18+

Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Как травили Наздратенко (Часть 6)

Конец аномалии. Экспертиза анонимки от Гайдара

Гайдар и Чубайс должны были сменить Ельцина во второй половине 90-х. Похоже, знали, что терпению государственников в спецслужбах подходит конец. Хотели опередить. Но для этого им нужны были деньги, очень много денег. Конечно, могли обратиться к американским кураторам, но ведь на этом можно было спалиться. Требовался легальный источник. И они его избрали. Это был Приморский край с его сказочными океаническими богатствами. И казалось бы, всё уже было на мази – их ставленник Кузнецов стал губернатором, закрепились на неслабых позициях в крае другие их люди. Но неожиданно губернатором вместо Кузнецова стал Наздратенко.

И началась кампания по его дискредитации в глазах Ельцина. А если коротко – травля. Как была организована эта травля и как она происходила – в этом материале.

 

Предыдущая часть

 

Конец аномалии

 

В марте 1994-го по Владивостоку прошёл слух, что готовит­ся отстранение Черепкова от должности. Это противоречило нормам демократии, но оставлять город в катастрофическом состоянии было ещё страшнее и непростительнее. И нужно иметь в виду: в действительно демократическом обществе из­брание такого человека мэром немыслимо, невозможно.

Советские чиновники, спасаясь от увольнения, ложились в больницу. Снимать больного считалось неприличным. Черепков сделал то, до чего ещё никто не додумался. Объявил себя больным и велел оборудовать себе больничную палату рядом с кабинетом, в комнате отдыха. Врачи привезли медикаменты, установили капельницу. Вырос перечень болезней мэра. Доба­вилось нарушение липидного обмена, атеросклероз, сахарный диабет II типа и даже проблемы с речью.

Мэр отказался от услуг ненавистной милиции и заключил договор с частным охранным агентством.

Побывавшие в кабинете и комнате отдыха Черепкова вы­носили оттуда незабываемые впечатления. На верёвочке су­шились носки и трусики. Жена опального мэра сидела в та­почках за его столом и отдавал по телефону какие-то распо­ряжения.

Капельница, конечно же, была всего лишь декорацией для симуляции предынфарктного состояния. Люди удивлялись: ес­ли у Виктора Ивановича плохо с сердцем, то почему он не ле­жит на высоких подушках и почему укрывается одеялом до под­бородка? Так сердечники не лежат.

Маразм крепчал. С этим надо было что-то делать. И тут Черепков сам дал повод. Не без его участия был пущен слух, что он будто бы находится в бессознательном со­стоянии. Просто преступно. Человека нужно приводить в со­знание. И не в кабинете, а там, где полагается, в больнице.

Миссия по перемещению мэра в клинику была поручена ви­це-губернатору Альфреду Гартману, врачу по профессии. Гарт­ман знал, с кем имеет дело, и потребовал, чтобы вся процеду­ра фиксировалась видеокамерой.

Впоследствии Черепков заявит, а десятки газет напечатают, что мэрия была взята штурмом, что дверь его кабинета была взломана и что он был выброшен из мэрии и получил серьёз­ные увечья.

Действительно, Гартман, группа врачей и бригада «скорой помощи» подъехали к мэрии в сопровождении нескольких ми­лиционеров, потому что нужно было как-то воздействовать на частных и потому незаконных охранников Черепкова. По всей России, как известно, должностных лиц полагается охранять только милиции.

Охранники расступились. Гартман, врачи и видеоператор вошли в мэрию. После долгих уговоров Виктор Иванович поз­волил им измерить давление. Оказалось 120 на 80. «Но у меня предынфарктное состояние», —  пролепетал мэр. — «Тем более вам надо в стационар», — отвечали врачи.

Но лишь после четырёх часов уговоров Черепков разрешил уложить себя на носилки. И очень оскорблялся, когда его не­чаянно понесли ногами вперед.

 

Экспертиза «доклада»

Но вернёмся к пресловутому «докладу Демроссии», написанному, как наверняка заметил читатель, своеобразным языком.

 

Первое, что бросается в глаза при внимательном чтении: Че­репков называется в докладе не просто по фамилии, а непремен­но с эпитетами: «законно избранный мэр», «популярный мэр». Так называла его (помимо его самого) «Арсеньевские вести».

Доклад буквально пересыпан неподражаемыми речевыми оборотами «мэра в изгнании», «Посетители из Москвы», «возмущённые рассказы в уединённом месте», «раньше или позже», «уголовные дела свёрнуты», «в одной из узких аудиторий»...

Всем хороша была эта беспримерная анонимка. Одного не хватало, самого главного, — документов, доказательств.

Вероятно, это понимали редакторы анонимки. И приписали к одному из разделов:

 
 

«В распоряжении экспертной группы имеются десятки свидетельств того, что деятель­ность администрации Наздратенко угрожают экономической безопасности Даль­него Востока и России. Учитывая, что эти свидетельства пре­доставлены на условиях строгой конфиденциальности и требуют расследования, их огласка связана с риском для жизни конкретных людей или с возможностью сокрытия следов преступлений, поэтому они изложены в отдельном за­крытом приложении, предназначенном только для следственных органов. В том случае, если они останутся без внимания, конкретные факты могут быть предоставлены орга­нам массовой информации для проведения журналистских расследований».

 
 

Прошло полтора года. Где документы? Ни одного!  Что же произошло? Может быть, руководство «Демроссии» передало «свидетельства» следственным органам и те ничего не нашли? А может, не стали передавать? Тогда должны были пустить в ход свою последнюю угрозу — обратиться к прессе. Но где, в таком случае, журналистские расследования? Не было ни единого!

В январе 1994 года (за девять месяцев до описываемых событий) контрольно-ревизионное управление Министерства финансов РФ вскрыло серьёзные злоупотребления, допущен­ные И. Устиновым — председателем Административного ко­митета свободной экономической зоны (СЭЗ) «Находка». Большая часть финансовых средств (сумма, измеряемая триллионами рублей в сегодняшних ценах), выделенных пра­вительством РФ на развитие СЭЗ, была использована не по назначению. Прокуратура г. Находки возбудила против Усти­нова уголовное дело. Прокуратуре ничего не стоило докопаться, с чьего благословения в 1992 году были приватизированы (с грубейшими нарушениями законодательства) морские порты в Находке. Все нити вели в Москву...

Однако Устинов, вовремя став депутатом Госдумы, мог сколько угодно уклоняться от дачи показаний. И он уклонялся на протяжении девяти месяцев. За это время он вступил в дум­скую фракцию демороссов и стал членом партии Гайдара. А ког­да президент разрешил губернаторские выборы в Приморье, выставил (наверняка не без согласования с патроном) свою кандидатуру.

Таким образом, Наздратенко получил основных противни­ков в лице сразу двух членов «Демроссии». Один, Черепков — чудовищно непригодный для любой руководящей работы. Другой, Устинов — подозреваемый в незаконном использовании триллионных сумм.

Между тем, для регистрации кандидатом необходимо было набрать 30 тысяч подписей. Сам Наздратенко без труда набрал чуть ли не вдвое больше. У Черепкова и Устинова вышел крупный недобор.

Ну как после этого должен был относиться к нему тот же Гайдар? Был шанс привести к руководству целым регионом (и каким регионом!) своего человека. И вот на тебе — нет этого шанса.

Гайдар создал себе имидж честного политика. Даже злей­шие его враги были убеждены, что он может ошибаться, но никогда не опустится до уровня политиков, не брезгающих никакими средствами.

Но вот российские предприниматели один за другим начали получать от Гайдара письма с просьбой оказать его бло­ку материальную поддержку. Причём не безвозмездно, а на определённых условиях. За 200 миллионов рублей — даётся шанс «принять участие в мероприятиях партии, носящих эксклюзив­ный характер». Пожертвование 500 миллионов «потребует спе­циального обсуждения»… Вот так!

 

Прошло почти 20 лет. Какие мысли может вызвать эта история сегодня? А очень даже простые. Путин, наверное, велик, но он не вечен. После окончания его президентства может произойти что угодно. Не факт, что передача власти произойдёт безболезненно, несмотря на все его старания. Россия в такие моменты истории чаще всего непредсказуема. Вполне вероятно, борьба за власть будет вестись с использованием самых грязных технологий, включая те, которые показаны здесь. И к власти будут рваться не только солидные мужики, но и мелкие людишки. Некоторые политические клоуны до сих пор участвуют в большой политике, уверенные, что у них есть шанс сменить Путина. Короче, как бы нам не вспомнился после выборов известный вопль: «Россия, ты сдурела!»

 

Виталий Ерёмин

10


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: