Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Выпуск 51

Выпуск N 51 от 10 октября 2002


Александра Игоревна Шевелева

29.06.02

Фотография - это способ передать свой взгляд, под своим углом и своим градусом. Именно так, как видишь ты. Только ты. Фотография ценна только тогда, когда другому человеку удалось увидеть то же, что видел ты. Что уже не возвратишь. А ты видел. И он, спасибо тебе, тоже увидел. Хорошо...

Мне сложно фотографировать. Сложно, не потому что я близорукая. Нет. Сложно, потому что мне проще описать то, что я вижу, чем сфотографировать. Слова будут точнее. В слова будут вплетены мои эмоции, мои ощущения, мои ассоциации. Рассказав, я смогу убедиться, что человек понял. Я посмотрю на человека и все пойму. А фотография - многосмысленна. В ней нет интонаций.

Света - мой пион. Я кладу ее на траву, запрокидываю ее дерзкий подбородок и фотографирую. Я ложусь рядом, прогнувшись до травы, и вижу ее другой. Такой, какой она хочет себя видеть.

Небо глянцевой калькой. Каляка-маляка, какая бывает на школьной доске после меленых разводов... Розовые пионы в облаках.

Я бежала утром. Проснулась и побежала стряхивать с себя сон. Мотала головой, прыгала, размахивала руками, но он держался липкими лапками, цепляясь за ресницы и болтая тяжелыми ножками. Ночью надо спать. Запах дубовых листьев и ореха. Сложно, когда никто не целует.

Она живет отдельно от меня. Я живу отдельно. А живу в стеклянном цилиндре. В этом цилиндре нет миротворцев, фашистов, ООН, Сербии. Есть только воспоминание о мраморном море. О том, как бывает хорошо. Маковая поляна.

Я отдельно. Я не чувствую связи с ними. Связи с войнами, невзгодами, печалями, смертью. Не чувствую. Возможно, когда-нибудь черный мир придет ко мне, разобьет мой цилиндр и больно поцелует меня в губы. Тогда я что-нибудь пойму. Не стоит. Я не хочу.

30.06.02

Замочек

Хлебные испарины асфальта, а потом...

- Девушка, это Мичуринский проспект?

- ... она смотрит куда-то вниз резинового пола и молчит. Черненькие на узеньких тесемочках... Смотрит в пол.

- У вас горе?.. (не стала спрашивать)

Маршрутка шла в гору.

- Гм...Это родильный дом?

- Да, тут разведчики рождаются, - водитель.

- Почему?

- А потому что так в пагонах и рождаются...

- ?

- Ну, Академия ФСБ тут... Вот почему.

- А я тут родилась. И вовсе я не разведчик...(обиженно) - я.

Да, это именно тот родильный дом, о котором рассказывала мама. Тогда тут ничего не было. Родильный дом. В поле. В ромашковом поле. Наверное, именно оттуда у меня любовь к полям и к ромашкам...

Тоненькие тесемочки на теплой коже. Постоянно сползают. А потом - карандашные разводы на плечах. Разве так можно?

Шрек похож на нашего преподавателя по английскому...

У меня холодные губы. Холодного серебра. Губы холодного серебра. В такт неброско. Меня мотает как речной песок. В нерешительности и неопределенности. Неопределенная нерешительность. Разве так нужно?:(

- Это от неуверенности...

- ... (смех)

- ?

- Смешная ты...

Грушевый сок на губах. Пусть сладко. Так надо. Картонные плечи. Картонно.

Очень неудобное платье. Наверное, узкое, короткое, сползает, поднимается.

А мне нравится. Мое платье. Пусть.

Я - пастушка. Мечта - найти барашка. А получается... Злые волки в овечьей шкуре, с недобрыми желтыми зрачками... Окружают и соблазняют. А я ищу барашка.. Плету венки из ромашек и кидаюсь лепестками. Смех такой... кудрявый и ромашковый. Как в поле. Как будто в поле все не может быть плохо. Как будто там ничего плохого не случается. Люби утро.

01.07.02

Босиком - пятки

Ночь - мятная чашка "Клю-клю" - ложкой по ободку. Так проверяют на звук. А вдруг треснутая? Дорога (дорого?) пахнет... мятный шоколад. Фонарные столбы, взявшись за руки, провожают меня до дома. "Идем, идем!", - прохладно поют, рисуя факелом стрелы. Сглотни и прищурься. Сжимай зрачки и думай, что улыбаешься.... На зубах скрепит ветер, как скрипят креветки и речной песок. Леденцы хрустят, карамель.

Звезды - лущеные семечки. Пятками по лущеным звездам. "Босая, босая!" - он смеется и щекочет травой по пяткам. Возьми травинку в рот и отвернись. Ты - Лель. Бог любви. Сыграй на флейте... Решать тебе. Свежо? Пальцами, пальцами... отстукивай такт треснутых улиц. Терция жизни. Солнце раскрашивает под золото. Посмотри на плечи и улыбнись.

Живи автостопом. Не покупай машины. Лови их жизни и скользи по ним... "К вам можно? Добросите?" - не спрашивай. Пролезай в чужую жизнь и оставляй дыхание на стеклах. Потом разберешься.

По площади - бегом. По аллеи - украдкой, по спинам деревьев. Брось липовые соцветья. Так пахнет медь. Мое тело - березовая береста. Твердой палочкой на нем оставляют имена, обводя в сердце... Автографы? Мне не больно. Я просто жду, когда они исчезнут. Кто-то, чуть царапнув, кто-то, глубоко смакуя... садисты.

Приучаю к себе. Приучай мир к себе. Входи в чужую привычку...

Бегу вновь.

Перепрыгиваю через ступеньки и протянутые руки...

Падай. В подушку из трав: шалфей, зверобой, лаванда, - чтобы лучше спать. Мягко. Пахнет тмином.

02.07.02

Малиновый выпуск на выпуск

Так славно, когда кто-то ждет твоих ошибок... Ради этого стоит жить. Прямо дух захватывает. Спасибо. За это и люблю. Я достала из шкафа свое выпускное платье. Ему год. Жалко, что не выпускной. А так - даже одеть некуда. Малиновое. Стала размахивать прозрачными юбками и есть черешню. Черешня ярко-красная, настоящая, из выпуклых половинок с прозрачными капельками. В стеклянной кружке с надбитой ручкой. Не хотелось ничего писать. Написать, что я снова виду себя как ребенок? Ем черешню и кривляюсь, распевая песенку "Какой хороший я и песенка моя!" Даже расстроилась. Люди работают, деньги зарабатывают, о карьере думают... А я все смеюсь и пою. Смешно! "Стыдись, белое перо, ты уже встретил свою 18 весну!" - сказали бы мне большие братья. Надо о будущем думать... Подумаем. А пока думала, кошка разорвала на балконе мою книжку... Ветер чуть пощекотал страницы, они начали весело журчать, а Нафаня (Епифания, если вежливо) - набросилась, думаю, что это предмет охоты... Хорошая книжка, зеленая... Без картинок, правда, старенькая, но интересная. Называется "Факультет журналистики" Валерия Осипова. Место романа - послевоенный журфак. И разорвала эта кошка в перья несколько последних страниц. Я залезла под плюшевую коняшку, куда это белое животное, (воистину - невежественная свинья!) запихала клочья книжных страниц. Меня всегда учили относится к книгам вежливо...

Теперь я так и не узнаю, чем роман кончится. Жалко.

Ваша А.И.Шевелева

446


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: