18+

Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Как травили Наздратенко (Часть 5)

Белые стрелы. Жёлтые перья

Гайдар и Чубайс должны были сменить Ельцина во второй половине 90-х. Похоже, знали, что терпению государственников в спецслужбах подходит конец. Хотели опередить. Но для этого им нужны были деньги, очень много денег. Конечно, могли обратиться к американским кураторам, но ведь на этом можно было спалиться. Требовался легальный источник. И они его избрали. Это был Приморский край с его сказочными океаническими богатствами. И казалось бы, всё уже было на мази – их ставленник Кузнецов стал губернатором, закрепились на неслабых позициях в крае другие их люди. Но неожиданно губернатором вместо Кузнецова стал Наздратенко.

И началась кампания по его дискредитации в глазах Ельцина. А если коротко – травля. Как была организована эта травля и как она происходила – в этом материале.

 

Предыдущая часть

 

Белые стрелы

Для сведения читателя, который по возрасту не может знать реалий 90-х: как вице-премьер Анатолий Чубайс имел свой вес в правоохранительной системе. Преследуя свои цели, он мог не отдавать кому-то прямых указаний. Ему достаточно было намекнуть, чего он хочет. Ну, кто мог отказать всесильному серому кардиналу? Приморские чиновники в погонах порой даже не догадывались, с чего вдруг их взяли в оборот. А главное – кто конкретно? В то время ходила легенда, что в стране разгулялась таинственная «Белая стрела»… Но в этом случае всё было куда прозаичней…

 

20 июля 1995 года генерал-майора налоговой полиции А. Бондаренко пригласили в городскую прокуратуру — яко­бы подписать какие-то бумаги. Там его поджидали трое сотруд­ников ФСК (Федеральной службы контрразведки):

— Нам приказано доставить вас в Москву.

Машину с генералом сопровождали три машины, набитые людьми с автоматами.

Самолёт, Москва, Лефортово, оди­ночная камера со скры­той видеокамерой.

Москва. Лефортово

За 17 лет работы в милиции Бондаренко раскрыл более 40 убийств, отправил за решётку 11 крупных банд. Трижды преступники приговаривали его к смерти. Это он, ини­циатор операций «Лес» и «Нефть», сберёг государству более 300 миллиардов рублей.

Поставленный Наздратенко во главе де­партамента налоговой полиции по Приморскому краю, он и здесь показал, как надо работать. До него государство получа­ло в бюджет 500 миллионов рублей в год в качестве штрафов от скрытых доходов. При нём: в 1994 году — 55 миллиардов, за первые шесть месяцев 1995 года — 70 миллиардов.

Досрочные звания присваивались ему трижды. За 17 лет пройти от лейте­нанта до генерала... Редкий послужной список.

Через трое суток в камере Бондаренко появились соседи. Один с газетой. «Тут про вас статья. Будто вы организатор ка­кой-то операции «Вирус». Другой шеп­чет, что у него налажена связь с волей. Может переправить хоть записку, хоть письмо.

Сокамерников вызывают на допросы. Возвращаются с колба­сой с сыром. «Адвокаты передали. Угощайтесь, генерал».

Два месяца длилась эта примитивная разра­ботка.

Одновременно шло давление с воли. «Коммерсант-дэйли» опубликовала заметку под названием «Главу налоговой полиции Приморья лечат от запоя в Лефортово». Здесь Бондаренко не выдержал. Попросил встречи с автором заметки.

— Ну, как можно лить такую грязь? Чей заказ вы выполняли?

— В редакцию приходил Черепков, — отвечал корреспондент. — Что сказал, то и пошло в номер.

Появи­лись сообщения, что при обыске в квартире генерала найдено колье за 300 тысяч долларов и картины, разыскиваемые Интер­полом.

Это в его-то двухкомнатной квартире, на десятом этаже обычного дома, где вся ценность — книжные стеллажи по всем стенам. Каждый второй житель Владивостока ездит на иномар­ке. А у него, генерала, до сих пор старенькие «Жигули» седь­мой модели. И ни рубля на счету в банке. Счёта даже нет.

Генпрокуратура заявила для прессы, что генералу Бондарен­ко инкриминируется покушение на заведомо ложный донос, искусственное со­здание доказательств обвинения и заведомо ложное обвинение, проявленное, якобы, им при осуществлении оперативной ком­бинации против мэра Черепкова.

Максимальный срок наказа­ния, возможный по этим статьям, десять лет лишения свободы.

Через два месяца прямо в Лефортово состо­ялся суд на необоснованность ареста. И вынес решение: освободить.

Генерал Бондаренко был арестован 20 июля 1995 года. Не произошло ли что-то, связанное с этой датой? В том-то и фокус, что произошло! 7 июля государственная налоговая инспекция по Приморскому краю закончила доку­ментальную проверку инвестиционно-промышленной корпора­ции «Феджи» и обнаружила множество бухгалтерских наруше­ний (фиктивный документ на несуществующего брокера, неза­конно полученные доходы, занижение налогооблагаемой при­были) и наложила штраф за сокрытые от налогообложения средства в размере 5 млрд рублей.

Что делают фирмы, которые не согласны с подобными штрафными санкциями? Они заявляют о своём несогласии и пишут жалобы. В налоговую службу Российской Федерации, в налоговую полицию РФ, в министерство финансов, наконец. «Феджи» поступила очень странно — обратилась к А. Чубайсу.

Анатолий Чубайс и Егор Гайдар

И дальше последовали ещё более поразительные странности. Из Москвы срочно прилетела комиссия и стала всеми правда­ми и неправдами отстаивать «Феджи».

Но причём здесь генерал Бондаренко? А притом, что воз­главляемая им налоговая полиция долгое время вела разборку «Феджи» и, добыв сведения, которые ей положено добывать, передала затем всю информацию налоговой инспекции.

Но и это не всё. Соль в том, что учредитель и президент кор­порации «Феджи» В. Назаренко являлся председателем местно­го отделения партии «Демократический выбор России». Теперь, кажется, понятно, куда могли идти сокрытые от налогообложения миллиарды. На будущую избирательную кампанию, на прорыв к власти. И понятно, какую злобу мог вызвать человек, перекрыв­ший канал, по которому, может быть, текли миллиарды.

 

Жёлтые перья

Но главными участниками травли Наздратенко были всё же журналисты.

 

Среди них особенным рвением отличались собственные корреспонденты известной российской телерадиокомпании Гавриил Воскресенский и Алла Абросимова (имена и фамилии изменены).

В ночь, когда Черепкова выносили из мэрии, Абросимова паническим тоном сообщала телезрителям России, что адми­нистрация Приморского края совершает переворот. В городе якобы наблюдаются волнения (в кадре — колонны людей с красными флагами). По приказу Наздратенко в город якобы входят войска и танки. Краевая больница якобы готовится к приёму раненых (в кадре ряды коек и что-то говорящий врач). Миллионы телезрителей кипели от возмущения: какой же всё-таки негодяй этот Наздратенко, что вытворяет!

Может быть, и этот номер сошёл бы с рук Воскресенскому и Абросимовой. Если бы не бдительность руководства телекомпании. Во Владивосток приехали двое сотрудников. С единственной целью — проверить достоверность передавае­мых супругами сообщений. И вот представьте: проверяющие сидят в гостинице «Владивосток», смотрят по телевизору страшные кадры, выглядывают в окно: где колонны митингую­щих в поддержку Черепкова? Где танки? Где машины с солда­тами? Где бои на улицах? За окном тишина. Проверяющие бе­гут к зданию мэрии. И там — тишина.

Как фабриковалась телевизионная ложь? В кухню супругов меня посвятил работавший ранее с ними оператор:

— У Воскресенского — огромный архив ранее отснятых сю­жетов. Он достаёт тот, который ему требуется в настоящий мо­мент, выбирает из него нужные кадры и выдаёт их за только что отснятые. Возьмём, к примеру, сюжет о так называемом перевороте. Воскресенский взял кадры демонстрации, когда владивостокцы «отмечали» трёхлетие развала Союза. Достал из архива старый сюжет о переходе на платное лечение, когда врачи показывали ему пустующие палаты. С показом «ввода» войск тоже проблем, я думаю, не было. Таких кадров у любого оператора — море. Вот и всё. А дальше — дело техники. Не­большой монтаж, берущий за живое текст. Писать Воскресен­ский умеет. А Абросимова умеет читать такие тексты.

Другой кричащий случай. Как известно, последняя, 48-я, ко­миссия Чубайса надежд патрона не оправдала. Но на экране вдруг появляет­ся краевой прокурор Василенко и сообщает, что против неко­торых должностных лиц администрации возбуждены уголов­ные дела.

Губернатор звонит Василенко: «Какие дела возбуждены? Против кого конкретно?» — «Я вообще никакого интервью не давал, — отвечает прокурор, — точнее, давал, но несколько ме­сяцев назад. Вот они те кадры и показали. Это же видно было: я только рот раскрываю, а за меня говорит Абросимова».

Мутный ручей телевизионной лжи тёк из Владивостока непрерывно.

Если Наздратенко летел в командировку в Лондон (с одним из вице-губернаторов) и находился там меньше двух суток, парочка сообщала, что он летел с женой, огромной сви­той и провёл там пять суток.

Если Наздратенко плыл по делам в Республику Северная Корея на маленьком буксире «Шкипер Шек», назавтра вся Рос­сия узнавала, что он плавал на огромном комфортабельном теплоходе «Антонина Нежданова».

Если Министерство обороны продавало авиа­носцы Тихоокеанского флота, супруги извещали страну, что су­да продал Наздратенко.

На журналистских междусобойчиках Абросимова провозглашала тост:

 
 

«Да здрав­ствует краевая администрация — источник наших гонораров!»

 
 

Вздорные, абсурдные обвинения преследовали губернатора с первого дня пребывания во Владивостокском Белом доме.

«Наздратенко разогнал весь аппарат своего предшествен­ника». Неправда. Сам проверял по справочнику. Даже двое по­мощников предыдущего главы администрации, и те остались! Если же под «разгоном» имеется ввиду сокращение аппарата, то точно — 107 человек сокращено.

А сколько своих людей привел Наздратенко из Дальнегорска? Одного бывшего своего помощника. Но не повысил его. Помощник так и остался помощником.

«Губернатор закрыл все оппозиционные издания. Ручная пресса — идеал Наздратенко». Проверил. Закрылась (прогоре­ла) только газета «Большой Владивосток», распространявшая­ся по халявной бесплатной подписке. Все остальные работали.

А сколько было панических воплей после снятия Черепкова. «Двенадцать приморских журналистов, напуганных преследо­ваниями со стороны администрации и опасаясь за свою жизнь, попросили политического убежища в США». Выясняю. Оказы­вается, в обращении фигурируют не двенадцать, а девять чле­нов. А подписей — не девять, а всего одна. А среди перечис­ленных девяти «журналистов»... Чикулина — бывшая секретарь Черепкова, Леонтьев — охранник мэрии и сама мадам Череп­кова, супруга «народного мэра».

В Приморье не было ни одной официальной газеты, ни явной, ни замаскированной. Если Наздратенко — был ставленником мафии, неужели мафия не могла раскошелиться на издание, которое бы грудью стояло за губернатора?

В СМИ промелькнула цифра: за 1995 год по всей России было убито 32 журналиста. Но в Приморье, получившем ярлык «зоны страха», ни одного!

Система организованной травли действовала по трём схе­мам. Первая: сплетня поступала в мэрию, редакцию «Большо­го Владивостока» или «Арсеньевских вестей» и тиражировалась этими газетами. Затем подхватывалась центральными и зару­бежными изданиями и попадала на стол к Чубайсу.

Вторая схема: сплетня переправлялась в аппарат Чубайса и по этому сигналу выезжала комиссия. Комиссия делала вид, что сигнал подтверждается. И информация об этом тут же пе­редавалась в задействованные газеты и телекомпании.

Третья схема: Черепков приходил в редакцию московской газеты (журнала), мимоходом замеча­л, что в его поддержку опубликовано 700 материалов и рас­сказывал о своей «борьбе». Журналисты записывали его моно­логи и без проверок засылали в номер.

При этом отмечен случай необъяснимой чертовщины. Еженедель­ник «Мегаполис-континент» опубликовал интервью с Черепковым. Но сотрудники, от корре­спондента, беседовавшего с Черепковым, до редактора, не могли понять, как «это шизофреническое интервью» могло появиться в номере. Никто не читал и не подписывал этот материал: ни заве­дующий отделом, ни ответственный секретарь, ни главный редак­тор. А оригинал интервью после публикации бесследно исчез...

Окончание читайте завтра

Виталий Ерёмин

40


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: