Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Сексуальное «УГП»

18 января 2021 года, понедельник, день 6232

За что такое наказание?

Проснулся и понял: на улице холодюга. Посмотрел, сколько градусов за окном. Минус двадцать. Это же тихий ужас.

Отправил SMS Марату Рауфовичу Рахматулину: «Чувствую себя отвратительно. Останусь дома».

Ночью практически не спал, всё болело. Не мог найти положение, при котором уходила бы боль.

Левый бок, правый бок, спина, живот — какую пользу ни выберу (пользу для сна!), всё неудобно, всё ноет. Заснёшь минут на пять и просыпаешься.

Ложась, дал себе задание: придумать что-нибудь для курса «Учимся говорить публично». Ничего кроме «Когда руки бывают местоимениями» ничего не придумывалось. А руки бывают местоимениями, когда они вы-мы-ты. Надо будет послать это Николаю Сергеевичу Черняеву, чтобы он это в нашу копилку отправил.

Часов в 12 поговорил с Игорем Владимировичем Ружейниковым и лёг спать.

Потом попросил Марата Рауфовича заказать мне еду в «Му-му». Какое странное слово: еду. Куда я еду, зачем я еду? Поесть заказал. Нужно заказать еду (то, то буду есть) и никуда не ехать. Поразительная штука — русский язык.

Посмотрел два очередных фильма Вуди Аллена — «Магия лунного света» и «Знаменитость». Слабо. Примитивно. Не волнует, не беспокоит, не задевает, не цепляет.

Итоги дня. Просмотрено три фильма. Прочтено около ста страниц книги о буддистах. Сделано четыре телефонных звонка. Ел трижды. Прошёл три километра по квартире. Наметил план на оставшиеся дни января.

Собой недоволен. Никак не придумается шампур для курса «Учимся говорить публично» — то, чем зацепить всех учеников (поразить, удивить, восхитить). Вот, мол, вы не умеете говорить, сделайте задание — и научитесь.

Начинает человек говорить в микрофон, а наша программа его останавливает: «Стоп. Есть слова-паразиты. Вот, значит, сами понимаете… кукарейкайте, пока их используете. Пока не прокукарекаете, дальше двигаться нельзя».

Казалось бы, это просто — решить всё программным способом. Человек может и сам внести в микрословарик слова-паразиты. Они ведь у каждого свои. У кого-то — знаете, понимаете или обычное «да».

Вы меня слышите, да?

Вы со мной согласны, да?

Вы же это знаете, да?

Я говорю, вы слушаете, да?

Человек как бы хочет удостовериться, что он всё правильно делает. И в качестве примера привести речь Виктора Шендеровича. Он всё время так поступает.

Дальше говорит человек: «Хочу вам сказать…», а программа его останавливает: «Это одно из самых плохих начал. Хотите — так говорите, но так не начинайте». И программа может предложить ему 10, 20, 30 других начал, более точных и интересных.

Ученик продолжает заниматься и произносить речь, а программа считает, сколько слов он использовал, сколько повторений. Ставит ли точки и запятые в речи. Есть ли эмоциональный окрас.

Программа просит ученика рассказать о себе. И раз сто, пока человек рассказывает о себе, она его останавливает. И каждый раз она просит его выполнить то или иное задание, прочитать тот или иной текст, узнать те или иные факты, данные. При этом у нас есть 15-20 словарей, и он все подключены к нашему курсу.

Орфоэпический словарь.

Орфографический словарь.

Морфологический словарь.

Словарь иностранных слов.

Словарь синонимов.

Этимологический словарь.

Словарь антонимов.

Философский словарь.

Экономический словарь.

И каждый раз, когда произносится новое слово, в словаре оно находится. Чтобы человек знал историю слова, мог правильно произнести и правильно написать.

Или такая игра (я её давно придумал, но пока не пробовал): человек пишет  своё выступление, а программа делает звучащей его речь и добавляет свои замечания. Это же интересно. Скажем, так: «Хочу рассказать вам вот о таком случае…». И программа озвучивает эти слова, мы слышим эту фразу: «Хочу рассказать вам вот о таком случае…».

А потом — маленькие замечания: вот — сорное слово, хочу рассказать — плохое, пустое начало. И предлагает снова попробовать. А программа опять придирается. До тех пор, пока человек не начинает рассказывать интересно.

Скажем, такая история (в рассказе о себе): «Вообще-то я должен был умереть. Маме сделали кесарево сечение». Интересно это? Наверное. Но стоит об этом рассказывать? Наверное, не стоит. И всё это в звуке.

Значит, начало бракуется.

И слышно другое начало: «Будем друг к другу терпеливы и внимательны». Программа комментирует: «Неплохо, но только больше похоже на финал. Для начала нужно что-нибудь ярче, интереснее. Необходимо заинтриговать, увлечь слушателей».

А вот такое начало: «Шёл к вам и видел плачущую женщину. В чём дело? Коллекторы угрожали ей, коллекторы. Будто отнимут квартиру, а её выкинут с детьми на улицу — и живи как хочешь». Программа: «Такое начало получше. Люди любят истории».

Долго я сегодня думал на эту тему, долго. Знаю, курс можно сделать фантастическим. Хватит ли сил?

Нарисовал картинку. Лежу без движения, рядом сиделка. Включает компьютер, и я слышу в звуке отчёты учеников. Радуюсь и привстаю с кровати. А потом покидаю кровать, стою на ногах и сам иду. Ученики меня исцелили. Положительные эмоции — я научил людей говорить. Как это здорово!

А ведь всё, что я написал, возможно при современном развитии технологии, ничего сверхъестественного здесь нет.

А можно иначе. Задать двадцать вопросов ученикам — чтобы они на них ответили. И эти же двадцать вопросов задать ученикам после того, как они пройдут, — и мы увидим (услышим), как ученики прошли курс, что освоили. Прогресс будет налицо.

Я тяну с переделкой «Учимся говорить публично» и понимаю, что с этим надо заканчивать. Надо начинать делать, писать, пробовать и по ходу дела всё изменять. Понимаю, знаю, но почему-то не делаю.

А может, сначала доделать «Курить, чтобы бросить!», дописать? И заняться переизданием книги «1001 вопрос про ЭТО», а потом уже перейти к «Учимся говорить публично». Не знаю.

Знаю только одно: своего я добьюсь. А если не добьюсь?

Перед сном, конечно, читал список новых курильщиков (тех, кто зарегистрировался в онлайн-книге «Курить, чтобы бросить!») и разглядывал лица новых учеников по «СОЛО на клавиатуре».

  Семенова Екатерина Евгеньевна
  Школьник Юлия
  Витязев Данил
  Сорокин Владислав
  Мингазов Анвар
  Дьяконова Алёна
  Ильина Мария Андреевна
  Суровецкая Алина Викторовна
  Фролов Дмитрий
  Гончаров Андрей Петрович
  Хабибуллова Татьяна Харисовна

Ваш Владимир Владимирович Шахиджанян

 

P.S. Сопротивление материала — это нормально. Ни одна моя работа легко не давалась. Чем больше сопротивление, тем лучше работа. Смеюсь и хохочу. Охватывает меня безудержный смех, хохот, гогот. Я знаю, как сделать «Учимся говорить публично» таким, чтобы его проходили все.

Берём двух актёров (мужчину и женщину). Они знакомятся, влюбляются друг в друга. Хотят секса. Добиваются его друг от друга. Занимаются сексом. И при этом говорят. И от упражнения к упражнению у них меняются позы, слова. Они избавляют друг друга от слов-паразитов, рассказывают истории.

Если ученик хочет посмотреть, как они дальше сношаются, он должен сделать упражнение по речи. Сделает — он увидит продолжение их сексуальной жизни. Это же интересно. Программа будет пользоваться успехом и многих научит не только заниматься сексом, но и говорить публично, а иногда и молчать.

 
 
 

 

В основе всех наших поступков лежат два мотива: желание стать великим и сексуальное влечение.

Зигмунд Фрейд (1856-1939), австрийский невропатолог, психиатр и психолог; основоположник психоанализа

 
 
 
117


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: