Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Ленинградское дело и русский вопрос

1 часть

Материал в 3-х частях. Часть 1.

Одним из самых больших преступлений верхушки большевистского режима в послевоенное время, до сих пор не осознанное российской общественностью, остается физическое уничтожение партийной, государственной и хозяйственной элиты русской национальности в 1949-1953 годах. В истории оно осталось под кодовым названием «ленинградское дело». Как отмечают эксперты, одновременно ленинградское дело является одним из самых загадочных и мало изученных фальсифицированных процессов сталинского времени.

Впрочем, если быть точнее, на закате жизни И. Сталина в СССР были проведены две репрессивно-карательные операции. Массовое истребление русских руководителей высшего, высокого и среднего звена в Москве, Ленинграде и других крупных городах совпало с изгнанием евреев из руководящих органов политики, науки, культуры, здравоохранения и средств массовой информации. Но русским повезло меньше, чем евреям, до массовых казней последних дело не дошло: 5 марта 1953 года И. Сталина настиг смертельный инсульт.

Современные публицисты и политологи, пишущие о национальной трагедии, в числе организаторов события называют разных политических деятелей того времени. Однако знакомство с доступными на сегодняшний день архивными документами позволяет прийти к твердому выводу, что во главе событий стоял не кто иной, как Генеральный секретарь ЦК ВКП(б).

Почему в отношении, условно говоря, ленинградцев Сталиным была проявлена такая бескомпромиссная жестокость?

Как мне видится после многолетнего изучения сталинской темы во всем ее объеме, проявленная генсеком по отношению к ленинградцам неимоверная жестокость объяснялась, по-видимому, тем, что ко времени появления феномена ленинградцев И. Сталина в буквальном смысле изнуряла тревога: что станется с главным делом всей его жизни - Советским Союзом? Кто наследует его необъятную власть и куда наследники поведут страну после его смерти?

В 1947 году он впервые заявил о таком вслух: по-видимому, сказал он в узком кругу своих ближайших сподвижников, я скоро уйду. Кто заменит меня? А потом добавил: вот умру я, вас всех передушат, как котят.

Снедавшая его тревога и привела к тому, что в начале 1948 года на одном из неформальных заседаний Политбюро ЦК ВКП(б) генсек вдруг объявил, что он сам и ближайшие его сподвижники - Молотов, Ворошилов, Каганович - уже перешли в разряд стариков и им пора подумать о пенсии, а потому руководство СССР надо бы омолодить. Я думаю, сказал Сталин, что с руководством экономикой вполне может справиться товарищ Вознесенский Николай Алексеевич, член Политбюро, председатель Госплана СССР, а на партийные дела можно поставить товарища Кузнецова Алексея Александровича, секретаря ЦК ВКП(б), члена Оргбюро ЦК, начальника Управления кадров ЦК.

Все выглядело логично: обоим названным было в то время 45 и 43 года соответственно.

Но, как оказалось, Сталин заявлением о своих возможных наследниках открыл «ящик Пандоры». На самом-то деле ни Вознесенский, ни Кузнецов в ближайшее окружение генсека в то время не входили. Ближе всех к Сталину стояли член Политбюро ЦК, заместитель председателя Совмина СССР Г.М. Маленков (1902-1988) и член Политбюро, зампред Совмина СССР Л.П. Берия (1899-1953), которые как раз в тот период убедили Сталина вытащить в Москву из Украины Н.С. Хрущева (1894-1971) и поставить его на должность первого секретаря МК и МГК ВКП(б), секретаря ЦК ВКП(б), подключив его к своим политическим играм (в частности, и в ленинградском деле).

Об авторах ленинградского дела

Технически инициаторами по осуществлению репрессий в отношении руководящего состава русской нации от начала и до конца выступили три человека: этнический македонец (по отцу), сын железнодорожного служащего из Оренбурга Г. Маленков; этнический грузин (мингрел), сын бедного крестьянина Л. Берия; украинизированный русский, сын бедного крестьянина из села Калиновка Курской области (на границе с Украиной) Н. Хрущев. Исполнителем же функций палача, по чьему непосредственному распоряжению к арестованным применялись изуверские пытки, был этнически русский, сын истопника и прачки, министр государственной безопасности СССР В. Абакумов. Активно поддерживал ту же группу человек, непонятно как оказавшийся в узком высшем руководстве страны, поскольку, по отзывам современников, был абсолютно бездарен во всех делах, которыми он по воле И. Сталина занимался, - сын приказчика мукомольной фабрики, этнически русский Н. А. Булганин.

Однако настоящим вдохновителем всей операции был сам вождь Страны Советов. Именно он приказал арестовать проходящих по делу основных фигурантов, в ходе судебного процесса одобрил предложение Маленкова и Берии вернуть в судопроизводство смертную казнь (отмененную в 1946 году), лично правил текстовую часть обвинительного приговора, требуя от судебной коллегии вынесения ленинградцам расстрельного вердикта, регулярно приказывал В. Абакумову доставлять ему протоколы допросов братьев Вознесенских, внимательно вчитывался в них и вплоть до расстрела обвиняемых интересовался, приведен ли приговор в исполнение.

30 сентября 1950 года в Ленинграде состоялся суд, который правильнее было бы назвать судилищем, над центральной группой фигурантов по ленинградскому делу: кроме уже названных выше Н.А. Вознесенского и А.А. Кузнецова осуждению к высшей мере были подвергнуты М.И. Родионов, председатель Совета Министров РСФСР, П.С. Попков, первый секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП(б), Я.Ф. Капустин, второй секретарь Ленинградского горкома ВКП(б), П.Г. Лазутин,председатель исполкома Ленинградского городского Совета депутатов трудящихся. Все - депутаты Верховного Совета РСФСР и СССР. Спустя час после оглашения приговора они были расстреляны, тела их зарыты на Левашовской пустоши под Ленинградом. И.М. Турко, Т.В. Закржевскую и Ф.Е. Михеева осудили на длительное тюремное заключение.

Затем на московском процессе по ленинградскому делу к смертной казни были приговорены еще 20 человек, в том числе родной брат председателя Госплана СССР А.А. Вознесенский, министр образования РСФСР. После немедленного расстрела тела их вывезли на кладбище Донского монастыря, кремировали, сбросили в яму и забросали землей.

Таким образом, расстрелу были подвергнуты 26 руководителей РСФСР, шесть человек скончались в ходе допросов. Репрессированы были и члены их семей.

Судебные процессы, моральные и политические расправы над русскими руководителями по ленинградскому делу продолжались по всей стране вплоть до смерти И. Сталина. В Ленинграде на длительные сроки тюремного заключения были осуждены более 50 человек, работавших секретарями райкомов партии и председателями райисполкомов. Свыше 2 тыс. человек были исключены из ВКП(б) и освобождены от работы. Тысячи руководящих работников были репрессированы в Новгородской, Ярославской, Мурманской, Саратовской, Рязанской, Калужской, Горьковской, Псковской, Владимирской, Тульской и Калининской областях, в Крыму и на Украине, в среднеазиатских республиках. Освобождены от должностей и понижены в должностях более 2 тыс. военных командиров по всей стране.

Всего, по позднейшим оценкам в СССР, но в основном в РСФСР, репрессиям по делу были подвергнуты более 32 тыс. этнически русских руководителей партийного, государственного, хозяйственного звена.

Репрессивная машина Сталина-Берии-Абакумова жалости не знала. Гребли всех, невзирая на возраст, степень родства и знакомств с арестованными. Так, 11-летняя дочь расстрелянного 28 октября 1950 года Алексея Александровича Бубнова, секретаря исполкома Ленинградского городского Совета депутатов трудящихся, Людмила была арестована сразу же по возникновении ленинградского дела, отконвоирована в детприемник-распределитель, а затем направлена в трудовую воспитательную колонию № 2 г. Львова. После смерти И. Сталина Людмила Алексеевна Бубнова (Вербицкая) окончила Ленинградский государственный университет, стала доктором филологических наук, профессором, ректором Санкт-Петербургского государственного университета, а с 2008 года - президентом СПбГУ.

84-летняя мать Александра, Николая, Марии и Валентины Вознесенских Любовь Гавриловна Вознесенская была арестована как «лицо, представляющее общественную опасность», осуждена на восемь лет ссылки и по этапу отправлена в Туруханский край. 15 января 1951 года, не выдержав издевательств и мучений, она скончалась.

Еще раз подчеркну, репрессиям были подвергнуты только этнически русские руководители.

Автор: Владимир Кузнечевский

Источник

85


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: