Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

«Осенью будут востребованы не «Звездные войны», а милые, веселые фильмы»

Биограф кинозвёзд, сценарист Филипп Дюран — о смене зрительских симпатий, уходящих легендах французского кино и скуке артхауса

Филипп Дюран убежден, что комедии полезны для здоровья, призывает снимать жизнеутверждающие фильмы и предлагает смотреть кино на уличных экранах, сидя в кафе за бокалом вина. Об этом писатель и сценарист рассказал «Известиям» накануне открытия кинотеатров во Франции.

— После затяжного карантина во Франции открываются кинотеатры, с 22 по 24 июня на экраны выйдут одновременно около 40 фильмов. Не слишком ли много?

— Немало. Но прокатчики затоварились. Поэтому им надо выставить накопившиеся запасы, то есть фильмы, которые должны были выйти в последние четыре месяца. Плохо, что все они появляются одновременно, но как иначе?

— Как французское кино переживает тяжелые испытания?

— Всё в одночасье остановилось — и съемки, и новые проекты, надолго закрылись залы. Никто не знал, что делать. Сейчас всё постепенно возвращается на круги своя, но непонятно, как кино выберется из кризиса. Дело даже не в санитарных нормах показа, а в том, какие фильмы нас ждут.

— Не страшно ли публике возвращаться в залы? Не останутся ли они пустыми?

— Именно этого я больше всего опасаюсь, да и откроются далеко не все кинотеатры. Захотят ли люди идти в небольшие залы после того, как они столько времени просидели взаперти в своих квартирах? Не уверен. Как мы будем себя чувствовать в помещении, где кондиционированный воздух может переносить вирус? Карантин изменил нашу жизнь и в том, что касается кино. Многие открыли для себя Netflix или Disney Plus. Словом, никто не знает, что будет дальше.

— Действительно, зачем рисковать, когда эпидемия не кончилась и неизвестно, как она будет развиваться дальше?

— Так или иначе, кино, которое не раз хоронили в прошлом, выживет, если сумеет адаптироваться к переменам. Его судьбу решит публика... Если людей не заинтересуют новые фильмы, кинематографистам надо придумать, как вернуть зрителей в залы.

— Не помогут ли в этой ситуации кинопоказы drive-in, которые постепенно появляются во Франции?

— Они не решают проблемы, но ухудшают экологию. Представьте себе сотню автомобилей, которые в течение нескольких часов отравляют воздух. Уверен, что против drive-in выступят наши «зеленые» и не только они. Мы же видели, как при карантине в городах ожила природа. Может, стоит собираться на сеансы у уличных экранов, как в барах, за столиками с бокалом вина?

— Какое кино ждет французов в ближайшем будущем?

— Осенью нам начнут показывать фильмы с Джеймсом Бондом и с прочими суперменами, а я совсем не уверен, что людям захочется к ним возвращаться. Слишком многое изменилось не только после пандемии, но и после манифестаций во всем мире, которые спровоцировала гибель Джорджа Флойда. Пойдет ли снова зритель на «экшен» и прочие боевики с убийствами и насилием? Я задаюсь этим вопросом, потому что много лет занимаюсь бондианой. До недавних пор публика любила агента 007, его последние фильмы били рекорды посещаемости. Сейчас отношение в нему меняется.

— С Джеймсом Бондом или без него, но, кажется, французскому, британскому или русскому кино сейчас как никогда нужны для привлечения публики локомотивы-блокбастеры.

— Не столько локомотивы, сколько хорошие идеи, которые соответствовали бы изменившимся запросам. Люди ждут позитива — фильмов, которые вызывают положительные эмоции. Но пока киношники Франции, Соединенных Штатов или Великобритании намерены в надежде на прежний успех выпускать ту же продукцию, что и до пандемии. Если мы хотим извлечь урок из COVID-19, то должны увидеть: нас окружают хорошие люди и мир прекрасен. А для этого требуется придумать другое кино.

— Захотим ли мы смотреть жизнеутверждающие картины, когда помимо эпидемии развивается экономический кризис: закрываются предприятия, растет безработица?

— Не надо добивать публику мрачными фильмами о безысходной жизни. Для этого достаточно телевидения, прессы, интернета.

— Тогда давайте реанимируем старые комедии с де Фюнесом и Бурвилем?

— Почему бы и нет? Комедии полезны для здоровья и равновесия, в частности психического. Фильмы с Чарли Чаплиным и другими великими комиками по нынешний день пользуются огромной популярностью. Осенью будут востребованы не Джеймс Бонд или «Звездные войны», а милые, веселые фильмы. Так было и в годы Второй мировой войны.

— Во Франции около 6 тыс. кинозалов, из которых, согласно прогнозам, примерно треть закроется.

— Это прояснится к концу года. Надо быть готовым к худшему сценарию. Во время карантина у французов появились другие привычки. «Домашние» фильмы Netflix собирают огромную аудиторию. Если успех их продукции будет возрастать, у обычного кино дела пойдут плохо.

— Разве французское государство бросит кинематограф на произвол судьбы?

— Разумеется, нет. Но на протяжении многих лет продюсеры, дистрибуторы, некоторые актеры заработали огромные деньги. Если они по-умному распорядились прибылью, вполне продержатся несколько лет. Совсем необязательно выделять миллиарды на спасение кино, чтобы снимать ленты по старым рецептам, которые больше никому не интересны.

— Отмена Каннского фестиваля нанесла тяжелый удар по французскому кино?

— Скорее по артхаусу. Для него очень важны такие манифестации, на которых его режиссеры — одни и те же — получают награды, хотя их фильмы никто не смотрит. Возможно, сейчас переживает агонию кино, витриной которого служит Каннский фестиваль. Конечно, очень плохо, что он не состоялся. Но, может быть, авторское кино начнет отвечать запросам публики и вместо того, чтобы рассматривать собственный пупок, увидит, что действительно происходит в мире.

— Клод Лелуш и некоторые другие режиссеры снимают теперь фильмы на смартфоны. У такого кино есть перспективы?

— Это явление маргинальное, ограничивается гаджетом. Хороший фильм на смартфоне не получится. Им можно сделать репортаж, настоящему кино нужны актеры, сценарии, диалоги.

— Помимо 300 французских фильмов каждый год на экраны страны выходят еще 700 иностранных. Разве можно переварить такое количество?

— Необходимо иметь доступ ко всему мировому кинематографу, в то же время хорошо бы делать отбор. Но кто этим займется? Специально создавать комитет по этике и эстетике? Поэтому лучше оставить двери открытыми для всех.

— Замечательные ленты снимают в разных странах, но почему везде доминирует американский кинематограф?

— Потому что американцы раньше всех поняли, что кино — это бизнес. Когда в прошлом президент Соединенных Штатов наносил визиты в другие страны, его сопровождал коммивояжер, который вел переговоры о продаже фильмов. Это было частью сделки: «Мы вам продаем оружием и технику, но вы непременно должны купить и наши картины». Таким образом американцы превратили кино в мощную индустрию, подобную военной и научно-технической. Они постоянно расширяют рынки сбыта. Французам же трудно продать свой фильм. Насколько мне известно, в России та же проблема. Поэтому российских лент мы практически не видим.

— Каковы сильные и слабые стороны французского кинематографа?

— Единственная сильная — это комедии. Именно в этом жанре мы добились успехов, благодаря им наш кинематограф всегда выживал. Слабая сторона — опять-таки авторское кино или то, что себя таковым считает. Хотя широкая публика им не интересуется, это не значит, что оно не имеет права на существование. Может быть, для него нужна другая, менее затратная экономическая модель. Так или иначе, наше кино не в силах бороться с американским.

— Во французском кино и на телевидении действуют квоты на иностранные фильмы. Они приносят пользу?

— Телевизионные квоты все меньше и меньше соблюдаются. Но часть выручки со всех фильмов предназначена для французского кино. Когда вы смотрите американский боевик во французском кинотеатре, то, не отдавая себе отчета, финансируете чей-то авторский фильм, который мельком покажут в богом забытом зале, где сидят четыре человека. Без такой системы квот наше кино давно бы уже умерло, как умерло итальянское.

— Во Франции каждый год проходят несколько фестивалей русского кино. Но почему наши фильмы крайне редко попадают в прокат?

— Потому что дистрибьюторы не проявляют к нему интереса. Они его не знают и не пытаются узнать. Может быть, России и Франции стоит договориться о совместном финансировании проката с тем, чтобы дистрибьюторы не боялись прогореть?

— Делон, Бельмондо, Трентиньян давно не снимаются, а новые французские звезды давно не зажигаются. Век звёзд окончательно миновал?

— Действительно, в течение десятилетий мы ходили смотреть Жана Габена, Лино Вентуру или Жан-Поля Бельмондо. Последний из великих могикан, который еще в строю, — Жерар Депардье. Рухнул миф великих звезд, которые сегодня не востребованы. Эти небожители всегда были загадочны и недоступны. Нынешнему кино нужны не культовые имена, а истории, которые нас трогают. Сегодняшние актеры живут на земле, им небеса недоступны. Как простые смертные, они рассказывают о себе в соцсетях и выкладывают фотографии в Instagram. Никакой тайны — мы все про них знаем. Они симпатичные и талантливые, но другие, совсем не звезды и не должны изображать себя таковыми ни на экране, ни в жизни.

— Вы биограф многих знаменитых актеров. Как себя чувствуют гаснущие звезды?

— Недавно встретил Бельмондо на похоронах Ги Бедоса (популярный актер и юморист. — «Известия»). Всегда грустно видеть стариками великих и красивых, которых ты очень любил и которые уходят один за другим. Жан-Луи Трентиньян тяжело болен. Затворником в своем поместье на Луаре живет Ален Делон (летом прошлого года у него был инсульт. — «Известия»). Клод Брассёр давно нигде не показывается. Они по-прежнему популярны благодаря телевидению, которое постоянно показывает их фильмы.

— Назовите нескольких лучших, на ваш взгляд, французских фильмов.

— Первые, что приходят в голову среди комедий — «Оскар» с Луи де Фюнесом (во французском прокате картина собрала 6 млн зрителей, а в советском — более 27 млн. — «Известия») и «Ужин с придурком» Франсиса Вебера. Мелодрама — «Баловень судьбы» Клода Лелуша с Жан-Полем Бельмондо. В жанре детектива — «Сицилийский клан» с Жаном Габеном и Аленом Делоном.

Юрий Коваленко

Источник

69


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: