Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Приговор 139

Часть вторая

Как правило, проходило всё по одной схеме. Сталин давал Ежову поручение проверить такое-то ведомство или регион, поскольку раньше там были сильны позиции троцкистов или зиновьевцев. Ежов давал поручение подчинённым. Те арестовывали какого-нибудь руководителя среднего звена, на которого имелся компромат в прошлом (например, неосторожно поддерживал какую-то партийную фракцию, выступавшую против Сталина). От арестованного требовали выдать сообщников. Под пытками, угрозами и принуждением люди обычно соглашались подписать показания против коллег. Таким образом по цепочке выходили на видного руководителя и оформляли всех в одну контрреволюционную террористическую группу.

Иногда действовали ещё проще. Если руководитель ведомства имел большой опыт руководства, у него, как правило, было немало выдвиженцев и любимчиков. В таком случае к нему подбирались через подчинённых: арестовывали поочерёдно всех его людей и выбивали показания.

Доносы тоже использовались, но реже. Как правило, они появлялись в результате жёсткой борьбы за власть в каком-либо ведомстве. Например, Ежов лишился поста, а позднее и жизни из-за доноса начальника НКВД Ивановской области Журавлёва, которым воспользовался заместитель Ежова Берия.

В своё время в результате доноса оказался в заключении Сергей Королёв. Причём в пылу борьбы за власть в Реактивном институте встречные доносы друг на друга отправили начальник отдела ЖРД Костиков и директор института Клеймёнов. Победил Костиков, а Клеймёнова арестовали и расстреляли. Королёв же попал в заключение вместе с группой конструкторов, работавших под началом опального директора, из-за распространённой в то время политики "лес рубят, щепки летят".

В списках значились имена только заключённых первой категории — для них предусматривался расстрел. Всех их должна была судить Военная коллегия Верховного суда, однако судебное разбирательство было чистой формальностью. Фактически приговор этим людям выносил и утверждал Сталин.

На представленном документе Молотов и Сталин оставили резолюцию "Расстрелять". Своей рукой Сталин вычеркнул из списка только одну фамилию. Остальные 138 человек были расстреляны в период с 28 июля по 1 августа.

Но кто же тот счастливчик, кому Сталин сохранил жизнь, и почему вождь неожиданно проявил милосердие?

Спасённым оказался маршал Александр Егоров. Он был крупным военачальником ещё во время Гражданской войны: командовал сначала армией, а затем фронтом. В дальнейшем Егоров возглавлял Генштаб РККА, а после опалы Тухачевского на короткий период стал первым заместителем министра обороны.

Сгубили маршала неосторожность и донос другого заместителя наркома обороны — Щаденко (получил назначение всего за несколько дней до означенных событий). Осенью 1937 года на отдыхе в санатории маршал изрядно выпил и принялся жаловаться Щаденко и Хрулёву на несправедливость. Егоров говорил, что внёс огромный вклад в победу красных в Гражданской войне, но героями сделали других людей, а его зажимают и не печатают его портретов. И всё это только потому, что он не профессиональный революционер-подпольщик, а бывший подполковник императорской армии.

Щаденко сразу же доложил обо всём услышанном Ворошилову, а тот — Сталину. Через несколько недель Сталин подверг Егорова жёсткой критике на заседании Политбюро. Егоров был снят с должности первого заместителя наркома обороны. Ещё через месяц маршала арестовали.

Но почему Сталин лично вычеркнул фамилию Егорова из расстрельного списка? Вероятно, это связано с тем, что он ещё не принял окончательного решения о судьбе маршала. В конце концов, речь шла только об обиженном маршале, а не о заговорщике-троцкисте. Кроме того, Сталина и Егорова кое-что объединяло. Когда-то они вместе обороняли Царицын, между ними сложились хорошие отношения, несмотря на то что Сталин очень не любил бывших офицеров царской армии.

Согласно другой версии, Сталин просто ждал, когда Егоров даст нужные показания об участии в заговоре. По его мнению, обиженный маршал обязательно должен был иметь отношение к какому-либо заговору, иначе и быть не могло. Такова логика того времени. Так или иначе, вычеркнув Егорова из списка, Сталин продлил ему жизнь, но не спас. В феврале 1939 года маршал Егоров был расстрелян.

Антонюк Евгений

Источник

29


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: