеря - Воркутинский и Интинский - разделили примерно поровну: половину заключённых угнали в особый лагерь, половина (осужденные по уголовным статьям, "бытовики") - оставались в общем лагере с прежним режимом содержания.

Так, Инталаг в мае 1950 г. насчитывал 14,105 заключенных (вместе с лагпунктами, расположенными за пределами Инты - 18 тыс. человек), из них в особый лагерь (ОЛП) "Минлаг" были переданы 7 тыс. человек. В 1951 году был образован Абезьский ОЛП (6 лагпунктов, 11 тыс. заключённых), вошедший также в "Минлаг". Характерно, что большая часть заключенных общего лагеря была занята на подсобно-вспомогательных работах, а особого лагеря - на основных производствах.

Реорганизация сопровождалась изменениями в организации труда. Приказом МВД СССР 00273 от 29 апреля 1950 года заключённым начали выплачивать заработную плату. Питание и вещевое довольствие переносились в денежную часть сметы доходов и расходов лагерей. С 16 июля 1950 года вводились должностные оклады и тарифы с понижающим коэффициентом. Заработки были небольшими - около 200 - 300 руб. в месяц, а с учетом штрафов и вычетов и того меньше. 

8 марта 1953 года Совет Министров СССР принял постановление о передаче всех предприятий Печорского угольного бассейна, находившихся в ведении МВД СССР, Министерству угольной промышленности СССР. Подразделения железнодорожных и лесозаготовительных лагерей переходили в подчинение Министерстви путей сообщения и Министерства лесной промышленности. Начался постепенный демонтаж ГУлага.
Амнистия

27 марта 1953 года был принят Указ Верховного Совета СССР об амнистии, под которую подпадали многочисленные категории лагерного населения, кроме политических. Это вызвало настоящую бурю возмущения в лагерях. Забастовки осенью 1953 года в Норильске, Воркуте, Инте потрясли систему лагерей до основания. По существу в 1953 - 1955 гг. во всех лагерях Коми АССР сопротивление не только усилилось, но и приобрело более разнообразный характер. Наиболее распространённой формой протеста стали забастовки. Так, в "Минлаге" бастовали бригадами, участками и сменами, целыми шахтами и лагерным отделениями. Бастовали, борясь за свои права, "малолетки", верующие, национальные группы заключенных.

Учащаются голодовки протеста - одиночные, групповые. Например, в июле 1954 г. 900 заключенных Кожимского отделения Интинского лагеря держали недельную голодовку в знак протеста против убийства охраной заключённого Смирнова, которого живым сожгли в карцере. Заключённые составили и распространяли в зоне и поселке листовки с объяснением причин голодовки и требованиями к администрации. Голодовка была прекращена после прибытия московской комиссии и удовлетворении основных требований протестующих.

Повсеместно уничтожались заключённые, сотрудничавшие с администрацией и оперативно-чекистскими отделами ("стукачи"). Поджигались или разрушались штрафные бараки и карцеры. В ряде мест заключённые блокировали бараки и производственные зоны, не допуская в них представителей лагерной администрации.

***

В 1953 - 1956 гг. в основном была ликвидирована система лагерей в Коми крае. Лишь Усть-Вымский лагерь, переменив название, сохранился. Почти 30 лет смертоносная система была полновластным хозяином территории и природных богатств республики Коми. Силами заключённых в Коми АССР были созданы крупные предприятия горной и лесной промышленности, нефтепромыслы, проложены грунтовые и железнодорожные трассы. Всё это было сделано за счёт использования рабского труда заключённых вывезенных из центральных районов страны, а затем и из других стран. Созидание промышленного потенциала республики стоило огромного числа человеческих жизней.
Заключение

...Мне чудится,
будто поставлен в гробу телефон:
кому-то опять
сообщает свои указания Сталин.
Куда ещё тянется провод из гроба того!
Нет, Сталин не умер.
Считает он смерть поправимостью.
Мы вынесли
из Мавзолея
его.
Но как из наследников Сталина
Сталина вынести?!
Наследников Сталина, видно, сегодня не зря
хватают инфаркты.
Им, бывшим когда-то опорами,
не нравится время,
в котором пусты лагеря,
а залы, где слушают люди стихи, -
переполнены.
Велела
не быть успокоенным
Родина мне.
Пусть мне говорят:
"Успокойся!" -
спокойным я быть
не сумею.
Покуда наследники Сталина живы ещё на земле,
мне будет казаться,
что Сталин - ещё в Мавзолее.


Евгений Евтушенко, 1962-1987


Источник

36

Комментарии

Пока никто не комментировал. Вы можете стать первым.


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: