18+

Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Последнее фото

В воскресенье Николай Николаевич с дочкой, зятем и внучкой

гуляли по городу, восхищаясь товарами на витринах и ужасаясь их ценам.

Пятилетняя внучка Даша без устали тыкала пальчиком и голосила «купи,

купи, купи...» Ребенок еще не знал арифметики, не умел делить желания

на возможности без остатка.

Остановились около фотоателье. За стеклом на глянцевых

фотографиях застыли нарядные лица. И тут вдруг дед заявил:

— Снимусь-ка на фотокарточку для могилки!

— Папа, что за бред такой? — удивилась его дочь Таня. — Чего вас в

могилу ни с того ни с сего потянуло?

— Уж больно фото красивые, — Сказал Николай Николаевич. — Скоро

помирать, а дома ни одной приличной фотокарточки нету! Одна

качественная, где я в Сочи на пляже играю в футбол в 1971 году. Так я там

в трусах, на памятник вроде неловко. А хочется остаться в памяти у людей

симпатичным. Сегодня, вроде, я ничего.

— Да, кто ж это заблаговременно фотографию для того света готовит?

— ухмыльнулся зять.

— Все таки, Митя, ты дурак, хоть и лысый, — незлобно сказал Николай

Николаевич. — Ну зачем мне на могильной плите фотография, где я уже

мертвый в гробу?! Я-то умру, а люди по кладбищу гулять будут. Зачем

глядеть на них синим покойником? Человека заботит как он выглядит и

после смерти! Доживешь до моих лет, поймешь!

— Николай Николаевич, вы меня извините! — распалился зять. — Да у

вас была пара инфарктов, кто считает! Но вы у нас окружены такой

заботой и вниманием, комар не проскочит! И ваши намеки на кладбище

неуместны! Мы вас оттуда оттаскиваем, а вы рветесь! Пока живы, берите

от жизни все, что возможно! Идемте, я вас на карусели покатаю! На том

свете будет, что вспомнить!

— Желаю фотографироваться и все! — старик затопал ногами.

— Ну, если это ваше последнее желание, черт в вами, папа!

Родственники вошли в фотоателье.

— Прошу! — фотограф сделал улыбочку. — На паспорт? На права? Для

души дружным семейством желаете?

— Мне бы на могильную плиту! Если можно, посимпатичнее!

— Ради бога! Будете как живой! Присаживайтесь!

— И я с дедой! — обрадовалась внучка.

Таня схватила дочку за ногу:

— Слезь с деда! Он фотографируется для кладбища!

— Хочу с дедой для кладбища! — захныкала внучка.

— Тебе еще рано. Вырасти, состарься, тогда другой разговор!

— А пусть с внучкой! — Николай Николаевич прижал девочку к себе. — 

В земле лежать будет легче, зная, что ты не один!

— Николай Николаевич, вы знаете, как мы вас любим! Но если я

правильно понял, помирать вы собрались один! Или нас с собой

приглашаете за компанию? — зять нервно размял сигарету.

— У нас не курят! — предупредил фотограф. — Решайте, как вас

снимать? Всколькиром?

— А давайте все вместе?! — улыбнулся старик. — Таня, Петя,

присаживайтесь! Уважьте старика!

Таня скрипнула зубами:

— Папа, дай вам бог здоровья, но куда ж вы нас в могилу с собой

тянете? Люди придут на кладбище, увидят на фотографии нас вместе,

решат: погибли в автокатастрофе, начнут звонить, выражать

соболезнование. Придется оправдываться, почему до сих пор живые.

Вернитесь с того света на этот!

— Желаю вместе на кладбище! — старик побледнел, схватился за

сердце. Или откажу в завещании, все отдам Нинке!

— Тань! Брось не связывайся. Не видишь, — человек из ума выжил!

Отдаст все твоей сестре, точно попадем на кладбище! Не отказывай

покойнику, грех!

— Хорошо! — Таня с грохотом поставила рядом два стула. — Только из

любви к вам! Хотя, лучше бы вам с Нинкой сняться, она фотогеничнее!

Таня достала из сумочки зеркальце, с ненавистью уставилась на

себя:

— Хоть бы предупредили заранее! Черт знает, на кого похожа! Люди

придут на кладбище, увидят, как я выгляжу, что они скажут?! Решат: здесь

похоронена эта старая мымра!

— Мымра и есть! —Петя начал затирать пятна на брюках. — Сколько

раз говорил — постирай брюки! Посмотри, на кого я похож! В таком виде

не то что на кладбище, в туалет войти стыдно!

— Товарищи! — скомандовал фотограф — Приготовились!

— А что такое мымра? — спросила внучка. — Если мама мымра, то папа

— мымр?

Петр шлепнул дочку по попе, она заплакала.

— Не смей бить ребенка, старый мымр! — крикнула Таня. — Это ты

меня такой сделал. Ничего! Пусть люди увидят, кто довел меня до этого

состояния. Снимайте, товарищ, этого уголовника!

— Если бы не ты... — начал Петя, но рев дочки перекрыл слова.

— Снимаю! — крикнул фотограф. — Улыбочку! Отлично! Все

свободны!

Через три недели Николай Николаевич, действительно, скончался.

Его похоронили и согласно последней воле на гранитной плите под

стеклом вставили фотографию. На ней Николай Николаевич радостно

улыбался, внучка плакала, а родители сидели с перекошенными лицами.

Однажды у могилы остановились двое ребятишек. Один сказал:

«Смотри, дедушка веселый, а остальные все грустные. Кто из них умер?»

Не видишь, что ли? Тот кто умер, тот и радуется. А этим еще долго

мучиться, вот они и расстроились.

Семён Теодорович Альтов

608


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: