Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Как разговаривать с подростком об алкоголе

Вы заметили, что он ведет себя не так, как обычно. Вам показалось, что от него пахнет спиртным. Или даже он пришел домой настолько нетрезвым, что ошибиться невозможно… Почему это произошло и как правильно реагировать?

«Я всегда пью пиво с друзьями, когда мы идем в кино или просто тусуемся. А что здесь такого?» — с вызовом говорит 15-летний Денис, с которым мы познакомились рядом с торговым центром в Сокольниках. «Без банки коктейля или пива здесь делать нечего», — добавляет его подружка Соня 14 лет. К нашему разговору присоединяется Данила, ему почти 15: «Пьем, чтобы поднять настроение, расслабиться… Ничего страшного в этом нет, мы же не алкоголики какие-то…»

Хотя по закону продавать спиртное несовершеннолетним запрещено*, подростки все равно находят выход из положения — обычно они просят об услуге прохожих или кого-то из более взрослых знакомых.

Родителей очень пугают эксперименты детей с алкоголем. Они не только беспокоятся за их здоровье, понимая, к чему может привести злоупотребление спиртным. Иногда просто не знают, как подступиться к теме алкоголя, стоит ли прибегать к крайним мерам и что делать, если ребенок вернулся домой явно навеселе.

Зачем они это делают

В юном возрасте многим кажется, что взрослые недостаточно их любят, мало уделяют им внимания. У тинейджеров возникает ощущение внутренней пустоты и одиночества, которое они заглушают с помощью алкоголя. «Подростков радует легкость и свобода, которая приходит с опьянением, — объясняет психотерапевт Александр Шадура. — Ведь алкоголь — сильное расслабляющее средство. Он помогает снять эмоциональное напряжение, избавиться от застенчивости, комплексов, барьеров в общении».

 

Кроме того, алкоголь и сигареты — единственные относительно доступные, несмотря на запреты на продажу несовершеннолетним, и потому особенно привлекательные атрибуты мира взрослых. Подросткам кажется, что алкоголь делает их старше, поэтому они бравируют выпитыми рюмками и стаканами. Приобщаясь таким образом к взрослой жизни, они заставляют родителей признать, что уже перестали быть детьми.

Раз попробовав алкоголь, подростки боятся показаться несостоятельными в глазах приятелей и уже не могут остановиться

«На самом деле далеко не всем подросткам нравится вкус алкоголя, у многих он вызывает отвращение, — говорит Александр Шадура. — Но даже если дело заканчивается отравлением, алкоголь занимает настолько важное место в их представлениях о взрослении, что остановиться и отказаться пить в следующий раз им очень сложно». Не помогают и разговоры о вреде спиртного: в 14 лет здоровье кажется бесконечным. Подростки просто нам не верят, не принимают наши аргументы всерьез, так что любые слова взрослых встречают отпор: «Почему вам можно, а мне нельзя?»

Другой важный фактор — «коллективизм». Подростку нужно общество равных, где его воспринимают как личность. Последние школьные годы — единственный период в нашей жизни, когда чувство принадлежности к группе, общие стандарты поведения, мнение сверстников не просто важны, но служат необходимым условием развития личности. Именно поэтому, раз попробовав алкоголь, подростки боятся показаться несостоятельными в глазах приятелей и уже не могут остановиться. Они могут пить очень много и все подряд, смешивать разные по крепости напитки, отчего опьянение во много раз усиливается.

В эксперименте на автотренажере, который проводила группа психологов под руководством профессора университета Темпла (США) Лоренса Стейнберга, игрокам предложили выбор: остановиться на желтый сигнал светофора или рискнуть проехать. Играя в одиночку, и взрослые, и подростки выбирали безопасный вариант. В групповой игре подростки рисковали вдвое чаще, а поведение взрослых не менялось. «Присутствие сверстников так сильно воздействует на эмоции, что дети поступают безрассудно, а желание получить признание столь велико, что мешает адекватно оценивать опасность», — поясняет Лоренс Стейнберг.

Первая реакция

«У нас два сына, старший учится в институте, младший — в 10-м классе, — рассказывает 46-летняя Марина. — Мы с мужем давно решили, что будем более-менее лояльны в отношении алкоголя. Дома они иногда могли выпить с нами стакан пива, несколько раз старший просил купить бутылку вина, когда шел на день рождения к знакомым мальчикам. Но у них никогда не было желания пробовать что-то крепкое.

В результате старший сын вообще не пьет, к тому же он всегда за рулем, а вот младший однажды преподнес нам сюрприз… Зрелище, надо сказать, было не слишком приятное. Но мы как-то спокойно к этому отнеслись, не ругали его, просто уложили спать... Правда, он сам так испугался, что надолго, я думаю, запомнил этот опыт».

Попробуйте воздержаться от любых комментариев, действуйте собранно, спокойно, по-взрослому

Многие взрослые вообще не знают, употреблял ли когда-нибудь спиртное их ребенок. Мало кто задумывается о том, что они станут делать, если у их ребенка начнутся проблемы с алкоголем, однако большинство родителей будут действовать, если такие проблемы возникнут.

Некоторые родители, несмотря на существующие в нашей стране законы, заранее определяют границы, объясняют, как избежать неприятностей: «Я, конечно, понимаю, что вы выпили пива в парке. Но не советую мешать его с вином или еще с чем-нибудь — головная боль и тошнота обеспечены»; «Лучше приходите праздновать окончание четверти к нам домой — во дворе школы есть шанс повстречаться с участковым»; «Когда пойдете в поход, не забудьте запастись бутербродами. На воздухе вы проголодаетесь, и будет обидно, если выяснится, что про вино вы подумали, а про закуску — нет».

«Это происходит с каждым из нас»  

Андрей Макаревич, рок-музыкант

Это попытка самоутвердиться, почувствовать себя независимым, самостоятельным. Быть как старшие. Рано или поздно это неизбежно происходит с любым подростком. Этот интерес быстро удовлетворяется, и желание «напиться» довольно скоро проходит или окультуривается. Когда ребенок начинает экспериментировать с чем бы то ни было, его родители могут и не знать об этом.

Я по себе сужу: прекрасно помню и первый стакан водки, и первую пачку сигарет «Новость», купленную в ларьке у гостиницы «Метрополь», и тяжелый трехчасовой сон на 25-сантиметровом подоконнике рядом с мусоропроводом после употребления портвейна — только после этого я смог, не шатаясь, войти в квартиру и проскользнуть к себе в комнату… Конечно, родители так никогда и не узнали про все эти истории (включая и выпивание на троих с рыбаками — друзьями отца). Хотя мой опыт по части выпивки крайне небогат, подростковые эксперименты благополучно переросли в культурную традицию: я люблю выпить, но не люблю и не могу напиваться. А с собственным сыном мне, считайте, повезло. Он не пьет вообще. Ему это просто неинтересно.

Если ваш ребенок явно выпил и в таком виде первый раз показался вам на глаза, не пугайтесь. «Он решился предъявить вам свое состояние — значит, он вам доверяет и рассчитывает на ваше понимание и помощь», — утверждает психотерапевт Марина Бебчук. Многие из нас в критической ситуации теряют голову и обрушиваются на подростка с упреками. К этому нас толкают страх, гнев, жалость, тяжелый семейный опыт, груз родительской ответственности и ощущение собственного бессилия.

«Действительно, первая реакция родителей — накричать («Как ты посмел!»), начать читать нотации или даже объявить бойкот, — говорит Марина Бебчук. — Другая крайность — причитания («Как же тебе плохо»), суета вокруг ребенка («Давай попей, поешь, чтобы стало легче»), ирония, шутки, попытки подбодрить». И та и другая реакция опасна. В первом случае мы усиливаем стыд и вину ребенка, который и так чувствует, что поступил плохо. А во втором, наоборот, показываем подростку, что его поведение для нас приемлемо, ничего особенного не произошло — пустяки, дело житейское.

«Попробуйте воздержаться от любых комментариев, действуйте собранно, спокойно, по-взрослому, — советует Марина Бебчук. — Предложите принять душ, откройте окно, уложите в постель». Если ваш ребенок выпил лишнего с друзьями в 14 лет, это еще не значит, что он стал пить. Просто у него наступил возраст освоения новых ролей и новых отношений.

Мозгу подростка нужно созреть 

Структуры, ответственные за контроль поведения и принятие решений, в 13–16 лет еще не сформированы, объясняет эксперт по психологии подростков Лоренс Стейнберг. Зоны мозга, которые блокируют импульсивные и рискованные поступки и позволяют принимать ответственные решения, формируются до 24 лет. «Зато отделы мозга, толкающие на поиск приключений, в период полового созревания включены на полную мощность. Так что дети не виноваты в своем неадекватном поведении — их стремление к неоправданному риску имеет биологические корни, — уверен Лоренс Стейнберг. — Существует временной разрыв между подростковым возрастом, когда обстоятельства побуждают рисковать, и моментом включения механизма, позволяющего подумать прежде, чем действовать. Подростка можно сравнить с автомобилем, мотор которого включен на полную мощность, а за рулем вместо опытного водителя — зеленый новичок».

Родителям полезно усвоить, что поведение их ребенка — это не просто смесь глупости и упрямства, а возрастная особенность, с которой приходится считаться. Например, чтобы убедить тинейджера отказаться от спиртного, психологи предлагают акцентировать его внимание на чем-либо близком и реально ощутимом — на угрозе немедленного отчисления из футбольной секции, чем на перспективе кончить жизнь под забором.

Последовательность и доверие

Если подросток пришел домой пьяным, с ним необходимо поговорить, причем родителям лучше сделать это вместе, предварительно согласовав свои действия. «Разговор стоит начинать не в тот же день, но сразу после того, как ребенок протрезвеет, — советует Александр Шадура. — Содержательно говорить с выпившим ребенком бессмысленно: даже самые доброжелательные и разумные слова вряд ли будут услышаны. Но и откладывать надолго этот разговор не стоит. Когда мы тянем время, не решаясь заговорить о случившемся или не зная, как себя вести после этого, есть риск, что наша реакция прорвется совсем по другому поводу — из-за пустяка вроде порванной куртки, например».

Начните с главного — с того, что вы почувствовали, когда увидели сына или дочь: выскажите свой страх, огорчение, удивление, возмущение («Когда я вчера увидела тебя в дверях, мне стало страшно, потому что первый раз в жизни я почувствовала к тебе отвращение»). При этом избегайте осуждающих слов и оценок («Ты меня разочаровала»), говорите только о себе. Затем можно расспросить о том, что произошло накануне: «Что и сколько вы пили?»; «Кто еще был с тобой вчера, как они себя чувствуют?»; «Как получилось, что ты не смог(ла) остановиться вовремя?»

Если ребенок не хочет отвечать на ваши вопросы, не настаивайте, если отвечает — реагируйте. «Например, скажите, что все, что произошло, — это в любом случае опыт. Но нам кажется, что в 13 лет начинать пить рано: организм еще не приспособлен к такой нагрузке», — советует Марина Бебчук. «В то же время говорить с подростками исключительно о вреде спиртного, рассказывать ужасы, внушая отвращение и страх, неэффективно, — полагает Александр Шадура. — Алкоголь — это часть нашей культуры, и дети отлично видят не только страдания, которые пьющий человек причиняет себе или окружающим. Они знают (по своему опыту и от других), что алкоголь приносит удовольствие: улучшает настроение, вызывает необычные ощущения, придает смелости, облегчает общение».

«У меня были все шансы стать алкоголиком»  

Артемий Троицкий, музыкальный критик

Если у родителей есть определенная тактика поведения с детьми, она выручит в любой ситуации — будь то водка, наркотики, что угодно. Думаю, мне нечего опасаться алкогольных историй, потому что у моих детей нет тяжелой наследственности, а это решающий фактор. Ну а если кто-то из них все-таки придет домой выпивши, я спокойно спрошу, понравилось ли ему, что он пил, где и с кем.

Когда мне было девять лет, родители часто уходили по вечерам из дома — в кино, театр, рестораны. И я оставался один. Жили мы тогда в Чехословакии. В домашнем баре стояло много всяких довольно занятных бутылочек: виски, вермут, крепленые вина, коньяки. Я обнаружил этот бар и одинокими вечерами устраивал себе мелкое детское пьянство. Наливал себе виски или вермут. По полстопочки, больше я просто выпить не мог. Слушал музыку и смаковал. Казалось бы, я имел все шансы стать алкоголиком. Но это не имело для меня вообще никаких последствий. Может быть, родители замечали, что количество напитков уменьшается, но внимания на это не обращали, потому что бутылки в баре подолгу стояли открытыми.

Думаю, что в педагогических целях можно и самому однажды предложить ребенку алкоголь. Так сделал мой отец, когда мне было одиннадцать лет. Мы с ним были в турпоходе. Был жаркий летний день. Мы забрались на вершину горы, а там как раз стоял живописный ресторанчик. И мы, потные, разгоряченные, сели поесть. И вдруг отец предложил мне пиво. Я сказал: «Давай!» Выпил целую большую кружку. Мы вкусно поели, отдохнули и продолжили поход.

Особенно трудно выбрать линию поведения, если в семье кто-то злоупотребляет спиртным. «В этой ситуации непросто найти аргументы, которые будут услышаны, к тому же родители, которые любят выпить, зачастую не чувствуют себя вправе ограничивать ребенка, — говорит психотерапевт Александр Шадура. — Но все-таки есть несколько правил. Никогда не допускайте, чтобы подросток пил вместе со взрослым. Избегайте нравоучительных фраз типа «Не бери пример с отца!» — они лишь осложнят общение».

Что бы ни происходило в жизни вашего ребенка, важно сохранить взаимное уважение, доверие или хотя бы минимальный контакт

Иногда может показаться, что самое верное решение — строгий запрет. «Этот прием никогда не срабатывает и, скорее всего, подтолкнет подростка к новым экспериментам, которые он будет скрывать гораздо тщательнее, — предупреждает Александр Шадура. — А вот разобраться в том, как и почему случилось, что ребенок напился, и собирается ли он повторить этот опыт, нужно обязательно».

Впрочем, если в семье хорошие отношения, запрет может подействовать: боязнь потерять доверие и любовь родителей, возможно, заставит его задуматься над своим поведением. Если же подростку нечего терять, потому что его родители никогда не были ему близки, запрет только укрепит стену взаимного непонимания.

Парадоксально, но, возможно, именно в этот момент стоит задуматься о том, что наши отношения с ребенком нуждаются в коррективах по той простой причине, что он вырос. «Но что бы ни происходило в жизни вашего ребенка, важно сохранить основу ваших отношений — взаимное уважение, доверие или хотя бы минимальный контакт, — говорит Марина Бебчук. — Только в этом случае подросток будет вас слышать даже в период самых безрассудных поступков и самой отчаянной бравады».

«Нам с сестрой выпить не предлагали, а мы и не думали просить» 

Татьяна Устинова, писатель

Я хорошо помню истории, которыми делились мои одноклассники: мол, вчера напились, уделали всю папину машину, потом ее отмывали… У нас в поселке Кратово было так принято — пить портвейн в папиной «Волге». Я не только не участвовала в этих гулняках, даже рассказы о них у меня вызывали невыносимую брезгливость: это же нужно забыть или скрывать, потому что это — позор. Именно так в моей семье относились не к алкоголю, а к состоянию, которое наступает после его неумеренного потребления. Не то чтобы в семье был сухой закон, но нам с сестрой выпить не предлагали, а мы и не думали просить. Так же брезгливо к пьянкам относится и мой сын. Ему 19. От вина он чаще отказывается, а если соглашается, то оценивает, вкусно или нет. А ведь алкоголь как сырая рыба — до какого-то возраста всегда «невкусно»! А в 14 лет ребенку не нравится пить и курить, он делает это, чтобы не быть отщепенцем. И поэтому важно привить ему чувство внутренней независимости: все вокруг пьют, а я не пью — потому что я молодец. Могу, но не хочу. И тогда на «слабо» его не возьмешь ни по какому поводу.

Ксения Киселева, Елизавета Замыслова, Елена Шевченко

Источник

31


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: