Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Старые волки – ветераны СС в Риге

Взгляните на них — вот эти самые люди когда-то присягнули на верность Гитлеру, были полицаями, носили фашистскую форму, расстреливали и убивали мирных людей, своих, может быть, односельчан… И теперь они — когда-то разбитые и проигравшие, опозоренные — снова на коне, сегодня они победители… Какая в их лицах тяжелая, желтая волчья тоска…

Мне вспомнилась одна история пятилетней давности, которую очень хочется по этому поводу рассказать. Я был с группой журналистов в одном дагестанском горном селении — мы делали репортаж о недавнем нападении боевиков на село, и с неделю прожили там. Мне и еще двум ребятам не хватило мест в выделенном для журналистов клубе, и председатель сельсовета — человек пожилой и состоятельный, имевший лучший дом в селе, пригласил нас к себе. Он держал во дворе волка. История этого волка довольно интересна — лет десять назад он был грозой всей округи и не было стада, в котором он не прирезал козу или ягненка. О нем ходила и дурная слава — поговаривали, что он нападает на людей. Несколько раз на него устраивали облаву, но он каждый раз уходил. Однако, хозяин какой-то хитростью все же поймал его. Но не убил, а по какой-то причуде держал во дворе. Сам он говорил, что хотел приучить собак к волку, чтобы они не боялись (в самом деле, мне рассказывали, что есть такой способ), но тут, видимо, было и кое-что другое. Я заметил во всяком случае, что хозяин имел привычку иногда пристально взглянуть волку в глаза, пока тот не отвернётся в сторону. Это доставляло ему какое-то странное, непонятное удовольствие. Наверное, не сразу волк стал отводить глаза…

Собаки сперва боялись волка — и из-за общего страха собак перед волками и потому еще, что он многих из них подрал. Первое время он был злобен, грыз цепь, дико выл и рычал, к нему боялись подходить и издали кидали мясо. Так он жил несколько лет. Но потом пришла старость, он как-то смирился, и теперь уже молодые собаки, потомки, может быть тех, которых он когда-то драл, отбирали у него порой мясо, так что его начали кормить из особой миски.

Мне было любопытно взглянуть на волка, и я вышел во двор. Он лежал — совершенно бездвижный, очень худой, так что выпирали кости, и немигающим взглядом своих полуслепых глаз смотрел куда-то вверх… Пока я стоял, вышел мальчик — внук хозяина, с плошкой для волка.

Волк приподнялся на своих худых как палки лапах, и, качаясь, раза два шагнул вперед. Он, видимо, был голоден. При виде мяса седая его шерсть вздыбилась на загривке, в глазах мелькнул огонь, он оскалил свою уродливо-беззубую розовую пасть… Мальчик, нагнувшийся поставить миску, громко и неестественно рассмеялся, поспешно отпрянул назад, и прошел мимо меня, намеренно не поднимая глаз — догадавшись, видимо, что я понял его неестественный смех…

Рижские ветераны СС напоминают мне того волка. Выглядят они жалко, особенно в этих своих гитлеровских кепчонках и дырявых кительках, которые, вероятно, десятилетиями прятались и сберегались в укромном месте, на чердаке, но притом смотреть на них жутко. Снимите с этих дряхлых стариков по шестьдесят лет, дайте оружие в руки, и снова бы резали, насиловали и убивали во славу своего прОклятого и отверженого фюрера. И даже теперь — приглядитесь к тому тусклому огню, который вспыхивает иногда в их старых, слезящихся глазах, особенно когда кто-нибудь из них заведет речь о былых «подвигах»… Страсть к убийству и насилию, к полной власти — не то чувство, которое, однажды испытав, когда-нибудь забудешь… Тут вспоминается Достоевский:

Есть люди, как тигры жаждущие лизнуть крови. Кто испытал раз эту власть, это безграничное господство над телом, кровью и духом такого же, как сам, человека, так же созданного, брата

по закону Христову; кто испытал власть и полную возможность унизить самым высочайшим унижением другое существо, носящее на себе образ божий, тот уже поневоле как-то делается не властен в своих ощущениях.

Впрочем, время их все-таки прошло. И зубов нет и кусать некого. Страшнее другое — что находятся те, кто скорбят об их старых ранах, с благоговением и умилением берут в руки их потрепаные и стертые фашистские награды, повешенных им на грудь эсэсовцами, носившими перчатки из человеческой кожи и в виде сувениров державшими у себя высушенные детские головы, эсэсовцев, которых мои и ваши предки судили и расстреливали за военные преступления… Страшно думать о том, к чему все это приведет…

Ниже — статья об истории этих «героев». Взята она отсюда: http://community.livejournal.com/ru_politics/12408154.html

Забытая и нераскрытая история режимов, дружественных нацистской Германии и верных союзников Третьего рейха на территории Прибалтики, Литвы, Латвии и Эстонии. Там с 1941 по 1944 год были созданы администрации — абсолютные марионетки гитлеровского режима, поставлявшие немецкому вермахту всевозможную помощь, а главное, мужское дееспособное население для службы полицаями и в войсках СС. В чём особенность войск СС и главная человеконенавистническая деталь службы в составе карательных батальонов и дивизий СС, работы в полицейских подразделениях гитлеровской Германии? Дело в том, что во время Второй Мировой войны солдат и офицеров вермахта не наказывали уголовным преследованием в случае, если солдат или офицер отказывался участвовать в растрелах военнопленных или мирного населения.

Собственно солдаты и офицеры немецкой армии частно открыто отказывалась участвовать в акциях мародёрства, убийств и преследований на оккупированных территориях. Вот именно на случай, когда надо было выполнять самую грязную и человеконенавистническую работу на оккупированной территории и в немецких концлагерях, и существовали полицаи и подразделения СС — они убивали военнопленных, грабили и уничтожали мирное население — свидетелей преступлений фашистов на оккупированной территории.

Эстонские отряды СС в годы Великой Отечественой войны

Центр Визенталя внес Эстонию в «черный список» стран, где ничего не делается для преследования преступлений нацизма. В дивизии и батальоны СС набирали тех, кто соглашался сотрудничать с нацистами — местных мужчин в Литве, Латвии и Эстонии, готовых верно служить Адольфу Гитлеру. Именно они, в эсесовской форме, обладая неограниченными полномочиями на истребление противников гитлеровского режима, и творили большинство преступлений против человечества в огромных, массовых масштабах. Именно они оказывали самое упорное сопротивление наступающей Красной армии при исвобождении от фашистов, потому что понимали, что всех соучастников преступлений Гитлера ждёт суд и смертная казнь в качестве приговора.

Ваш Михаил Борисович Поляков

863


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: