Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Гражданин города

Гражданское общество

    8 процентов патриотизма?

    Москвичка, которая каждый год ездит в глубинку восстанавливать давно заброшенный храм, так отозвалась о местных: «Им все безразлично, у них нет чувства, что земля и город, где они живут - их земля и их город».

    Социологические опросы подтверждают: лишь 8 процентов граждан страны чувствуют свою ответственность за то, что происходит в стране. Что же получается? Неужели у нас только 8 процентов настоящих граждан? Или эту цифру следует истолковывать как-то иначе?

     Конечно, опрос - не самый точный показатель. Но сколько бы мы не добавляли к этим 8 процентам, все равно будет мало. Ничтожно мало.

     В последние годы советской эпохи тоже наблюдался повальный пофигизм, и мы знаем, к чему он привел.

    Эти 8 процентов – не только диагноз, но и тревожный звонок, к сожалению, не единственный. Вот цифры из опросов ФОМ. Непосредственно Президенту доверяют около 80 процентов опрошенных, руководителю региона – 20 процентов, а главе города (поселка) только 8 процентов.

   То есть безразличие к своему  городу и доверие к его главе – совпадают  тютелька в тютельку. Но местному парламенту – совету депутатов,  доверия у людей еще меньше  - всего 2 процента. Такого не было даже при советской власти, которую сегодня принято считать провальной.

   Что же происходит? По сравнению с советским временем люди живут неизмеримо лучше. Демократии больше. Откуда тогда пофигизм и недоверие к власти, в особенности местной? И как  это изменить?  

Западное гражданское общество по А. Зиновьеву

Социальный  философ Александр Зиновьев писал: «Я называю граж-данским обществом … совокупность объединений граждан страны и их деятельность вне их дело-вых объединений и вне учреждений власти. Они создаются не сверху, не по инициативе властей и не как орудие властей, а снизу, по инициативе самих граждан. Создаются для защиты их частных интересов, а не для единения всех категорий граждан в не-кую "дружную семью". Создаются, в значитель-ной мере, для защиты от насилия со стороны го-сударства. Подчеркиваю: не в помощь государ-ству,  а в качестве средства обороны от него, если оно заходит слишком далеко в своем самовластии».

Такова характеристика гражданского общества, существующего на Западе. А что думал А. Зиновьев в этом смысле о нашей стране?    

А. Зиновьев: «Граж-данское общество в России не вырастает как нечто естественное из основ жизни народа в рамках его социальной организации, а навязы-вается народу сверху, усилиями реформатор-ской власти и ее идеологов. Навязывается только потому, что оно существует на Западе.   По всей веро-ятности, его в конце концов изобретут. Что это будет такое на деле, с полной уверенностью можно предсказать уже сейчас. Это будет не подлинное гражданское общество, как элемент подлинной западной демократии, а лишь его имитация, подделка, бутафорская форма рос-сийского спектакля демократизации».

   Парадоксально, но факт

   Итак, если исходить из логики А. Зиновьева, гражданского общества на западный манер у нас нет и быть не может. А значит, стенания  по поводу того, что оно у нас ну никак не развивается, - либо непонимание нашей специфики, либо пропагандистская муть.

     А можно совсем иначе сказать. Какие-то элементы гражданского общества у нас были и при социализме. Что такое товарищеские суды, народные дружины, жилищно-строительные кооперативы, студенческие отряды  (перечень этот можно продолжить), если не формы гражданского общества? И сейчас это общество есть, только   в атомизированном виде и сонном состоянии.  Если бы наши мэры умели работать с социально-активными гражданами, то повсюду были бы очевидные признаки гражданского общества.     

    Взгляд на благотворителей    

    В письме к своему издателю А. Чехов писал не без гордости: «Весной я буду строить новую школу в селе, где попечительствую». Именно благодаря земским благотворителям, в довольно короткий срок,  в провинции открылась масса  школ, больниц, магазинов, строились дороги, заработала почта и телеграф. Люди стали грамотнее и здоровее, в провинцию пришла цивилизация.

    А что сегодня? Вы где-нибудь читали или слышали, чтобы наши писатели, выдающиеся артисты, звезды эстрады, большие бизнесмены были где-то попечителями? К примеру, у себя на «малой родине». А ведь сколько их вышло из провинции! 

    Мы слышим только, что они открывают свои театры (в перспективе – театры их имени), свои рестораны и прочие заведения, которые служат им, как выгодное вложение средств, но не имеют никакой общественной пользы.

    А  ведь благотворительность нужна и самим благотворителям. Потому как помимо жажды накопительства есть еще, как считают психологи, жажда самоуважения. Чтобы стать богатым, человек проявляет себя, как эгоист. Но, став богатым, испытывает желание проявлять альтруизм. И это тот моральный баланс, который   состоятельный   человек – в идеале - должен поддерживать в себе сам.      

    Рыночная экономика в других странах стоит на том, что быть богатым и при этом не делиться с бедными, не участвовать в каких-то благотворительных проектах, некрасиво и даже аморально, к тому же это чревато потерей репутации. Общественное мнение, как общественная совесть, подобную жадность не прощает.

   Хотя такими категориями, как «жадность» или «щедрость» вряд ли стоит оперировать. Точки над «i» здесь расставляет Томас Джефферсон: «Я думаю, что долг каждого человека – посвятить определённую долю своих доходов на благотворительные цели; а далее человек обязан проследить за тем, какое применение они нашли себе, дабы извлечь из них как можно больше пользы».

   Это высказывание Т. Джефферсона не оставляет сомнений, что система благотворительности у них зиждется не только на альтруизме и разработана до тонкостей со свойственной американцам системностью и стремлением получить выгоду даже из невыгодного дела.  

   Раньше постоянные и щедрые благотворители  назывались  «отцами города». Их имена вписывались в историю города. Сегодня они у нас в тени. И это, пожалуй,  не совсем правильно. Если ничего не делают для города, это должно быть известно. Если делают – тоже.               

Добродетель не должна требовать награды, но и анонимность ей вредит. Люди хотят знать, кому конкретно они обязаны какими-то улучшениями городской жизни.      

      Гражданское общество невозможно без денег

     Что такое гражданское общество с политической точки зрения. Это оппозиция мэрии, если мэрия работает недостаточно эффективно. Это непримиримая оппозиция, если мэрия работает скверно и не желает сотрудничать с гражданским обществом. И это партнер мэрии, если она стремится к сотрудничеству.

    Но в любом случае гражданское общество должно осуществлять свои проекты, и для этого ему нужны средства. Вот это и обсудим.         

   Дорога вскладчину

    Года два назад по телевидению был показан любопытный сюжет. Жители одной уральской деревеньки, в основном старики-пенсионеры, устав месить грязь, скинулись и наняли дорожников, которые сделали дорогу и тротуары с твердым покрытием. 

    Вот так… Сегодня, даже в глухой деревеньке, у людей есть накопления. И этих накоплений столько, что даже старики  могут  вложить какую-то часть в улучшение общей жизни.  

   Этот факт опровергает утверждение, что мы не способны объединяться для решения своих бытовых проблем. И этот и другие случаи убеждают: еще как способны!

   Когда писались эти строки, показывали телевизионный сюжет из деревни Бухалово (ударение на первом слоге) Ярославской области. Местные жители скинулись, взяли кредит и восстанавливают православный храм. И заодно подумывают, не переоборудовать ли в клуб бывший фельдшерский пункт. Таким же немудреным благородным способом.

   Способны!      

   Между прочим…

    Общая сумма рублевых банковских вкладов  граждан составляет около 23  триллионов рублей. Валютных вкладов – около 2 триллионов. А сколько под матрацами?.. 

    Муниципальные займы в США                                 

    В США по разным причинам сокращается финансирование муниципалитетов, но от этого не страдают капиталоемкие проекты: строительство школ, инфраструктуры, объектов жилищно-коммунального хозяйства. Выручают альтернативные финансовые механизмы, и главный среди них – муниципальные облигации.

   Скажем главное: рынок муниципальных облигаций в США по своему размеру уступает только рынку ценных бумаг федерального правительства, поскольку покупка облигаций считается очень привлекательным вложением денег - доходы по ним не облагаются налогом.

   Подробное описание этого механизма заняло бы слишком много места и внесло бы в текст некоторую скуку. Поэтому, для сведения желающих вникнуть в эту тему глубже, есть специальный обзор РАН под названием «Муниципальные облигации в системе финансов США». Есть и другие источники. 

   Разумеется, механизм муниципальных займов может работать только при условии доверия населения к местной власти. Причем, большого доверия. А также, при условии дружбы между гражданами и доверия между ними. Но, если доверие и дружба станут фактом - это само по себе может обеспечить осуществление самых невероятных проектов. И это в корне изменит психологию жителей.

   Другой способ финансирования 

    Но есть и другой, проверенный, способ финансирования муниципального гражданского общества.   

Эксперты Всемирного банка предложили некоторым нашим регионам программу искоренения иждивенческих на-строений в обществе и эффективно ре-шать накопившиеся проблемы в малень-ких городках и поселках.  

Были выбраны шесть районов Киров-ской области для реализации там неболь-ших социальных проектов. Районы спе-циально выбирали отдаленные, куда бюджетные деньги  почти никогда не до-ходили и где социальные проблемы не реша-лись десятилетиями, откуда люди стара-лись уехать.

Суть программы была проста. Насе-ление деревень и поселков, на общем собрании жителей, выбирает ключевую пробле-му и определяет свой вклад в проект - сколько они готовы вложить своих денег или своего труда.

   Люди предлагали проекты, и выигрывали те из них, кто лучше проект про-работал и обосновал. Важным условием было и то, сколько собствен-ных денег и усилий люди готовы были вложить в этот проект.  

   Эксперты банка проехали по поселениям, участвовали в сходах людей, следили, чтобы при выборе проекта на людей никто не оказывал давления, обучали, как оформлять заявку, составлять проект и бизнес-план.

 Средняя стоимость проектов - 1 млн. рублей. Это годовой бюджет небольших поселений. Никакого норматива по сбо-ру денег не устанавливалось - сколько люди готовы были собрать, столько и утверждалось в проекте. 

В некоторых случаях недостающие деньги выделялись из местного и областного бюд-жетов. И все это проводилось под контролем и при юридическом сопровождении экс-пертов Всемирного банка.         

 

    «Люди первого разряда»                                             

     У нас в России такие люди назывались раньше праведниками. «Не стоит село без праведника», говорилось в русской пословице.

     Т. Джефферсон называл их «естественной аристократией», человеческой породой более высокой, чем наследственная аристократия.

    Ф. Достоевский, называя их «людьми первого разряда», объяснял: «Всякому обществу, чтобы держаться и жить, надо кого-нибудь уважать непременно, и, главное, всем обществом, а не то, чтобы каждому, как он хочет про себя».

    Чехов писал: «Я верую в отдельных людей, я вижу спасение в отдельных личностях, разбросанных по всей России там и сям – интеллигенты они или мужики, - в них сила, хотя их и мало».

    Сейчас такой сорт людей тоже встречается. Как правило, это всеми уважаемые врачи, учителя… Хотелось продолжить этот перечень, но рука остановилась. Негусто у нас сейчас с этим «первым разрядом». Многие лучшие люди чувствуют сейчас свою ненужность и неприменимость. Нет уже запроса на звание «моральный авторитет». Но им, «людям первого разряда», еще предстоит проявить себя в преображении наших городов, как только появится запрос. 

    В каком случае этот запрос может появиться? Наверное, когда поймем, что так, как мы живем, жить нельзя.  

    Но тут возникает естественный вопрос. Как такое может быть, что чиновники, не имеющие морального авторитета, полностью и безраздельно влияют на нашу жизнь, а лучшие люди не влияют? Это же несправедливо. В этом нет логики. И это, если на то пошло, просто вредно. Если бы лучшие люди имели влияние на местное общество, мы жили бы иначе. Лучше. Может быть, даже совсем иначе. То есть намного лучше.

     Мы постоянно ноем, что у нас туго развивается гражданское общество. А кто должен создавать это общество и руководить им, как не лучшие люди?  Только отсюда еще один вопрос вытекает. Если у нас действительно такие люди есть, почему они живут только своей частной жизнью, а до жизни города им дела нет?      

   Кстати…

   В эпоху Екатерины Великой действовал, созданный по ее инициативе, так называемый Совестный Суд. Как отмечал Н. Гоголь, ничего подобного не было ни в одном государстве мира. В суд этот входили, как правило, лучшие люди какой-либо местности. И судили они, понятное дело, не уголовные преступления, а проступки против совести.

   Это был самый настоящий гражданский общественный институт, чем-то напоминающий товарищеский суд советского времени. И просуществовал с 1775 по 1862 годы. То есть 87 лет…

    Творческое пространство

    В каждом городе есть категория жителей, которых можно назвать «неравнодушными гражданами». Это они разводят каждую весну во дворе дома цветники. Пишут в местную газету, указывая, где что не так. Звонят на местную телестудию во время обсуждения городских проблем. Выступают во время встречи избирателей с кандидатами на должность мэра.

   Это люди, наиболее склонные к социальному творчеству.  А потому, им необходимо то, что известный специалист по развитию городов  Чарльз Лэндри называет творческим пространством. Мэрия просто обязана предоставить им просторное помещение, где они могут проводить свои дискуссии.

   Творческое пространство должно охватывать те проблемы города, которые не удается решить администрации в течение ряда лет, от которых она отступилась или просто не замечает.

   Но творческое пространство - не только помещение. Это ещё и телевизионный эфир, страницы местной газеты. На обсуждаемые проблемы важен взгляд всех групп населения: мужчин, женщин, молодых людей, подростков. Правильно сформировать дискуссионные аудитории – это тоже создать творческое пространство.

    Только творческое пространство не должно превращаться в пустую говорильню и глубокомысленное обсуждение никчемных прожектов. Предельная конкретность и реализуемость идей – это тоже неотъемлемая часть творческого пространства. 

    Творческое пространство – отличная возможность для оппозиции проявить себя в креативном мышлении и, что еще важнее, в деле.  

    В этом пространстве могут заявлять о себе и местные предприниматели.   Должна же состояться у нас историческая преемственность, должны же снова появиться «отцы города».                                                                                                   

     Местные

     Некоторое время назад в Подмосковье мелькала организация под удачным названием «Местные». И то, чем занимались «местные», было очень симпатично.  Собирали мусор, боролись с наркоманией и азартными играми… Вот только эта страсть к пиару… Ни одного доброго дела без телекамер. Гражданская активность напоказ.  

     Но можно ведь поставить работу совсем иначе. Без самолюбования, с полным погружением в рутину повседневной жизни. Если нам никак не удается создать гражданское общество из взрослых, то почему не вырастить его из детей и подростков?        

    Пора перестать видеть в 9-10-классниках детей. Эти «дети» вполне могут выполнять работу взрослых. Пора отказаться и от заблуждения, будто подростки дорожат своим положением шалопаев. Подсознательно они тяготятся этим, потому что «бьют баклуши» только последнее столетие, даже меньше. А предыдущие тысячи лет вкалывали в поте лица своего вместе с родителями. Неужели генетика совсем убита?

   Любой мэрии вполне по силам создать учебный центр и обучать там подростков строительным, столярным и другим профессиям. Наставниками могут выступать мастера своего дела, пенсионеры. Обученных сводить в  бригады и делать, например, ремонт подъездов.

   Вероятно, есть смысл принять местный закон, по которому работу в муниципальном образовании, которую может выполнять 14-18-летний подросток, не имеет права выполнять взрослый житель или мигранты. 

   Истину «что ты отдал, то твоё» еще никто не отменял. То есть: чем больше пользы подростки будут приносить родному городу, тем больше будут любить и беречь плоды рук своих. И прирастать к родному городу делами своими – до неразрывности с ним.    

   Каждый малый город может целенаправленно выращивать местных патриотов, из которых в перспективе могут выйти и толковые, честные местные чиновники с инновационным видением проблем и перспектив города



Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: