18+

Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Кто хочет — сам научится

17 августа 2018 года, пятница, день 5412

В  офис ехать не хотелось.

Дай, думаю, позвоню Марату Рауфовичу и отпрошусь. И будет у меня три выходных: пятница, суббота и воскресенье.

Взял телефонную трубку и начал набирать номер, и тут вспомнил: у меня же назначена встреча с замечательным Романом Павловым, написавшим мне милое, доброе и нежное письмо о том, как он проходил «СОЛО».

Помню 2009 год, тогда я прошел курс русского набора, была еще восьмая версия «СОЛО», на ХР.

Тогда я только поступил в МГИМО, и отец предложил: если освою слепой набор на русском, купит мне ноутбук в подарок.

Две недели я вовсю трудился и прошел.

В университете, благодаря Вам, я справлялся с большинством лекций, успевал за преподавателями, помогал им писать с лекций какие-то учебные пособия, списывать на контрольных работах с лекций, ведь не пропускал ничего, устраивал бартер за лекцию на что-то еще.

На военных сборах почти все время проводил не на утренней зарядке, уборке или занимался чем-то еще наименее приятном, а в каптерке или в штабе. А все потому, что умел быстро печатать и за 10 дней сборов переделал им кучу разной работы.

Сегодня я закончил выполнение курса по английскому набору.

Конечно, от компьютерных игр и какой-то переписки по работе, я и так достаточно неплохо набирал на английском. Но стало как-то скучно в жизни, и я решил, хочу пройти и английский, чтобы закрепить как-то для себя, поставить галочку.

По нескольку раз переделывал два под-упражнения про 15 жизненных советов. Много ругался на упражнение Vladimir Shahidzhanyan (скажу больше, даже сейчас я написал фамилию с ошибкой, после буквы А снова нажал на У, вместо Н). 

Я сидел где только возможно и проходил, проходил, проходил. Стук-стук-перестук.

Кажется эмоций так много, но они внутри. Помните фразу: «Есть что вспомнить, нечего рассказать».

Подходя на Final Test, я ожидал итоговый экзамен и даже чуть подрасстроился, что его не оказалось. Иногда действительно грустно, что какие-то вещи проходят и заканчиваются.

Не знаю, прочтете ли Вы это письмо, хочу поблагодарить за тот большой вклад, что вы сделали, сколько часов моей жизни вы сэкономили в томном двух-пальцевом наборе. Сколько радости в наборе текста стало, сколько времени освободилось для чего-то еще интересного, или хотя бы просто ничегонеделания.

Определенно считаю, что Ваш вклад нельзя ничем измерить. Ведь вы сэкономили часы и сотни часов в год людям, которые часто пользуются компьютерами в повседневной жизни, а таких сейчас очень много.

В 2009 году у меня была пиратская версия, сейчас я честно оплатил подписку на три месяца. Прошёл за полторы недели — быстрее, чем раньше.

Похоже, за девять лет я все-таки сильно повзрослел.

Пожимаю Вам руку.

Низкий поклон.

Приехал в офис, а тут звонок. Роман Павлов просит перенести нашу встречу на следующую неделю.

Сегодня я долго общался с Вадимом Александровичем Коваленко.

Мы обсуждали новые реплики Миксанатика.

Надо, чтобы наш герой реагировал на многочисленные действия учеников, это разнообразит обучение.

Получил три письма-жалобы, мол, тяжело выполнять ваши задания.

Тяжело? Мы разрешаем сегодня допускать по пять, а то и восемь (в объёмных заданиях) ошибок.

Я вспоминаю, когда программа была с тремя ошибками. И люди справлялись!

Три ошибки, и больше ни-ни.

Три ошибки — максимум!

И люди проходили.

Знаю, они действительно получали хороший навык. После прохождения курса любой человек начинал набирать десятью пальцами, не глядя, быстро и красиво.

Вадим Александрович сказал, что хорошо бы написать текст для Миксанатика. Вот сделал ученик четыре ошибки, а там текст такого типа: «Ой-ой-ой, четыре ошибки. Разрешается всего пять. Как же быть? Не волнуйтесь. Я, Миксанатик, помогу Вам пройти это задание».

А можно и иначе: «Я рядом. А когда рядом друг, он всегда поможет. Я сделаю так, что Вы перестанете волноваться и пройдёте задание без ошибок».

Я обещал это сделать, как только придёт Марат Рауфович. Но когда он вернулся, то про это я забыл и вспомнил только лишь около семи вечера.

Вадим Александрович написал мне письмо из одной строчки: «Где же тексты?»

Я схватился за голову: «О горе мне, пепел на мою голову…» Сел и надиктовал Марату Рауфовичу восемь вариантов текста.

Вадим Александрович оценил их снисходительно:

— Текст ничего. Из нескольких вариантов соберу один. Может быть, сегодня и поставлю.

Вечером раздалось несколько звонков по поводу корпоративной версии «СОЛО на клавиатуре».

Из Сибура обратились к нам с просьбой продлить доступ к «СОЛО» тем, кто не успел уложиться в срок, а также выдать три новых лицензии. В Сибуре медленно, но верно число учеников становится больше.

Звонил во все три медицинских вуза Москвы: Первый (имени Сеченова), Второй (имени Пирогова) и Третий (имени Евдокимова).

Руководители выслушивали меня внимательно и даже участливо, но тут же давали понять, что вряд ли когда-нибудь станут учить будущих докторов десятипальцевому набору.

— Понимаете, — объясняла мне одна руководящая женщина, — учебная программа мединститута перегружена, и просить студентов сделать ещё что-то дополнительно — нереально. Нас неправильно поймут.

— Но ведь будущие доктора должны набирать десятипальцевым методом. Им приходится выписывать справки, готовить выписки, заполнять истории болезни в электронном виде… Время надо правильно использовать, нельзя на одну страницу текста тратить полчаса.

— Всё верно. Поэтому кто захочет, после окончания института самостоятельно пройдёт вашу программу и научится.

Я понял: медицинская дама непробиваема. Поблагодарил за разговор и повесил трубку. Хотелось стукнуть кулаком по столу, но зачем — это бесполезная трата энергии.

Будем воспринимать жизнь такой, какая она есть.

Больше никаких событий не было.

День прошёл спокойно и ровно. Я планировал уехать домой рано, но, увы, задержался и покинул офис в начале двенадцатого.

Дома написал письма новым солистам. Смотрел регистрации, и захотелось пообщаться с новичками.

  Дарья Петровна Арбузова
  Вера Валериевна Гуреева
  Олег Валерьевич Григорьев
  Наталья Дубровная
  Михаил Денисович Кореновский
  Александра Владимировна Иванова
  Илья Игоревич Катаев
  Фируза Рахимжановна Урманова
  Василий Васильевич Коновал
  Екатерина Валерьевна Сафонова

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

P.S. Мне невероятно жаль, когда я вижу, как выбрасывается еда. Берёт человек пять-шесть кусков хлеба, съедает один, остальное в помойку.

В нашей столовой хорошо готовят, порции большие, и многие люди не доедают. На тарелках остаются гарниры, мясо…

У меня сжимается сердце, когда вижу подобное. Сразу вспоминаю блокаду Ленинграда и первые послевоенные годы. У мамы не всегда хватало денег, чтобы купить белого или чёрного хлеба. В Ленинграде белый хлеб назывался «булка», а чёрный — просто «хлеб».

А сегодня, к сожалению, выбрасывается много еды. По-моему, надо делать порции поменьше. Это преступление — выбрасывать еду.

Мир - добродетель цивилизации, война - её преступление.

Виктор Мари Гюго (1802-1885), великий французский поэт и романист

121


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: