Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

«Серебряный призрак» Сталина

Автомобиль и человеческие судьбы

Как Иосиф Виссарионович украл автомобиль у секретаря Ленина

Никому доподлинно неизвестно, когда Иосиф Виссарионович Джугашвили, он же Сталин, он же Коба, впервые воспользовался услугами автомобильного транспорта. Зато время его последней поездки известно. В ночь на 1 марта 1953 года бронированный ЗИС-115 привёз его из Кремля на Ближнюю дачу. Через четыре дня другой ЗИС повёз труп генералиссимуса на Садово-Кудринскую улицу в лабораторию Мавзолея Ленина на вскрытие и бальзамирование…

За что расстреляли Горбунова

Вопреки распространённому мнению, персональный автомобиль появился у Сталина отнюдь не сразу после революции. Сведений о том, как он передвигался в Петрограде в 1917 и начале 1918 года не обнаружено. Даже по данным на 7 сентября 1918, когда большевистское правительство уже перебралось в Москву, он в элитный список не вошёл. Да и список-то был совсем короткий: Ленин (в его распоряжении было два автомобиля), Троцкий, Луначарский, Свердлов, Горбунов (секретарь Совнаркома), Боголепов (директор Департамента государственного казначейства) и Бонч-Бруевич (управделами СНК). Ещё один автомобиль был закреплён за женой и сёстрами Ленина. А вот остальные машины «хозяев» не имели, и были распределены по ведомствам.

Вот тогда за Наркоматом по делам национальностей, которым ведал Сталин и был закреплён автомобиль «Воксхолл». Любопытно, что в различных источниках его постоянно именуют «медлительным и неповоротливым». Легенда гласит, что этот автомобиль с закрытым кузовом был закуплен в 1914 году в Англии специально для матери российского императора Марии Фёдоровны, а его мощность составляла всего 30 лошадиных сил. Но в то время «Воксхолл» выпускал лишь две модели – «Принц Генри» и Е 30/80, которые имели мощные двигатели (90 л.с.) и развивали скорость до 137 километров в час. Кроме того, упоминаемый автомобиль «Воксхолл» имел гаражный номер 12 и кузов «ландоле», то есть с откидным верхом, а не лимузин. Так что вопрос о точном типе служебного автомобиля Наркомата по делам национальностей и о том, что Сталин «унаследовал» его от вдовствующей императрицы, остался открытым…

Осенью 1918 года произошла любопытная полукриминальная история об автоугоне, фигурантом которой явился Сталин. 22 сентября секретарь СНК и личный секретарь Ленина Николай Горбунов отправил в Управление делами Совнаркома публикуемую нами записку, в которой сообщал, что И.В. Сталин похитил и вывез в Царицын автомобиль, который принадлежал Управлению делами СНК и временно обслуживал его (Горбунова). Неизвестно, проводилось ли расследование по этому поводу, но через 20 лет, в 1938 году, сам Горбунов был арестован и попал в список лиц, осуждённых по первой категории «Москва центр» №1, который завизировали Сталин и Молотов. И был расстрелян 7 сентября 1938 года…

Записка секретаря Ленина о похищении Сталиным его автомобиля

Но вернёмся к Сталину, который, будучи отправленным на юг России в качестве чрезвычайного уполномоченного ВЦИК по заготовке и вывозу хлеба с Северного Кавказа в промышленные центры, прибыл в Царицын. Вот тут уже персональный автомобиль Сталина – открытый «Паккард» – стал использоваться по полной программе. В личном фонде Сталина в РГАСПИ есть ведомость «на получение денег за сверхурочную работу» с 20 июля по 15 августа 1918 года, подписанная шофёром Сталина А. Шероуховым. В ней перечислены поездки, которые он совершал по указанию будущего генералиссимуса, а тогда неформального руководителя обороны Царицына: «по городу», «на рынок за продуктами» и пр. Надо отдать должное Сталину, сверхурочные своему водителю он выплатил полностью.

К апрелю 1919 года количество большевистских чиновников с персональными автомобилями выросло с 7 до 15 человек. Именно тогда, а не до «царицынской обороны» Сталин и получил личный «Воксхолл», на этот раз с гаражным номером 11 и кузовом «лимузин». Во многих источниках рассказывается о том, что этот автомобиль Сталину не нравился опять же из-за «медлительности». Но мне кажется, что будущий «вождь народов» просто не мог вынести совсем непрестижной истории номера 11 (в 1918 и начале 1919 года данная машина обслуживала Комитет по охране племенного животноводства в России).

Восстановленный «Роллс-Ройс»

Эпоха «Роллс-Ройсов»

Примерно с 1922 года для генерального секретаря РКП(б) товарища Сталина наступила десятилетняя эпоха «Роллс-Ройсов». И его совсем не смущало то, что это были автомобили по большей части открытые и с правым рулём. В те времена, особенно в холодное время года, машины ещё не были столь комфортабельными как, скажем в начале тридцатых. Шофёр Ленина Степан Гиль вспоминал, как в 1918 году искали «Роллс-Ройс» с утеплённым кузовом для Надежды Крупской. Нашли в Петрограде, а затем перевезли чудо английского автомобилестроения в Москву. А Сталин и в 1923-м, и в 1926-м, и даже в 1933 году передвигался по большей части в открытых «Роллс-Ройсах» модели «Серебряный призрак». Об этом свидетельствуют многочисленные фотографии «вождя народов» в машине этой марки, причём некоторые из них были сделаны в зимний период.

Отдельная история – это путешествия генерального секретаря. Самолётами он не летал (за исключением короткого перелёта из Баку в Тегеран и обратно в 1943 году), а в отпуск на Кавказ или в Крым ездил, как правило, поездом. Но летом 1933, когда был запланирован визит на Беломорско-Балтийский канал, он решил отправиться в Ленинград на автомобиле. Идея эта созрела достаточно давно, и известно, что за пару месяцев до этой поездки по маршруту Москва – Ленинград проехал лидер ленинградских коммунистов Сергей Киров, который по итогам поездки дал руководящие указания по ремонту отдельных участков трассы.

Ранним утром 18 июля 1933 года три «Роллс-Ройса» из Гаража особого назначения в сопровождении двух машин из оперативного отдела ОГПУ выехали в Ленинград. На Московском шоссе их встречал Киров. На строительство канала делегация, возглавляемая Сталиным и Ворошиловым, отправилась пароходом, а обратно в Москву генсек и нарком обороны уехали поездом. А через месяц Сталин отправился почти на два месяца в отпуск. Проехал поездом до Горького, затем пароходом до Сталинграда, где на пристани его уже ждали любимые «Роллс-Ройсы». На одном из них он посетил на Сталинградский тракторный завод, затем поохотился в Сальских степях вместе с Ворошиловым и Будённым, а дальше отбыл в Сочи, где тоже передвигался на «Серебряном призраке».

Именно из Сочи в Москву 19 сентября 1933 года ушла шифровка с грифом «Совершенно секретно» и пометкой «снятие копий воспрещается» за подписями Сталина и Ворошилова. В ней предлагалось сконцентрировать все имеющиеся «Роллс-Ройсы» в Гараже особого назначения, отобрав их у «товарищей», имевших такие машины в личном пользовании, закупить запчасти для «Роллс-Ройсов» на будущее, но закупки машин этой марки впредь не осуществлять. В той же шифровке говорилось о постепенном переходе на закупку автомобилей американских производителей (для начала четыре лимузина «Кадиллак» и шесть открытых «Паккардов»).

И хотя старые «Роллс-Ройсы» ещё несколько лет использовались в Гараже особого назначения (в 1937 году в ГОНе было девять «Роллс-Ройсов» и двадцать американских автомобилей «Паккард», «Линкольн», «Бьюик» и «Форд») эпоха господства праворульных английских автомобилей уже закончилась…

«Паккард» (вверху) и ЗИС-110.  Найдите несколько отличий

 

Легенда о броневике «Паккард»

История появления у Сталина первого бронированного автомобиля достаточно запутанна и противоречива. Есть несколько версий, самая популярная из которых гласит, что первый бронированный «Паккард» белого цвета был подарен Сталину Президентом США Рузвельтом на 55-летие в конце 1934 года. Называются даже детали: мол, Рузвельт сам любил «Паккарды», и именно в «Паккарде» пережил покушение 1933 года. И поэтому решил «облагодетельствовать» Сталина, передав ему лимузин через посла США Гарримана. Глупостей в этой версии достаточно.

Гарриман стал послом в СССР в 1943 году, а во время покушения 1933 года (это подробно описано в американской литературе) Рузвельт произносил речь из открытого «Бьюика». А первый специальный автомобиль с лёгкой броней «Линкольн Саншайн» был изготовлен для него только в 1939 году. И только после атаки японцев на Пёрл-Харбор в 1942 году «Линкольн» был более основательно бронирован, и на нём были установлены дюймовой толщины стекла.

Справедливости ради можно отметить, что бронированные «Паккарды» в 1934 году уже существовали. Один из них был сделан по заказу Президента Доминиканской Республики. Но у Сталина в то время «броневика», похоже, всё-таки не было.

В изданной литературе часто фигурирует фотография «Паккарда» со спецсигналом и подписью: «Паккард» США. И приводится пояснение, что с 1934 по 1946 год он использовался как основной автомобиль для обслуживания членов Политбюро ЦК ВКП(б). Имел бронированный кузов, V-образный двигатель мощностью 400 л. с., вес около 6 тонн».

Начнём с конца. Двигателей в 400 лошадиных сил в 1934 году просто не существовало. 12-цилиндровый «Паккард» «выдавал» максимум 180 «лошадей». Вес 6 тонн тоже вызывает сомнения. Бронированный «Паккард» 1936 года весил на полторы тонны меньше. А на фотографии не автомобиль 1934 или 1936 года, а обычный, небронированный 12-цилиндровый «Паккард» 1938 года выпуска (его можно узнать по характерной металлической планке, разделяющей лобовое стекло).

А вот в фундаментальном издании «Гараж особого назначения. 90 лет на службе Отечеству», подготовленном Федеральной службой охраны в 2011 году, указаний на подобный бронированный «Паккард» 1934 года выпуска нет. Зато там цитируется документ Политбюро, датированный серединой 1936 года, хранящийся в Архиве Президента Российской Федерации – поручение начать в США закупку автомобилей «Паккард», в том числе 14 бронированных. Эти автомобили прибыли в СССР в 1937–1938 годах. И если сначала планировалось закупить машины 1935 модельного года, то потом было принято решение закупить12-цилиндровые лимузины и седаны 1936 и 1937 модельных годов (шасси 1408 и 1508). Из 11 бронированных «Паккардов», имевшихся в Гараже особого назначения к 19 декабря 1947 года, до сего времени сохранилось не более пяти автомобилей (в России, на Украине и в США).

 

ЗИС. Миф об импортозамещении

Ещё перед Великой Отечественной войной на Заводе имени Сталина (будущий ЗИЛ) началась подготовка к созданию советского лимузина. А в 1943 году началась практическая работа, завершившаяся созданием автомобилей ЗИС-110 и ЗИС-115. Многие современные «сталиноведы», особенно увлекающиеся пропагандой советского образа жизни, частенько именуют его «выдающимся достижением отечественного автопрома». Приведём цитату: «Великолепный и солидный ЗИС-115 стал наглядным символом сталинской эпохи, престижа великой державы, созданной Сталиным. Этот лимузин, надёжно обеспечивая безопасность своего хозяина, обладавшего безграничной властью, во многом был достоин отца народов и вождя СССР. ЗИС-115 олицетворял мощь и силу Советской страны».

Легенда о «полностью отечественном» лимузине родилась в конце сороковых годов, когда ЗИСы были запущены в серию, но не стали массовыми (всего было выпущено 2089 автомобилей ЗИС различных модификаций). Но именно тогда развернулась кампания борьбы против космополитизма, за приоритет советской науки и изобретений. Именно в то время Яблочков стал изобретателем электрической лампочки, братья Черепановы – паровоза, Можайский – самолёта, а Попов – радиосвязи. И монументальный ЗИС-110 было решено по определению считать абсолютно советским. Документы по его изготовлению, включая постановления Государственного комитета обороны, были строго засекречены. А бронированная версия, как мне рассказывал бывший начальник Гаража особого назначения Юрий Ланин, была секретной до 1982 года, причём больше десятка автомобилей ЗИС-115 стояли в кремлёвском гараже тридцать лет!

Постановление ГОКО определяло «Паккард» как образец для создания Зис-110

Секретное постановление ГОКО №6565с от 20 сентября 1944 года, хранящееся в Российском государственном архиве социально-политической истории, проливает свет на то, каким именно образом появился на свет этот «отечественный» лимузин. Уже первый пункт был предельно откровенен: «Государственный комитет обороны постановляет: Утвердить представленный Наркомсредмашем образец легкового автомобиля ЗИС-110 – 7-ми местный с кузовом типа Лимузин, 8-цилиндровым двигателем мощностью 140 л.с., узлами и мотором конструкции фирмы «Паккард» образца 1942 г. (модель 2008 Кастом-Супер 8) в соответствии с характеристикой, согласно приложению №1».

А пункт 5 постановления ГОКО раскрывал, из чего и на каком оборудовании будут делать «советский «Паккард»: «Обязать Наркомвнешторг (т. Микояна): а) поставить из импортных поступлений и закупить за границей в IV квартале 1944 г. и в I полугодии 1945 г. Наркомсредмашу оборудование, инструментарий, металл и материалы для Московского автозавода им. Сталина и заводов смежных производств, согласно приложению №2; б)выделить Накомсредмашу 1 350 тыс. долларов для закупки в США по открытой лицензии образцов материалов (резина, окрасочные и обивочные материалы, стекло, изделия из пластмассы и др.), арматуры, приборов, контрольно-измерительной аппаратуры, пресс-форм и отдельных кузовных штампов, а также, при наличии возможности, отдельных агрегатов, узлов и деталей для легковых автомобилей ЗИС-110 и оказать содействие Наркомсредмашу в закупке указанных материалов и изделий в течение IV квартала 1944 г. и I квартала 1945 г.»

Короткий пункт 13 гласил: «Разрешить Наркомсредмашу (т. Акопову) командировать в США с Московского автозавода им. Сталина для изучения производства легковых автомобилей высшего класса и закупки оборудования группу специалистов в количестве 20 человек».

А приложения к постановлению ГОКО раскрывали детали. В частности, для ЗИСа закупалось в США 605 металлорежущих станков, 82 пресса, 100 единиц высокочастотного и лабораторного оборудования, 50 тонн быстрорежущей стали и пр. А ещё были куплены стальной прокат и цветные металлы, пластмасса и резина, фары типа «Силдбим», 6-ламповые коротковолновые приёмники «Филко», электрические и механические часы, обивочное сукно высшего качества и даже гагачий пух для набивки сидений! Называть автомобиль чисто советским, а не собранным из американских комплектующих, было бы по меньшей мере странным.

Вклад советских конструкторов в ЗИС-110 был не особенно большим. Были убраны «паккардовские» запаски по бокам кузова, изменена форма багажника и потолка (в стиле «Бьюика Лимитед» 90-й серии, изготовлены бамперы, похожие на те, что были у «Кадиллака». Но уже в аннотации на получение Сталинской премии за 1945 год автомобиль превратился в советский! «ЗИС-110 является… первой оригинальной моделью легкового автомобиля, выпущенного советской автопромышленностью за 15 лет её существования… Кузов по внешним формам, основным размерам, конструкции, деталям облицовки, дверей и проч., по художественному оформлению выполнен оригинальным, не имеет прототипов среди импортных образцов».

Скорее всего, в 1945 году, когда США ещё были нашим союзником в войне, Сталинскую премию за ЗИС-110 не вручали бы вообще – уж слишком явными были заимствования у «Паккарда», да и значительная часть деталей и узлов машины были импортными. Но постановление Совета Министров СССР №1414 о присуждении Сталинских премий за 1945 год было принято 26 июня 1946 года, когда американцы превратились в наших противников, а в руководящих документах стали всё чаще появляться указания на необходимость борьбы с космополитизмом за приоритет советской науки и культуры». Например, менее чем через три недели после постановления о присуждении премий, было выпущено постановление Оргбюро ЦК ВКП(б) «О журналах «Звезда» и «Ленинград», в котором обличались «произведения, культивирующие несвойственный советским людям дух низкопоклонства перед современной буржуазной культурой Запада».

Но тогда, в 1946 году, Сталин продолжал передвигаться на своём стареньком «Паккарде» выпуска 1936 года. Первые бронированные версии с индексом «ЗИС-110 Э» (позже ЗИС-115) были выпущены только через год.

Дорога в Крым

Несмотря на то что Сталин в последние семнадцать лет жизни передвигался исключительно на бронированных автомобилях, он опасался за свою безопасность. Известны воспоминания маршала Жукова о том, как располагался генералиссимус в своём броневике: «Сталин указал мне, чтобы я сел на заднее место. Я удивился. Ехали так: впереди начальник личной охраны Власик, за ним – Сталин, за Сталиным – я. Я спросил потом Власика: «Почему он меня туда посадил?» «А это он всегда так, чтобы если будут спереди стрелять, в меня попадут, а если сзади – в вас». Сталин садился на не самое удобное откидное сиденье – страпонтен. Скорее всего, он сидел на нём и во время своей самой длительной послевоенной автомобильной поездки, состоявшейся в конце лета 1947 года, поскольку имеются свидетельства о том, что на заднем сиденье тогда сидел сопровождавший вождя Анастас Микоян.

Идея проехаться по послевоенной стране на автомобиле пришла Сталину весной 1946 года. Первоначальная задумка была вообще сродни фантастике: планировалось проехать на бронированных машинах почти полторы тысячи километров от Москвы до Ялты. Потом, как утверждал в своих воспоминаниях начальник охраны Сталина генерал Власик, было решено проехать до Харькова, а дальше отправиться в Симферополь поездом. Но два прикреплённых офицера сталинской охраны Старостин и Горундаев за неделю до выезда вождя всё-таки проехали по маршруту Москва – Севастополь и обратно на автомобилях ЗИС-110. Несмотря на то что дороги были разбиты, они доложили, что до Харькова можно было добраться относительно комфортно.

Сама поездка началась в ночь на 16 августа 1946 года. Поскольку даже саму идею автопутешествия в Крым держали в строжайшем секрете, был проведён отвлекающий маневр. «Со скоростью проезда четырёх автомашин, – писал в мемуарах охранник Сталина Юрий Соловьёв, – по железной дороге двигались три состава поездов, имитируя проезд И.В. Сталина на юг».

Первая остановка была в Щёкино, примерно в двухстах километрах от Москвы. Скромный кортеж из четырёх автомобилей (бронированные «Паккард» и «ЗИС-110 Э» и две машины охраны) остановился в этом небольшом рабочем посёлке. Пообедав, Сталин немного прошёлся по улицам, а затем отбыл дальше. Николай Власик вспоминал: «В пути между Тулой и Oрлом у нас на «Паккарде» перегрелись покрышки. Сталин велел остановить машину и сказал, что пройдётся немного пешком, а шофёр сменит покрышки, а потом нас догонит».

«Перегрев покрышек» произошёл по понятным причинам. Несмотря на свою надёжность, бронированный «Паккард», весивший почти пять тонн, не был приспособлен для поездок на большие расстояния, причём по грунтовой дороге. В то время современного Симферопольского шоссе как такового ещё не существовало, и кортеж двигался по старому шоссе через Подольск и Серпухов. А асфальтированная часть дороги шла до 82-го километра (там был поворот на сталинскую Дальнюю дачу в Семёновском). Поэтому примерно через сто километров после асфальта «Паккард» и отказал.

Снова обратимся к воспоминаниям главного охранника вождя: «Пройдя немного по шоссе, мы увидели три грузовика, которые стояли у обочины шоссе, и на одном из них шофёр тоже менял покрышку. Увидев Сталина, рабочие так растерялись, что не верили своим глазам, так неожиданно было появление на шоссе тов. Сталина, да ещё пешком. Когда мы прошли, они начали друг друга обнимать и целовать, говоря: «Вот какое счастье, так близко видели Сталина».

Нашим современникам трудно представить себе, какой шок испытали граждане, увидев ранним утром на дороге, вдали от населённых пунктов, прогуливающегося товарища Сталина. Их реакция вполне понятна, а фраза «друг друга обнимать и целовать», которая сегодня была бы истолкована самым превратным образом, скорее всего, действительно отражала то, что происходило на пустынном перегоне.

«Пройдя ещё немного, мы встретили маленького мальчика лет 11–12. Тов. Сталин остановился, протянул ему руку и сказал: «Ну, давай познакомимся. Как тебя зовут, куда ты идёшь?» Мальчик сказал, что зовут его Вова, идёт он в деревню, где пасёт коров, учится в 4-м классе на четвёрки и пятёрки. В это время подошла машина, мы простились с Вовой и продолжили наше путешествие». Мне, правда, представляется, что и рабочие, и мальчик Вова были проинструктированы относительно того, что нужно держать язык за зубами, да и вряд ли им кто-нибудь из знакомых мог поверить…

«Паккард», как выяснилось, своим ходом путешествие в заданном темпе продолжить не мог, и Сталин пересел на флагман отечественного лимузиностроения производства Завода имени Сталина – «ЗИС-110 Э».

После вынужденной остановки в Тульской области Сталин без происшествий добрался до Орла, где была сделана короткая остановка. Впечатление от полностью разрушенного и только начинавшего восстанавливаться города было довольно тяжёлое. «Он очень был раздражён, нервничал, – вспоминали охранники Сталина, – когда видел разрушенные войной города и села и людей, живущих в землянках».

В Курске, где был запланирован ночлег генералиссимуса, о его приезде знал только первый секретарь обкома и горкома Павел Доронин. Юрий Соловьёв вспоминал: «По прибытии в город Курск, И.В. Сталин остановился в домике первого секретаря обкома ВКП(б). Рано утром следующего дня И.В. Сталин вышел из дома один и пошёл воочию посмотреть на ещё спящий Курск. Из офицеров выездной охраны его пошёл провожать, снявшись с поста, майор Нефедов. Начальство охраны спохватилось о выходе охраняемого гораздо позже его ухода. Отсутствие спецсигнализации подвело их. Вся поездка проходила строго секретно».

 

Ударная стройка

В итоге Сталин, поездив по нашим дорогам, озаботился строительством автодороги Москва – Крым. И даже дал ряд руководящих указаний. Николай Власик привёл некоторые из них: «Относительно дорог т. Сталин заметил, что дорогу от Москвы следует сделать как можно лучше, разбить на участки, поставить сторожей, построить им домики, дать участки земли, чтобы они имели всё необходимое, они будут заинтересованы и будут хорошо ухаживать за дорогой. Установить заправочные бензоколонки, т.к. машин будет много, все будут ездить на машинах не только в городе, но и в деревне».

После поездки вождя на юг дорога стала «ударной стройкой». Десятки тысяч заключенных, как советских граждан, так и немецких военнопленных, под бдительным присмотром охраны строили «великий Крымский путь». Затем в распоряжение строительства передали расформированные воинские части – ещё 120 тысяч человек. Сегодня, когда какая-нибудь реконструкция участка дороги в 30 километров идёт по пять лет, «сталинские» темпы строительства кажутся фантастическими. Правда, и цена их была велика. И всё же меньше четырёх лет понадобилось для того, чтобы сделать асфальтированную дорогу протяжённостью 1395 километров от Москвы до Симферополя! Ее сдали в эксплуатацию 1 августа 1950 года.

Судьба сталинских автомобилей доподлинно не выяснена. Несколько бронированных «Паккардов» находятся в частных коллекциях, как в России, так и за рубежом. Но никто не может доказать, что его лимузин «тот самый». Автомобили ЗИС-115, которых было выпущено не больше 55 штук, как мы уже писали, находились в резерве ГОНа до 1982 года. Как рассказал мне Юрий Ланин, бывший начальник Гаража особого назначения, после появления нового бронеавтомобиля ЗИЛ-4105 они были разрезаны на металлолом, поскольку считались секретными. «Секретность» к тому времени была относительной. Автомобили ЗИС-115 были у некоторых руководителей социалистических стран, а один из них даже попал в Афганистан, где со временем стал музейным экспонатом. В реальности «сталинских» броневиков ЗИС осталось не более десятка

Алексей Богомолов

Источник

139

Комментарии

Пока никто не комментировал. Вы можете стать первым.


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: