Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Кругом сплошной абьюз

Почему мы всё чаще боимся вступать в отношения?

Романтическая любовь дискредитирована, патриархальные отношения разрушаются, а капиталистическая модель отношений гасит влечение к противоположному полу своей рациональностью. В результате культура подталкивает нас к полной независимости — но как нам, таким независимым и защищенным, найти в своей жизни место для постоянного партнера? Однако здоровые отношения всё же существуют, считает психолог Елена Леонтьева: разбираемся, как к ним можно подобраться.

Всё больше людей задают себе вопрос: здоровые у них отношения или нет? И что такое вообще — здоровые отношения между мужчинами и женщинами? Возможны ли они? Всё больше людей называют свои отношения токсичными, зависимыми и стремятся либо избавиться от них, либо пытаются их изменить.

Мания независимости

Дискурс зависимости стремительно проникает в массовое сознание: мы считаем себя зависимыми не только от веществ, но и от гаджетов, людей, отношений. Поэтому мания независимости — главный тренд современной индивидуалистической культуры.

Человек человеку не волк: человек человеку теперь уже не очень-то и нужен. Многочисленные гуру предлагают нам стать самодостаточными и наращивать уровень любви к себе.

Любая зависимость стигматизируется. Быть зависимой, влюбленной, угождающей — ужасно. Страдать — глупо и стыдно. Дать человеку понять, что нуждаешься в нем, — слабость. Дать второй шанс, чтобы унять боль от разлуки, — слабость в квадрате.

Любимый человек для многих из нас — условие психического благополучия и приподнятого настроения, но при этом зависимость от партнера порицается, а от LTE-интернета и вайфая в метро — нет.

Подобная риторика встречается повсюду. Быть слабым, уязвимым и влюбленным почему-то стало дурным тоном. Классический литературный образ Татьяны Лариной или юного Вертера и их страдания в современной реальности выглядят совсем несимпатично — с оттенком нелепости, простительной только для людей прошлого.

Но это ведь нормально — привязываться к хорошему. Почему же становится нормой то, что человек человеку просто не нужен?

Может ли либидо быть разумным

Идеал независимости связан с требованием достичь психологической взрослости, при которой здоровые отношения — это отношения взрослых людей: они знают, чего хотят, и несут ответственность за свои желания, слова и поступки.

Но есть один нюанс! Либидо — совсем не рационально и с психологической взрослостью связано очень мало, а зависимость во многом основывается на сексуальном влечении.

Наше влечение связано с детскими фиксациями и зачастую питается происходящими из них эмоциональным напряжением и конфликтом.

Типичный пример: надежные заботливые мужчины кажутся женщине скучными и несексуальными, потому что ее либидо связано с отцом, у которого было пять детей от разных браков и за любовь которого приходилось бороться. Такая женщина с высокой вероятностью попадет в зависимые отношения с недоступным для паритетных отношений партнером — и они будут зацементированы сильным сексуальным влечением.

Подругам и группе поддержке ее отношения могут казаться ужасными, но потребность в сексуальных отношениях с высоким уровнем эмоциональной близости (по крайней мере, до определенного возраста) настолько велика, что от них сложно отказаться в пользу безопасности и «хороших», но скучных отношений без страсти.

В зависимости много наслаждения, в сексуальной — особенно. Зависимость от кого-то позволяет уже взрослым людям чувствовать себя маленькими и беззащитными перед кем-то большим и сильным: это снимает ответственность — и поэтому так приятно.

Однако дискурс независимости объявляет такое удовольствие психологическим наркотиком и предлагает лечиться. Выражаясь психоаналитическим языком, из нормальных любовных отношений мы пытаемся исключить инфантильные аспекты — а ведь из них во многом и складываются эмоциональная близость и любовное влечение.

Таким образом, перед современным человеком проблема либидо стоит очень остро: часто секса хочется с теми, с кем не получается здоровых отношений.

Можно ли перенаправить свое влечение? Вопрос сложный и неоднозначный. Одно можно сказать с уверенностью: влечение меняется в течение жизни и иногда совершенно непредсказуемо для самого человека, так что возможны разные варианты.

Но не нужно забывать, что на либидо давит и общество: с одной стороны, сексуальность мощным потоком вливается в массмедиа, а с другой — стремительно идет процесс отказа от власти либидо путем разных практик вроде движения чайлдфри, стремления к асексуальности, приема антидепрессантов и т. д.

Обычный человеческий секс, приводящий к рождению детей, становится раритетом.

Три конкурирующие модели отношений

Все эти веяния относительно новы для российского менталитета. И как всякие новые идеи, они спорят со старыми — в данном случае, со старыми моделями семьи и отношений.

В ситуации стремительного изменения культуры мы вынуждены разбираться с большой путаницей, вытекающей из нескольких моделей отношений между любовными партнерами. Эти модели конкурируют друг с другом в наших головах.

Романтическая модель подразумевает иррационализм и веру в предопределенность, представления о настоящей любви, общей судьбе, родстве душ и следование клише «галантного века » — колено/кольцо, отсутствие сомнений, преданность, вневременность и любовь до гроба. Подразумевает сексуальное влечение в качестве хорошей базы для отношений.

Романтическая модель потерпела полный крах в реальности мегаполисов, где люди выбирают модель нескольких последовательно сменяющих друг друга отношений (серийная моногамия) или вообще отсутствие постоянной пары. А статистика разводов окончательно отправила эту модель в утиль: из трех браков два оканчиваются разводом.

Однако романтическая картина мира была очень популярна в советское время и передавалась в материнских посланиях дочерям. Она закрепилась в обрядовых практиках: венчание неверующих, белое платье, голуби.

Эта модель дает много работы психологам, потому что большинство людей хотят, чтобы в их жизни случилась романтическая история, — и стремятся к ней как к идеалу. Исследуя картины мира отдельных людей, мы находим в них множество романтики и идеализма. Например, сорокалетняя женщина хочет завести ребенка, но с соблюдением романтической последовательности (колено/кольцо), на которую просто не способны ее потенциальные партнеры.

Тоска современного горожанина-реалиста по романтической истории очень велика, и из-за нее он часто оказывается в ситуации сильного психологического конфликта.

Патриархальная модель, пожалуй, испытывает сейчас самые большие проблемы. Частично она восстановила свои позиции после падения Советского Союза, в котором, как известно, женщина была самой равноправной из равноправных уже с 1917 года.

Патриархальная семья — это иерархическая структура: есть глава, который принимает ключевые решения и несет за них ответственность, и есть четкое распределение обязанностей. Сексуальное влечение не играет большой роли или в нем отдается приоритет одному из партнеров (чаще всего мужчине).

При этом патриархом может быть как женщина (матриарх — держатель кассы в советской семье), так и мужчина. Семья без отца тоже может быть весьма патриархальной.

Сейчас патриархальность заключается в основном в том, что женщина выбирает карьеру домохозяйки и воспитательницы детей, доверяя социальную реализацию и зарабатывание денег мужчине. Эта модель проверена столетиями и отражена в представлениях о том, какими должны быть женщина и мужчина (борщ/мать и защитник/добытчик).

Патриархальная модель сдает позиции, потому что подразумевает нерасторжимость социального контракта между мужчиной и женщиной.

Концепция «как за каменной стеной» обещает, что ничего не изменится — и женщина, посвятившая себя семье и детям, не окажется вынужденной изобретать себя ближе к 50 заново. Однако статистика поздних разводов и историй женщин и мужчин, которые оказались обманутыми патриархальной моделью, подрывает ее.

Мужчин это тоже касается. Мужик «на диване», чтобы был, тоже потихоньку уходит в прошлое, а брошенные «старые» жены состоявшихся мужчин показывают четко ориентированным на семейную реализацию женщинам, что доверять мужчинам в патриархальной модели до конца нельзя. Это, кстати, самые растерянные клиентки психологов.

Капиталистическая модель в экономике, победившая на данный момент во всем западном мире, подразумевает свободный рынок, конкуренцию, равенство и взаимовыгодный обмен ресурсами.

В поп-психологии доминирует именно такое представление о здоровых отношениях: как об объединении в условиях жесткой конкуренции равных свободных партнеров для взаимного удовлетворения желаний, сексуальных в том числе.

Партнер нужен для реализации моих потребностей и для взаимного пользования, отношения должны приносить психологическое удовлетворение и радость (прибыль). Соответственно, любые отношения, в которых правило взаимовыгодного обмена и пользования не выполняется, — не очень здоровые.

Если они сопровождаются еще и сильными негативными эмоциями, то это вовсе токсичные, буквально отравляющие отношения. Они антирыночные и невыгодные, что совершенно дико в контексте современной западной культуры.

Здоровые отношения при таком подходе описываются как эффективная бизнес-модель. Соответственно, если бизнес больше не приносит прибыли (отношения исчерпали себя), то контракт должен быть расторгнут безо всяких страданий (дополнительных инвестиций в убыточный проект).

Откуда путаница: свобода выбора

Люди часто обнаруживают себя запутавшимися в нескольких моделях отношений одновременно и не понимают, что им делать. Эта одновременность и сочетание разных реальностей создает большую неопределенность. Вкупе с общей неопределенностью современного мира — это, пожалуй, главная проблема человека сегодняшнего дня.

Свобода манит и дезориентирует. Современный человек не знает, чего он хочет от отношений с любовным партнером в ситуации свободного выбора и отсутствия социального принуждения.

Мы совсем недавно получили такое количество свободы от обязательств в отношениях (раньше существовал нерасторжимый брак) и еще не успели ее освоить. Скорее всего, мы упиваемся самим фактом свободы от отношений и ни в коем случае не хотим назад, в тюрьму брака и вечных обязательств. Но признать это мы не готовы, потому что тогда не сможем играть в романтические игры — и нам станет очень скучно.

Непризнание и путаница рождает психологический конфликт: с одной стороны, все хотят любви, большой и чистой, как положено; с другой — все хотят свободы, реализации своей уникальной личности и выгодного обмена ресурсами с партнером, что подразумевает довольно сложный рациональный договор, напрочь убивающий романтизм; а с третьей — все хотят борща и защиты в трудной жизненной ситуации.

Женщины, выбирая подходящего отца для будущих детей, обязательно проверяют мужчину на патриархальность: когда я потеряю независимость (самый страшный момент для женщины) и буду сидеть с ребенком, бросишь ли ты меня? Мужчины тоже тестируют женщин в патриархальном русле на предмет годности для материнства: сварит ли борщ, будет ли заботиться в болезни, стабильна ли психически?

Но ответить на эти вопросы в современной парадигме отношений очень сложно. Остается переживать неопределенность и утешаться гипотетическим существованием здоровых отношений (идеал работает успокаивающе).

Таким образом главный симптом текущего культурно-исторического момента — доминирующая ценность индивидуальной свободы, страх перед любовными отношениями как главной угрозой этой свободе и дефицит взаимной любви, включающей в себя неизбежные (в парадигме капитализма — нездоровые) проявления детскости, необходимые для эмоциональной близости.

Как справиться со страхом перед отношениями

Поскольку тревога из-за неопределенности довольно опасна для целостности психического мира (сейчас говорят об эпидемии разных тревожных и панических расстройств), то мы должны защититься и включить психическую защиту, которая поможет понять, где мы находимся, что с нами происходит и чего мы хотим. Применительно к любовным отношениям психическая защита должна внести в них ясность, как-то их назвать и обозначить алгоритм дальнейших действий.

Разновидности психической защиты можно расположить от примитивных к сложным по степени взросления ребенка и овладения им этим мастерством: сначала самые простые, древние — и поэтому сильные, потом всё более сложные.

Все эти способы находят свое отражение в современной культуре и передаются через нее новым поколениям, которым тоже надо справляться с неопределенностью и организовывать себе какие-то отношения (потому что мы — существа социальные и совсем без отношений никак не можем).

В сфере любовных отношений выделим самые популярные сегодня разновидности психической защиты, расположив их от простого к сложному.

Разделение мира на добро и зло

Разделение мира на добро и зло — или в современной интерпретации на жертв и абьюзеров — эффективная древняя психологическая защита. Старая, как мир, и прекрасно работающая.

Само понятие «зависимые отношения» обслуживается этой психологической защитой. Некоторые считают, что мы стремительно создаем эпоху нового Средневековья, и это похоже на правду — только мы поменяли местами два пола.

Если всё зло и опасность любовных отношений в эпоху Средневековья приписывалось ведьмам, то есть женщинам, то теперь настала очередь мужчин воплощать магическое и абсолютное зло.

Перверзный нарцисс, очень популярный сейчас персонаж в женских группах соцсетей, — это всё та же средневековая ведьма: обольщающая, всемогущая, превращающая жертву в своего раба.

Современная мифология наделяет нарциссов чертами вампиров (правда, не кровавых, а энергетических), полностью подчиняющих себе женщину психологическими манипуляциями. Пристальное наблюдение показывает, что в таких отношениях довольно легко появляются дети — гораздо проще, чем в равноправных и осознанных.

Выход предлагается один — бежать! Бежать от вампиров любой ценой. Бежать во имя свободы и психологического здоровья! Такой совет дают друг другу женщины в подобной ситуации, причем это не внутрироссийский феномен, а общемировой. Вспомните прекрасный сериал «Большая маленькая ложь» о коллективной женской расправе над абьюзером, посвященный феномену внутрисемейного абьюза.

Отметим лишь, что женщины более миролюбивы, чем мужчины: ведьм сжигали сотнями, а от абьюзеров предлагается всего лишь скрываться. Подобные истории всегда начинаются с романтической модели, превращаясь по пути в модель экстракапиталистическую.

Женщины учатся на ходу распознавать невыгодные и опасные романтические отношения, накапливают независимый ресурс и в положительном варианте выходят на рынок с жесткой офертой.

Избегание и обесценивание

Избегание и обесценивание — тоже очень популярный способ справляться со страхом любовных отношений.

Культура быстрых знакомств, виртуальные романы, любовный фастфуд эффективно защищают от всяческих страданий. Вариантов множество: секс на одну ночь, несколько партнеров одновременно, без обязательств, дружба с бенефитами, тиндер, длительные отношения на расстоянии.

Все эти способы защиты призваны контролировать степень неопределенности, в которой сохраняется индивидуальная свобода и параметры дистанции. Задача — не приближаться друг к другу до степени опасной привязанности и внедрения в повседневную жизнь, а при опасном приближении иметь возможность прервать контакт без чувства вины.

Есть мнение, что если отношения не складываются, значит, силы любви недостаточно (еще один миф о всемогуществе любви) — но это совершенно необязательно! Многие мои клиенты годами любят людей, с которыми так и не решились на сокращение дистанции или даже не сказали им о своей любви. Сейчас это зачастую вообще не связанные вещи: любовь отдельно — жизнь отдельно.

Психологи выделили даже отдельный тип людей: контрзависимые люди, или аддикты избегания, — это люди, которые панически боятся, что их отвергнут, потому что они неоднократно переживали боль отвержения, и им она кажется смертельной. Они делают всё, чтобы их не отвергли, контролируют свои чувства и часто сами отвергают других первыми (это называется опережающее отвержение).

Изоляция

Многие попросту отказываются от насыщенных любовных отношений, выбирая другие радости жизни, благо их много: карьеру, спорт, интенсивное родительство.

Психологизация

Рационализация и психологизация — самые сложные и поздние виды психологической защиты, авангард нашего сознания.

Понимание психологических механизмов настолько углубляет наше знание человеческой природы, открывает огромную область ранее неведомого, что само по себе хорошо защищает от страха и неопределенности.

Псхологизируя, человек более-менее понимает, почему он выбирает тех или иных партнеров, как это связано с его семейными сценариями и детскими травмами. Он принимает свое устройство не как несовершенный проект или сломанный объект, который должен быть починен, а как некоторую данность вроде особенностей метаболизма или вкусовых предпочтений. Это позволяет обрести некоторую определенность в отношениях, потому что человек сам становится достаточно определен и прозрачен для себя.

Кроме того, психологизация позволяет наращивать эмоциональный интеллект и понимать, как устроены другие люди. Если мы можем представить себе, что чувствуют другие, встать на их место, то не можем всерьез поддерживать простейшие дуальные конструкты типа жертва/абьюзер, любит/не любит, черное/белое.

Помогает ли нам это меньше расстраиваться, если отношения не складываются? Думаю, расстраиваться всё равно приходится, но не так фатально, не трагически, оставляя себе возможности для развития и будущего.

Кто задает нам «норму» отношений

Зона ближайшего развития — термин детской психологии и педагогики, придуманный гениальным советским психологом Львом Выготским. Он объяснял, что поскольку процессы обучения следуют первыми, а процессы развития несколько запаздывают, то между ними всегда существуют небольшие несовпадения. Идея ЗБР указывает на различия между тем, чего ребенок может достигнуть самостоятельно (каков его уровень актуального развития), и тем, что он способен сделать под руководством взрослого.

Можем ли мы применить этот концепт ко взрослым людям? Думаю, да, поскольку и социальное научение, и индивидуальное развитие может длиться всю жизнь.

Вопрос, кто выступает тем самым взрослым, который обучает? Сейчас на эту роль претендует психолог, поддерживающая социальная группа (в том числе в соцсетях) и блогеры. Именно они задают ту самую идеальную форму отношений, к которой нужно стремиться.

Но этот символический взрослый сейчас в основном поддерживает защиту в виде расщепления на добро и зло, в качестве решения предлагая только одно: уничтожение отношений. Со злом не договориться — где вы читали такие сказки?

Они предлагают бежать от любой зависимости, обесценивая всё хорошее, что было в отношениях. Установка на побег и обесценивание держит самооценку женщин (у мужчин нет таких групп, насколько мне известно) на низком уровне, поддерживает желание отомстить и предлагает преувеличенно жесткую капиталистическую оферту при возвращении к поиску новых отношений.

Естественно, очень часто люди вновь оказываются точь-в точь в таких же отношениях, но в новой обертке.

Как самостоятельно определить, какие отношения вам нужны

Следуя логике Выготского, вам надо найти свой актуальный уровень развития и зону ближайшего развития. Если вы склонны страдать в отношениях или преувеличенно от них зависеть, значит, где-то в самом начале вы не почувствовали со всей очевидностью, что они вам не подходят. Не обсудили с партнером, какую историю он хотел бы в своей жизни: романтическую, капиталистическую или патриархальную? Или он окончательно запутан, как и вы? И хотел бы большой свободы, а любовь — это не к нему? Возможно, вы, наоборот, не доверились этому чувству. Или вступили в борьбу «любовь всё победит».

Это значит, что на вашем актуальном уровне развития у вас сильно снижена чувствительность к различению своих ощущений: мне это подходит или не подходит, мое или не мое, привлекательное или не очень.

И, конечно, та самая запутанность в моделях отношений.

Зона ближайшего развития в такой ситуации — восстановление чувствительности. Это сложная, медленная задача, включающая в себя наблюдение за собой и анализ своих переживаний.

Где вы себя обманули? Где согласились на то, чего не хотели? Ради чего это сделали? Какой страх руководил вами в этот момент? Позволяли ли вы себе свободное чувствование отвращения, безразличия, разрешали ли взять необходимую паузу, проявить недовольство и любопытство?

Короче, это долго и не подчиняется протоколу. Если давать совет, который все так хотят получить от психолога, — чаще отказывайтесь от того, что вам не подходит, доверяйте этому сразу и не тратьте силы на то, чтобы это изменить.

Записывайте свои наблюдения, это помогает.

Вы не можете раз и навсегда избавиться от страха или от сексуального влечения к агрессивным психопатам или избегающим близости нарциссам. Вы можете лишь сделать следующий шаг, не драматический, а логический.

Ну, например, не обманывать себя, что отношения складываются и любовь всё победит, не выходить замуж, не стимулировать отношения самостоятельно, не заводить детей от этих людей и т. д. Видеть в партнере живого человека, со своей психологической уязвимостью и защитой, а не персонажа из детской сказки.

Так существуют или нет те самые здоровые отношения?

Думаю, да. И самые здоровые из них те, о которых особо не задумываешься: просто живешь и всё. Если не задумываешься, значит, нет путаницы и психологического конфликта между разными желаниями и попыткой совместить все модели сразу.

Елена Леонтьева

Источник

43


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: