Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

«Сталин — это миф» (Часть 2)

В 2019 году в России констатировали небывалый рост популярности Сталина. Его одобрение достигло 70 процентов. Кроме того, число людей, которые называли человеческие жертвы сталинской эпохи неоправданными, за десять лет сократилось с 60 до 45 процентов. Почему так происходит, что за люди его любят и за что, и будет ли уровень одобрения Сталина расти, — разбирались социологи, историки и политологи. «Лента.ру» приводит главное из этой дискуссии.

Читать Часть 1

 

«Около 40 процентов ничего не знают о репрессиях»

 

Лев Гудков, директор «Левада-центра»:

— Произошла не просто апология Сталина. Она шла — и это важно — не напрямую, а через фоновые значения. В телевизионных сериалах Сталин подавался как персонаж второго ряда, но в ореоле всех советских стереотипов: мудрый вождь, кремлевский диктатор, победитель в войне. Победа в войне была одним из ключевых моментов оправдания Сталина.

Если посмотреть, то изменение отношения к Сталину происходило в несколько периодов. Важно, что оно легло на разные возрастные и социальные группы. Поначалу молодежь воспринимала Сталина безразлично. Надо было нейтрализовать все представления о терроре для того, чтобы потом утвердить идею великой державы и все, что с этим связано. Важен еще один из вопросов, который показывает структуру массового сознания. Мы спрашивали всех — знают ли они, что происходило в 1937 году. Ответили, что более-менее знают где-то 13-15 процентов. Понятно, что в социальном плане это более образованные группы.

Около 50 процентов ответили, что знают в самых общих чертах. То есть это какие-то охлажденные знания. И около 40 процентов ничего не знают — и для них это не интересно. Эта «стерилизация» моральной оценки значима. Общество оказалось не способно осознать советское прошлое как преступное. И поработать с этим. Поэтому вместе с постепенным вытеснением идеи террора произошло некоторое его оправдание. Но прежде всего, это ослабление неприятия факта террора, репрессии, связанных с преступностью советского государства.

<...>

У людей нет представлений о механизме самого террора. Период массовых репрессий воспринимается как некая иррациональная вещь. Непонятно кто, собственно, был организаторами этого террора, исходя из каких мотивов организаторы действовали. В результате идет нарастающее вытеснение прошлого, истории. Идет преуменьшение размеров этого террора. Больше половины респондентов уверены, что масштабы террора — около миллиона человек (по данным «Мемориала», жертвами советского политического террора можно считать 5,1-5,3 миллиона человек, — прим. «Ленты.ру»).

Мы предлагали респондентам набор суждений о Сталине. Они могли с этим соглашаться или нет. Все утверждения, по сути, сводились к двум типам: Сталин — это руководитель, который привел страну к победе в войне, к могуществу; Сталин — жестокий, бесчеловечный тиран, виновный в гибели миллионов людей. Мы получили примерно равные по масштабу группы ответов. Часть 65-68 процентов поддерживала первое утверждение, вторая часть — это больше 60 процентов. По результатам видно, что есть группа людей, у которых в голове умещаются достаточно противоречивые представления. То есть они согласны и с первым, и со вторым вариантом. Это создает для них невыносимые противоречия.

Самостоятельно, без авторитетных источников и моральных авторитетов, они не могут из этого выйти. Почти две трети респондентов говорят, что не имеет смысла разбираться во всех этих проблемах, давайте лучше закроем эти вопросы и не будем к ним возвращаться. Происходит не просто вытеснение прошлого, а идет вытеснение основания для моральной оценки власти.

<...>

В ответ на критику, что мы задаем неправильные вопросы респондентам (и потому якобы получаются такие результаты, — прим. «Ленты.ру») приведу результаты опроса, который мы проводили параллельно с украинскими социологами. Респондентам в России и Украине задавались вопросы в одной и той же формулировке о том, как они оценивают роль Сталина. Получилось, что 40 процентов россиян оценивают позитивно, а 12 — негативо. В Украине получилась зеркальная картина: 14 процентов — позитивно, 42— отрицательно.

<...>

 

«Координаты "свой — чужой", где государство — это свои»


Алексей Захаров, доцент НИУ ВШЭ:

— Я хочу рассказать немножко про мой анализ одного интернет-опроса. Данные любезно предоставила компания Scienta, которая через приложение «ВКонтакте» проводит тестирование политических взглядов пользователей. Большая часть респондентов — люди младше 35 лет. Всего в январе-феврале 2019 года было заполнено 92 тысячи анкет. И 72 тысячи из них — мужчинами. Им задавали вопросы «Каково ваше отношение к эпохе Сталина?» и «Каким историческим деятелям вы симпатизируете?» Среди деятелей был отмечен и Сталин.

Моей задачей было понять, какие факторы могут влиять на ответы. Самая первая и очень важная закономерность: Сталину в гораздо большей степени симпатизируют мужчины, чем женщины. «Безусловно положительное» и «скорее положительное» отношение — у 36 процентов мужчин и у 25 процентов женщин.

Школьницы на торжественном приеме в пионеры на Красной площади в Москве.
Школьницы на торжественном приеме в пионеры на Красной площади в Москве.

Почему так может быть? В большинстве европейских стран мужчины гораздо чаще поддерживают праворадикальные партии. В США мужчины чаще являются сторонниками республиканской партии и более склонны к агрессивной внешней политике, чем женщины. Пока непонятно, почему это так.

Вторая закономерность — возраст. В самой молодой группе респондентов от 14 до 24 лет — преобладает скорее отрицательное отношение к Сталину: 49 процентов против 29 процентов у людей, кому 65 лет и больше. Но тут надо сказать, что число молодых респондентов было в два раза больше, чем пожилых.

Я смотрел, как личные ценности человека соотносятся с его отношением к Сталину. Для этого определял индекс авторитарной ценности. Был составлен опросник из 20 вопросов. В частности, предлагалось оценить такие суждения:

— «наша раса имеет множество превосходных качеств по отношению к другим расам»;

— «смертная казнь должна оставаться одним из возможных наказаний за наиболее серьезные преступления»;

— «искусство, которое невозможно отличить от мазни животных или деяний неживой природы, не может называться искусством»;

— «нельзя быть нравственным, не будучи религиозным»;

— «уважение: военные, полицейские, чиновники, госдеятели»;

— «неуважение: деятели культуры (театральные актеры, музыканты, поэты, писатели)»;

— «сохранение традиций приоритетно для общества»;

— «миграция портит генофонд и культуру»;

— «мужчина — добытчик, женщина — хранитель очага»;

— «консервативный образ будущего».

Если взять 20 процентов наименее авторитарных респондентов, то 68 процентов из них будут плохо относиться к сталинской эпохе. И только пять процентов — хорошо. А среди 25 процентов наиболее авторитарных — у 48 процентов скорее положительное отношение к эпохе Сталина. Почему носители авторитарных ценностей более склонны сопереживать Сталину? Для них актуальны координаты «свой — чужой», где государство — это свои»; они придерживаются утверждения — «Ругая наше прошлое — мы помогаем врагам».

Другой момент — каких взглядов человек придерживается в экономике. Чтобы выяснить это, просил ответить, как они оценивают следующие утверждения:

— «богатые люди обложены слишком высокими налогами»

— «чем свободнее рынок, тем свободнее люди», «хотел бы жить при капитализме» и прочее.

Получилось, что люди с антирыночными взглядами положительно относятся к Сталину. Поэтому очень интересно оценить регрессию и посмотреть, какие компоненты из большого количества вопросов, вошедших в индекс ценностей, сильнее всего коррелируют с положительным отношением к Сталину.

Мужчина с газетой «Правда» во время торжественного открытия памятника генералиссимусу Советского Союза И.В. Сталину на территории обкома КПРФ в Новосибирске.
Мужчина с газетой «Правда» во время торжественного открытия памятника генералиссимусу Советского Союза И.В. Сталину на территории обкома КПРФ в Новосибирске.

При прочих равных, если мы возьмем мужчин, работающих в сфере образования, одного возраста, имеющих абсолютно одинаковые остальные ценностные взгляды, то человек, считающий что «наша раса имеет множество превосходных качеств по отношению к другим расам», с вероятностью на 2,2 процента выше будет обладать симпатиями к Сталину.

Но самая сильная корреляция в шкале предпочтений — это смертная казнь. Если вы ее сторонник, то при прочих равных, вероятность симпатий Сталину повышается на 10 процентов. У противников абстрактного искусства вероятность этих предпочтений повышается на 7,5 процента. Уважение к военным, полицейским и чиновникам — на 8-8,9 процента поднимает вероятность симпатий к Сталину.

Природа поддержки Сталина имеет два источника — некоторое идеалистическое отношение к советскому прошлому, к экономическим практикам советского прошлого и восприятие Сталина как жесткого политика, поддержка авторитарных практик. Эти две вещи друг с другом не слишком взаимосвязаны. За последний год динамики роста предпочтений к Сталину я не нашел.

Окончание следует

Записала Наталья Гранина

Источник

38


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: