Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Ленинградское дело и русский вопрос

2 часть

Материал в 3-х частях. Часть 2.

Внешняя канва дела

Если судить по текстам обвинительных приговоров, проекту секретного письма Политбюро членам ЦК ВКП(б) под названием «Об антипартийной враждебной группе Кузнецова, Попкова, Родионова, Капустина, Соловьева и др.» от 12 октября 1949 года, авторами которого выступили Маленков и Берия, а также представленному 18 января 1950 года И. Сталину министром госбезопасности СССР В. Абакумовым проекту «Обвинительного заключения по делу привлекаемых к уголовной ответственности участников вражеской группы подрывников в партийном и советском аппарате» в составе десяти человек, ленинградцам были предъявлены следующие обвинения:

1. Проведение в Ленинграде без разрешения ЦК ВКП(б) так называемой Всесоюзной оптовой торговой ярмарки по реализации неликвидной потребительской продукции.

2. Якобы сфальсифицированные результаты выборов руководящих партийных органов в ленинградской партийной организации на партийной конференции в декабре 1948 года.

3. Пропажа в Госплане СССР с 1944-го по 1948 год 236-ти секретных документов, относящихся к планированию народнохозяйственного комплекса страны.

4. Занижение планов хозяйственного развития страны в первом квартале 1949 года.

5. Расхищение крупных государственных средств в целях личного обогащения.

6. Проведение «линии на отрыв ленинградской парторганизации и противопоставление ее ЦК ВКП(б)» и «высказывание изменнических замыслов о желаемых ими изменениях в составе советского правительства и ЦК ВКП(б)».

Исследовательской литературы о ленинградском деле практически не существует. В основном все, что имеется, - несколько журналистских попыток пройтись по поверхности событий (единственным исключением является иллюстрированное научно-популярное издание «Судьбы людей. Ленинградское дело» под ред. А.М. Кулегина. Сост. А.П. Смирнов. - СПб: Норма, 2009. - 224 с., предпринятое Государственным музеем политической истории в Санкт-Петербурге).

Все авторы таких попыток утверждают, что началось оно с проведения 10-20 января 1949 года в Ленинграде Всероссийской оптовой ярмарки, которую руководители второй столицы устроили якобы несанкционированно, превратили во всесоюзную и (тоже якобы) тем нанесли многомиллиардный (в рублях) ущерб народному хозяйству страны.

Произведенные мною исторические (в том числе архивные) раскопки позволяют прийти к выводу, что такое утверждение представляет собой либо добросовестное заблуждение, либо преднамеренную ложь и подтасовку фактов с целью снять ответственность за кровавое ленинградское дело лично со Сталина (сторонники версии обеими ногами стоят на тезисе: «правильно расстреляли»), а также попутно обелить основных креаторов дела: Маленкова, Берию, Хрущева, Булганина и даже Абакумова.

На самом-то деле все началось гораздо раньше и совсем не с пресловутой выставки. Но и с ярмаркой с самого начала и до самого конца творились чудеса бюрократической эквилибристики.

Нынешние сторонники правильности действий И. Сталина в ленинградском деле утверждают, что ленинградское руководство, проводя в январе 1949 года в Ленинграде Всероссийскую торговую оптовую ярмарку товаров народного потребления и продовольственных товаров, совершило «антинародное преступление», выразившееся в том, что в условиях, «когда страна только что начала отходить от голода 1947 года», допустило порчу товаров, что якобы привело к «астрономическому ущербу в 4 млрд рублей».

«Уже за одно такое, - пишет, например, автор книги «Сталинский порядок» С. Миронин, - люди, совершившие подобный шаг, заслуживают самого серьезного наказания». Однако о чем же в действительности идет речь?

Сегодня уже никто не может ответить на вопрос, каким образом создалась совершенно фантастическая ситуация, когда после войны - в условиях острейшей нужды - на складах Министерства торговли СССР скопилось неликвидных товаров народного потребления на сумму более 5 млрд рублей, в том числе и продовольственных. Но терпеть такую ситуацию правительство дальше не могло, и 14 октября 1948 года Бюро Совмина СССР под председательством Н. Вознесенского (председателем Бюро на тот момент был Сталин, а его заместителями, которые попеременно вели заседания, - Вознесенский, Маленков и Берия) приняло решение о разработке мероприятий по реализации неликвидов. Позднее в их числе были названы межобластные оптовые ярмарки, куда был разрешен вывоз товаров и их продажа. К слову сказать, инициатором организации таких ярмарок выступил Г. Маленков. 11 ноября 1948 года он подписал постановление Бюро Совмина СССР «О мероприятиях по улучшению торговли», где всем руководителям союзных республик и областей указывалось: «Организовать в ноябре-декабре 1948 года межобластные оптовые ярмарки, на которых произвести распродажу излишних товаров, разрешить свободный вывоз из одной области в другую купленных на ярмарке промышленных товаров».

Наибольшее количество подобных товарных остатков собралось в РСФСР, и руководство республики (председатель Совмина РСФСР М.И. Родионов) в точном соответствии с установившимся по таким поводам правилам вошло в Бюро Совета Министров СССР с предложением провести в целях реализации неликвидов 10-20 января 1949 года в Ленинграде Всероссийскую оптовую ярмарку. В письме выражалась просьба разрешить приглашение на участие в ярмарке торговых организаций союзных республик.

Бюро Совмина СССР предложение руководства РСФСР рассмотрело и приняло решение согласиться с ним. Председательствовал (в силу очередности) на заседании Н. Вознесенский.

В Ленинград были свезены образцы товаров 450-ти наименований. Ярмарка прошла успешно. Как пишет профессор В.А. Кутузов, «по образцам заключались сделки и договоры на доставку товаров в различные районы. А до того товары, в том числе и продовольственные, хранились на базах и складах производителей. Всего было предложено заключить договоры на поставку промышленных товаров на 6 млрд рублей и продовольственных - на 2 млрд рублей». О сделках 8, 11 и 21 января сообщала на своих страницах «Ленинградская правда». То есть все происходило открыто и гласно.

Искажая данные факты, автор нескольких биографий Сталина С. Рыбас в монографии «Московские против питерских: Ленинградское дело Сталина» (М., 2013) высказал обвинение в адрес ленинградцев: «Кузнецов, Родионов и Попков не только не получили разрешения на ее (ярмарки) проведение, но и не поставили ЦК и Политбюро в известность о предстоящей ярмарке. Налицо было превышение должностных полномочий целой группой высших партийных и государственных работников, их сговор. Ленинградские руководители и Родионов напрямую вышли на союзные республики, минуя Центр, создав до сих пор небывалую управленческую коллизию и опасный прецедент. Кроме того, устроители ярмарки не смогли толком реализовать продовольственные товары, свезенные в Ленинград со всей страны, что привело к их порче и ущербу в четыре миллиарда рублей. Нелишне напомнить, что именно в тот период колоссальные средства были направлены на восстановление народного хозяйства и создание атомного оружия. Ярмарка проводилась без рекламы».

Фактически налицо не что иное, как искажение фактов и стремление оправдать И. Сталина с его расстрельным приговором высшим руководителям РСФСР.

Во-первых, повторюсь, решение о ярмарке принималось на Бюро Совмина СССР. Представители союзных республик, присутствовавшие на заседании, узнали и о ярмарке, и о товарах и немедленно (информация-то горячая!) уведомили обо всем свои столицы. Поэтому никакой «небывалой управленческой коллизии», о которой пишет С. Рыбас, не было и в помине.

А, во-вторых, позиция С. Рыбаса как профессионального историка вообще оставляет странное впечатление. Дело в том, что двумя годами ранее, в 900-страничной монографии «Сталин» в серии ЖЗЛ, исследователь высказал прямо противоположный взгляд по поводу данной ярмарки. «Если учесть, - пишет он, - что в Ленинграде была проведена не Всесоюзная, а всероссийская оптовая ярмарка для распродажи товарных излишков, то все обвинения формально слабо мотивированы: обвиненные действовали в рамках своей компетенции».

Ничуть не лучше выглядят «доказательства» и по всем остальным эпизодам обвинения.

О действительных причинах ленинградского дела

Пишущие о ленинградском деле слишком часто сводят всю канву событий к грызне за власть между различными группировками под сталинским властным покрывалом.

Нет слов, противостояние между властными группировками место имело. Известен и тот, кто борьбу постоянно провоцировал и разжигал, если видел, что она начинает затухать. Но сводить всю политику в управлении государством только к борьбе за власть недостаточно. Были и причины глубинного характера.

Еще в последний год войны часть руководства СССР, пришедшая во власть не из союзных республик, а из центральных областей России, выступила с предложением по завершении военных действий изменить приоритеты в развитии экономики страны и перейти к преимущественному росту не производства средств производства, а продовольствия и предметов широкого потребления. То были руководители, которых собирал под своим крылом выходец из Нижегородского губкома (Горьковского обкома) ВКП(б), руководивший в войну блокадным Ленинградом, ставший в 1944 году секретарем ЦК А.А. Жданов. В крыло постепенно вошли его выдвиженцы - 1-й секретарь МГК и МК ВКП(б) и секретарь ЦК Г.М. Попов, председатель Госплана СССР, член Политбюро ЦК Н.А. Вознесенский, секретарь ЦК А.А. Кузнецов, председатель Совмина РСФСР М.И. Родионов и другие, которых позднее в судебном деле назвали ленинградцами.

Всех их объединяла одна мысль: советский народ (и прежде всего - русский) заплатил немыслимо высокую цену за Победу в Великой Отечественной войне и заслужил достойную жизнь.

В осуществление своих замыслов ленинградцы (будем всех их условно называть так) предложили И. Сталину заложить в послевоенный план экономического развития страны, рассчитанный на три пятилетки, опережающие темпы развития отраслей промышленности группы «Б» по сравнению с отраслями группы «А», производящими производство средств производства.

Такие структурные подвижки в экономике требовали изменений в политике и идеологии, и ленинградцы предложили генсеку провести ряд политических мероприятий. Сын А. А. Жданова Юрий Жданов вспоминал: «На заседании Политбюро сразу после окончания войны А.А. Жданов обратился к И. Сталину с предложением: «Мы, вопреки Уставу, давно не собирали съезд партии. Надо такое сделать и обсудить проблемы нашего развития, нашей истории. Отца поддержал Н. А. Вознесенский. Остальные промолчали».

Как пишет архивист Рудольф Пихоя: «Жданов и Вознесенский предприняли попытку поднять жизненный уровень народа, вводя существенные изменения в управление экономикой страны».

Пожалуй, большее удивление в данной истории вызывает то, что идеей загорелся Сталин и разрешил ленинградцам готовиться к повороту - разработать не только новый Устав партии, но и новую Программу ВКП(б), и поддержал предложение А. Жданова в 1948-м провести XIX съезд ВКП(б). (Согласие Сталина на предложение Жданова я объясняю тем, что в 1946 году Сталин еще надеялся, что США предоставят СССР долгосрочный кредит в 6 млрд долларов и что никакой холодной войны в то время в перспективе еще и не маячило. См. подробно в монографии: Кузнечевский В.Д. Сталин. Феномен ХХ века. Историческое расследование. - М.: Вече. 2014. с. 311-343.)

Работу ленинградцы начали незамедлительно.

Основную часть подготовки к новому повороту в экономике взял на себя председатель Госплана, заместитель председателя правительства СССР, член Политбюро Н. Вознесенский. Руководимый им журнал «Плановое хозяйство» (орган Госплана) в целом ряде своих публикаций начал пропаганду экономических рычагов организации производства и распределения. Благодаря его усилиям была разрешена торговля продовольствием и товарами широкого потребления в городах и рабочих поселках, ставилась задача повсеместного расширения сети магазинов и лавок. 6 января 1947 года передовая статья газеты «Правда» указала ориентир: «Чем шире будет развернут товарооборот, тем быстрее поднимется благосостояние советских людей».

Полным ходом шла разработка проекта новой Программы партии. В 1947 году для такой цели решением Политбюро была создана специальная комиссия по ее подготовке.

Основной упор в партийной программе был сделан на решение социальных проблем - жилищное строительство (к концу 70-х обеспечить большинство городского населения отдельными квартирами и бесплатными коммунальными услугами), перейти к массовому производству легковых автомобилей для населения по доступным для людей ценам, переложив основные затраты на государство, много внимания уделялось инфраструктурным проектам, то есть, говоря современным языком, созданию среды обитания для среднего человека.

Были обозначены и совсем уж революционные новации: в проекте Программы впервые была поставлена задача замены государства диктатуры пролетариата общенародным государством с постепенным сужением политических функций последнего; было предложено создать механизм всенародного голосования по важнейшим вопросам государственного развития, по предоставлению законодательной инициативы общественным организациям, также было предложено ввести принцип конкурентной выборности руководителей.

Все новации А. Жданов и Н. Вознесенский формулировали в тесном контакте с генсеком.

В семье Вознесенских сохранилась информация о том, как уже и после смерти А. Жданова И. Сталин очень много времени проводил в разговорах с Н. Вознесенским на Ближней даче, в кабинете Генсека, обсуждали проблемы во время длительных совместных прогулок вдвоем.

К 1948 году Н. Вознесенский подготовил монографию «Политическая экономия коммунизма» (822 машинописных страницы), которую до самой смерти считал главным трудом своей жизни.

Но длительные интеллектуальные беседы уже ничего не могли изменить: в высшем руководстве страны существовала группа людей, которая придерживалась иных взглядов на прогнозное развитие СССР, и она обладала более мощным влиянием на умонастроения генсека, потому что опиралась на сталинский тезис о том, что СССР, существуя во враждебном окружении империалистических государств, должен первостепенное внимание уделять не немедленному улучшению жизни населения, а росту расходов на оборонные нужды, и в том числе ядерной составляющей. В отличие от ленинградцев, данная группа считала, что решать одновременно две такие крупные задачи, как оборона и социальные проблемы, СССР не в состоянии. А потому повышение жизненного уровня людей должно быть принесено в жертву резкому наращиванию оборонных расходов и экономической поддержке стран Восточной Европы, которые следует держать под жестким контролем Москвы. Во главе руководителей группы были Г. Маленков и Л. Берия. Оба были вхожи к И. Сталину и оба стремились торпедировать многие инициативы А. Жданова и Н. Вознесенского по развитию социальной сферы.

К 1948 году И. Сталин начинает отходить от поддержки А. Жданова и Н. Вознесенского в их планах и переходит к системе жесткого наступления на жизненный уровень населения.

Видевшие все ленинградцы в разрабатываемых ими документах пытались изменить гибельную для широких слоев населения ситуацию. Но не дремала и противоположная им сторона. В середине 1948 года вождь отстраняет А. Жданова от политической деятельности и отправляет в двухмесячный отпуск с неопределенными перспективами на возвращение в политическую жизнь. В августе А. Жданов внезапно умирает от инфаркта, а через несколько месяцев Г. Маленков переходит в решающее наступление на ленинградцев. И делает все поэтапно, вначале наносит удар по секретарю ЦК А. Кузнецову, председателю Совета Министров РСФСР М. Родионову и первому секретарю Ленинградского обкома и горкома ВКП(б) П. Попкову. Закончилось наступление судебным процессом над ленинградцами и их гибелью.

Но кроме интриги, которую сплели вокруг ленинградцев Маленков и Берия, при активной поддержке Хрущева и Булганина, был еще один момент, который в политическом плане в глазах Сталина сыграл, судя по всему, решающую роль.

Он нашел отражение в проекте письма Маленкова Сталину в 1949 году.

Маленков предложил направить членам ЦК ВКП(б) закрытое письмо, где говорилось о том, что ленинградцы преследовали цель создать отдельную коммунистическую партию РСФСР с центром в Ленинграде, то есть партию русских коммунистов, и тем расколоть ВКП(б).

Кстати, Н. Хрущев в оставленных после себя мемуарах вспоминал, что А. Жданов в 1945-1946 годах в разговорах с ним не один раз сетовал на то, что в социалистической семье союзных республик самой обделенной остается РСФСР, что города и села Центральной России выглядят просто бедными по сравнению с таковыми в других республиках, а жизненный уровень русских значительно ниже по сравнению с другими нациями в составе СССР. А. Микоян вспоминал, что в 1947 году И. Сталин не раз говорил ему, что для Н. Вознесенского на первом месте всегда стоят русские, а уже потом все остальные. Для него, говорил И. Сталин, даже украинцы менее уважаемы, чем русские.

Автор: Владимир Кузнечевский

Источник

145

Комментарии

Пока никто не комментировал. Вы можете стать первым.


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: