Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Часть девятнадцатая

Поребрик

Стас тогда привязался ко мне. Сначала, давай дойдём вместе до проходной, раз ты туда же идёшь, я подожду. Потом, давай я тебя подвезу, «ну и что, что тебе надо до Балтийской, я тебя до Нарвской подкину, там на метро доедешь».

Согласился. Поехали. Едем, едем, в машине холодно, жуть.

— Стас, у тебя хоть регуляторы все включены, печка-то греет и куда дует? — это я ему, коченея.

Стас потянулся к консоли, правой рукой передвигая ползунки, левой продолжая рулить. Пока он там дёргал регуляторы, дёргал, перед мостом у Двинской машина пошла вправо. Сначала чуть-чуть, затем всё упорнее. Я и не сообразил, что он потерял контроль и не следит за дорогой. Мой крик «Стас!» раздался перед самым ударом. Машина не пере ехала поребрик пешеходной дорожки, а, стукнувшись об него диском колеса, полетела влево. Тут уже и Стас взял ситуацию под контроль и через полминуты, остановившись на мосту, наблюдал покорёженный диск на стравившем колесе.

Мораль кадра такова: смотрите за дорогой!

Последний в жизни поезд

Метро. Утро. Люди едут на работу. Поезд приехал на станцию, двери открылись, кто-то вышел. Кто-то… нет, не заходит, залетает. И всё больше и больше вновь прибывших пассажиров в вагоне. Последний, буквально втиснувшийся, торчит из дверей. Двери закрываются… не получается. Ещё раз… упрямо торчит попа последнего «залетевшего» пассажира… Машинист не выдерживает: «Ну что? Я не понимаю, последний в жизни поезд?»

Почитай Достоевского…

Этот вопрос меня мучил долгое время, эти «Знакомства» в Сети как наркотик для меня. Столько времени, сил и денег сожрали. И вот

как-то от безысходности я на работе задал вопрос своему коллеге, Олегу:

— Олег, скажи, как быть, рубануть или оставить это занятие, так сказать, для души?

— Ну, что я тебе могу сказать… Почитай Достоевского.

Пробка

Было время, и я поддался общему ажиотажу и решил поучаствовать в акции Мегафона «100 за 100». Каждый день разыгрывали «мерседес». Надо то было всего ничего, sms-ку отправить. 34-е рубля в минус. А после каждой sms-ки приходили ответные. Завлекающие ещё дальше.

— Отличное начало! Ещё одна sms-ка на номер 1000 и «мерс» ваш!

— У вас 50-т очков, ещё немного усилий и вы станете СЧАСТЛИВЧИКОМ.

И всё в том же духе. Одна из них меня тогда прилично «добила».

— Что лучше, стоять в пробке на машине или ехать в общественном транспорте?

И следующая: «Любая пробка в машине „мерседес“ будет приятной».

Это они по принципу «Тише едешь, дальше будешь»?

Прочерк

Этот АОН почему-то не определял все номера телефонов, с которых звонили. Только городские номера. Сотовые женский голос обозначал металлическим «Прочерк-прочерк-прочерк».

И где я тогда был… вроде в ванной, Дюша сам подошёл, взял трубку и в свои неполные 4-е ответил:

— Да, прочерк, я вас слушаю.

На том конце «прочерк» повесил трубку.

Прыгающие деньги

Иду по Маяковской. День, солнечно. Тороплюсь, как обычно. Впереди идёт парень с девушкой. Беседуют о чём-то увлечённо. Подхожу ближе и… замираю. У парня из заднего кармана джинсов торчат деньги. Вижу тысячную купюру, купюру в пять сотен и ещё три-четыре бумажки. В голове проносятся мысли: «Как же так безответственно, расплачивался, видимо, где-то и засунул в задний карман, не подумав — влюблённый, он же глупый; какая находка для карманника». Обхожу слева. Не поворачивая головы, смотря прямо, «кидаю» мимоходом:

— Молодой человек, у вас деньги прыгают из кармана.

И… пошёл дальше, всё так же быстро, своим путём, представляя себе, что творится сзади. Как парень обеспокоенно тянет руку к заднему карману, нащупывая купюры. Как потом с девушкой оживлённо обсуждают ситуацию (нет, наверняка так и было), как высказываются в мой адрес… А у меня в сердце удовлетворение — от того, что сделал.

Путин

В «Ленте», перед кассами. Стою, жду очереди своей, чтобы с деньгами опять расстаться.

Настроение что-то не очень, опять девка-малолетка в любовь играет. Ну, сам виноват, незачем с малолетками связываться. Сзади, за мною, компания парней стоит. Человек 5-ть, наверное, теперь уж точно не помню. Одеты неплохо, по-офисному. Разговаривают. О политике. О Путине.

— Вот что ты против Путина сказать плохое можешь? — это один другому.

— Взрывы в Москве и Волгодонске он организовал. Ну не он, а с его ведома и подачи.

— Интересная версия. А ещё что?

— Чечня эта, вся Россия туда деньги сливает.

— Ничего, мы потом возьмём оттуда всё нефтью, — встрял в разговор другой.

— Ага, их, как только перестанешь «кормить», так из-под контроля и выйдут.

«И какая разница, что они там несут. О чём говорят, — подумал  я. — Главное, что ребята говорят о политике. Интересуются тем, что происходит в стране. А не танцуют гопака и не кричат „Я дебил!“»

Работнички

Иду мимо большой траншеи. Как всегда, зимою в Питере трубу прорвало. Траншея ог-роменная. Труба, повреждённая, ещё больше. Работников меньше всего — трое. Один из них, какой-то пожилой мужчина, копает лопатой землю. Двое других, средних лет, ужасно заняты. Один болтает по телефону, другой строчит sms-ки или играет (не видно было). А кто-то сидит без отопления, горячей воды… света, газа, продуктов (из-за заноса снегом дорог)…

Почему в этой стране не хотят работать?

Радиация

И снова он, русский докер Ахвердиев. Идём и ведём беседу про автомобили, что в трюме стоят. Большие американские грузовики, как в «Брате-2». Пробежали уже миль 500-т. Помойки. Для нашей страны, нашими же бизнесменами, купленные. Их надо раскрепить и выгнать. На склад.

— Будьте аккуратнее, они стоят вплотную друг к другу, надо не только саму машину раскрепить, прежде чем выгонять, но и соседние. Вдруг радиатор пробьёте креплением, — это говорит звеньевой.

— А там что, радиация есть? — это говорит Мурат Ахвердиев.

Радио

На одной из остановок маршрутки, в которой я ехал, сел мужичок. Обычный такой мужичок. Расплатился. Едем. Тихо в салоне, водитель музыку не включает. Вдруг слышу после одного из пересечённых перекрёстков музыка приглушённо заиграла. Но не в кабине водителя, а в салоне микроавтобуса. Песня закончилась, заговорил ведущий — радио включено. Тот самый мужичок вдруг достаёт телефон, именно из его динамика шёл звук, и перекладывает его из одного кармана в другой. Нагрудный. Видимо, чтобы слушать лучше было. «И почему наушниками не пользуется», — подумалось мне тогда. Так все и ехали, под еле слышно звучащее радио. Всё-таки странные люди бывают.

Разговоры

В «Ленте» стою, хочу покупки оплатить. У кассы, значит. Одна кассир работает и спрашивает другую:

— Так что вы там не сняли?

Другая, сканируя штрих-код очередной покупки, отвечает, не глядя на собеседницу:

— И что я там, с ребёнком без ванны буду жить?

Очередь до меня идёт медленно, приходится слушать ещё.

— А комната-то большая? — это мой кассир другой.

Проходит минуты три. Та, немного освободившись, отвечает:

— Да, комната большая, отличная. Вот и очередь до меня дошла.

Лифт-то там, в доме, есть?

Ответ она услышала снова минуты через две. Я уже как раз расплатился и отходил.

Лента. Люди общаются.

Ваш Вадим Гасенко

652


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: