Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

В поисках утраченной нравственности

Часть пятая. В чём сила, брат?
 
 

«Были же люди как люди, и вдруг все стали кретины»

из к/ф «Брат 2»

 
 

Походы в баню с Горой стали регулярными. Гора не пил и не курил, и почти никогда не ругался матом. Одевался исключительно дорого и регулярно делал маникюр.

Однажды в бане, привередливо взглянув на меня, Гора сказал:

 

— Так дело не пойдёт – взгляни на своё брюхо. Сколько тебе лет? 19? Тем более. С понедельника ты идёшь со мной в спортзал.

 

И я пошёл. Надо сказать, что благодаря этому поступку Горы я не упустил последние годы, когда организм ещё растёт, и успел сформировать мышечный корсет, которым пользуюсь до сих пор.

Гора заставил меня делать маникюр.

 

— Ты мужчина, а не горилла. Мужчина должен быть ухоженным, — говорил Гора. И подмигивал следом. — И девочки ценят.

 

Гора любил читать только появившиеся в продаже гламурные мужские журналы типа «Men’s Health» и «Maxim», особенно разделы о предметах роскоши. Глядя на него, я тоже стал регулярно покупать их в газетном киоске.

Однажды Гора решил взять меня с собой на шоппинг в Москву. К гостинице подъехал красивый автомобиль, за рулём которого сидела модельного вида девочка.

 

— Привет, Олежа! — радостно защебетала она. — Ну что, как обычно, за покупками?

— Да, в Подиум. — отозвался Гора, усаживаясь в автомобиль.

 

Я в благоговейном предвкушении затих на заднем сиденье. В этот вечер я приобщился к культу брендовой одежды. Roberto Cavalli, Ferre, Lanvin и священное для богатых русских сочетание Dolce&Gabbana.

Гора стал моим идолом. Я во всём старался походить на него – от режима тренировок и лексики до манеры одеваться и взглядов на жизнь. Что-то я перенимал бессознательно, что-то копировал более или менее осознанно.

По сути, из всех, кого я знал, это был единственный человек, который чётко понимал, что вообще надо делать в этой жизни. Я наконец-то обретал то, что давно искал – направление. Мир потихоньку становился понятным. В моём жаждущем знаний и ясности сознании начинала формироваться пирамида ценностей. И на её вершине гордо восседали деньги.

Я довольно чётко понимал, почему я общаюсь с Горой. Он был моим компасом в пугающем и непонятном океане жизни. Я учился у него, мне льстило его общество, моё самолюбие разбухало под восхищёнными взглядами девочек, которые видели меня рядом с Горой. Я чувствовал, что Гора помог мне взобраться на невиданный ранее уровень жизни. Я становился «серьёзным человеком». Плюс ко всему, Гора был гарантом моей безопасности, и я знал, что он не даст меня в обиду. Это в начале нулевых, где ещё пахло порохом девяностых, было довольно существенным фактором.

Но я никак не мог понять, для чего Горе нужен я. Учёба давалась ему с большим трудом, и я время от времени помогал ему то с рефератом, то с докладом, но он всё равно покупал свои зачёты и экзамены, и, по моим ощущениям, справился бы и без меня. Время от времени Гора давал мне какие-то мелкие поручения. Но от участия в серьёзных делах он меня всячески ограждал. Гора говорил:

 

— Слушай, это у меня кроме бицепсов ничего нет. Я сюда приехал в одних штанах, да и те были с дырками. А у тебя голова на плечах имеется. Не нужен тебе криминал. Используй мозг, и всё у тебя будет.

 

Примерно в это же время я окончательно осознал, что я алкоголик. Было очень больно принимать тот факт, что в возрасте, когда очень хочется тусить и веселиться, тусовки и веселье — больше не для меня.

Деньги, спортзал, женщины – всё это в какой-то мере смогло уравновесить тягу к алкоголю, и под чутким присмотром Горы с выпивкой я завязал. Я ушёл с предприятия отца на менее пыльную работу, где платили ненамного больше, но вместо кирзовых сапог и физического труда было мягкое офисное кресло и экран монитора.

Внешне жизнь моя шла на лад. Я работал, учился, тренировался. У меня была машина. Я нравился женщинам. Но вместе с тем, внутри я всё время ощущал какую-то странную пустоту. Если честно, я даже не задумывался тогда над тем, что это было такое, и чем оно могло быть вызвано – ум был успокоен внешними атрибутами, поэтому я отмахивался от этого состояния, как от назойливой мухи. «Ты просто с жиру бесишься. — говорили мне близкие, когда я пытался завести разговор об этом. — Всё у тебя есть, всё даётся легко — вот и бесишься».

Житейская радость, новая покупка или очередной роман помогали мне забыть на какое-то время об этом чувстве, или лучше сказать, забыться. Но потом оно возвращалось. Я начинал вдруг ощущать, что жизнь моя неполноценна, что в ней катастрофически чего-то не хватает, но чего? Тщетно я пытался понять, чего конкретно, и так же тщетны были мои неуклюжие попытки заткнуть эту дыру в душе хоть чем-нибудь. Иногда я настолько уставал от бесплодных попыток решить свой экзистенциальный ребус, что ощущение пустоты перерастало в отчаяние и безысходность. И тогда я снова начинал пить.

­­­­­­­­­Вечный Искатель

Фотографии: источник 1, источник 2.

32


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: