18+

Владимир Владимирович Шахиджанян:
Добро пожаловать в спокойное место российского интернета для интеллигентных людей!
Круглосуточная трансляция из офиса Эргосоло

Двое и ещё четверо (Пьеса в трёх действиях)

Виталий Аркадьевич Ерёмин

Действующие лица

Анна                                репетитор английского языка , 40 лет.

Дмитрий   Калачев         писатель, 58 лет.

Полина                            писательница, подруга Дмитрия, 48 лет.

Анестезия                       подруга  Анны, 44 года. 

Антон                              сын Дмитрия, 38 лет.

Лена                                 подруга Антона, 36 лет.

Никита                             старший сын Анны, 18 лет.

Максим                           второй сын Анны, 16 лет.

Павлик                            третий сын Анны, 14 лет.

Женя                               дочь Анны, 12 лет.

Гена                                 предприниматель, 44 года.

                     

                      

             Действие происходит в наши дни. 

          

                                             ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

                                           КАРТИНА  ПЕРВАЯ

     Ясный летний день. Дача Дмитрия. Простой рубленый дом. В большой комнате камин, много книг, компьютер, телевизор, картины на стенах. Зеленого цвета софа и кресла. Красивый торшер.  Рядом кухня. Там сочетание красного и белого цветов. 

      Полина и Дмитрий только что приехали из города. Вносят в дом покупки и продолжают начатый в пути разговор.

     П о л и н а    Димочка, странные здесь торговки мясом, ты не находишь?  

    Д м и т р и й    А что не так?

    П о л и н а   Да всё! Как смотрят, как говорят, как держатся. Будто не торговки.

     Д м и т р и й   Они все бывшие училки, Полечка. В девяностые ушли из школ и обратно уже не вернулись.  А где у нас уксус? Бог мой, мы не купили уксус! Как мариновать мясо?!

     П о л и н а   Ты не знаешь, что у тебя в холодильнике. Вот уксус. (вынимает из холодильника бутылочку) А с чего ты взял, что они бывшие училки?

     Д м и т р и й   Я здесь старый покупатель.

    П о л и н а   То-то ты с ними такой ласковый...

     Д м и т р и й  Так ведь иначе хорошего мяса не купишь.

     П о л и н а   А когда за рулем, с какой целью по сторонам поглядываешь?

     Д м и т р и й  Полечка, есть правило: смотри вперед с надеждой, а по сторонам – с интересом. Тогда жить будешь, пока не надоест.  

     П о л и н а   У тебя как у фокусника – в каждом рукаве по объяснению. Ладно, свари тогда кофе в счет своих будущих грехов, что-нибудь да спишется.  (Наблюдает, с какой ленивой неспешностью Дмитрий включает газовую плиту и кладет в кофейник кофе) Бедный, совсем я тебя заездила. Давай, я сама.  (Дмитрий отмахивается) Ну что опять не так? Ну, хорошо, никакой ты не фокусник. Просто у тебя временное ослабление работоспособности мозга. В наши годы это бывает. Некоторые в старости перестают писать вообще. Вот это действительно беда.

     Д м и т р и й   Нет энергии страсти. А страсти нет, потому что нет любви.

     П о л и н а   Я начинаю догадываться… Димочка, ты много чего написал, а вот о любви… ну, никак. И не получится.   И никакая стрельба глазами по сторонам не поможет. И никакой флирт. О любви нельзя писать с себя. Страсти должны быть обобщены, тогда это интересно всем.

    Д м и т р и й  А если я докажу обратное?

     П о л и н а   (ехидным  тоном) Ты что-нибудь слышал о ложной беременности?

     Д м и т р и й   Я тебя всерьез спрашиваю. А если докажу? Ты понимаешь, что я имею в виду?

    П о л и н а   Чего ж не понять? Ты хочешь сказать, готова ли я от тебя отказаться, если ты в кого-нибудь влюбишься. Я тебе отвечу: готова.

                                            (Продолжает после паузы)

    Знаешь, почему я так легко тебе отвечаю? Я вижу, как ты мучаешься. Ты исчерпал себя, устал от своей темы. Конечно, тебе надо на что-то переключиться.  Жаль, что я не могу тебя вдохновить. Вот ты меня вдохновляешь.  Я пишу так, будто кто-то диктует мне в ухо. А потом, когда даю тебе читать, вся сжимаюсь. Мы так важна каждая твоя оценка. 

     Д м и т р и й   Ты это к чему?

     П о л и н а   Хочу тебя предостеречь. Несмотря на наши с тобой разницы, у нас все же больше общего, чем с той, которую ты, возможно, найдешь. Так что, если ничего не получится, ты всегда можешь вернуться, я тебе слова не скажу.

    Д м и т р и й    А если получится?

    П о л и н а   Если получится?..  Бойся, Димочка, таких подарков. У судьбы ведь как… Что-то даст, но при этом обязательно что-то отнимет.   

    Неожиданно слышится сигнал автомашины.

    Входят Антон и Лена. Антон обнимается с отцом, галантно целует руку Полине, вручает ей цветы. Дмитрий и Полина тепло встречают Лену.

    А н т о н  (вполголоса Дмитрию)  Ну, как ты тут?

    Д м и т р и й   Одинокому хоть утопиться.

    А н т о н  (вполголоса)  Эх, отец! А женатому хоть удавиться.

     Антон приносит коробку с разными вкусностями. Достает красивую бутылку в кожаном чехле.

    А н т о н   Текила. 

    Д м и т р и й   Давай оставим для рыбалки. 

    А н т о н   Отец, к рыбалочке я ещё куплю.

    Д м и т р и й   А вдруг забудешь!

    Л е н а   Когда лодочник  что-то забывал для рыбалочки? Рыбалочка – это бегство от непоправимого семейного счастья. Рыбалочка – почти любовница. Но! Но когда у него не клюёт, он особо не переживает. Он знает, что я уже сходила в магазин, пожарила рыбу или сварила уху, и купила бутылочку, чтобы он мог выпить за свою любовь к рыбалочке.

     Д м и т р и й   (Антону) Антон, давай в этом году возьмем Ленку с собой. Иначе она не подобреет.

     Л е н а   Ага, кухарить вам? Мотырышей на крючок насаживать? Ну, уж нет.

    А н т о н   Мотырыш – это у Лены мотыль и опарыш в одном слове.  

    Все покатываются со смеху.

    П о л и н а   Лена, а почему ты называешь Антона лодочником?

    А н т о н    Это у неё такой юмор. По-моему, это у нее как-то связано с Венецией. Лена там особенно часто бывает. Как захочет  макарон, так туда.

     П о л и н а   (Лене) А ведь я до сих пор толком не знаю, чем ты занимаешься.

     Л е н а   Я продавщица. Езжу по миру, продаю наши фильмы.

     П о л и н а   Представляю, какая нелегкая эта работа.

     Д м и т р и й    Не бывает хорошего кино там, где жизнь интереснее кино.

     Л е н а   Вы считаете нашу жизнь интересной? А, по-моему, тут напрашивается другое слово. Помните, Герберт Уэллс писал «Россия во мгле»?  Это ощущение мглы у меня даже тогда, когда прилетаю в ясную погоду. 

     А н т о н   (с подковыркой) Особенно, когда ничего не продала.

     Л е н а   (тем же тоном) Ты прав. Из тех фильмов, которые снимал ты, я еще не продала ни одного. 

      П о л и н а   Ну, что, ребятки? Перейдем к сладкому? Кому чаю? Кому кофе?  Кому кофе с коньяком? 

     Полина и Лена усаживаются в одной части большой комнаты, беседуют вполголоса.

     П о л и н а   Леночка, давно хочу спросить: как у вас с Антошей? Надеюсь, ты понимаешь – это не бабье любопытство. Мне так хочется, чтобы у вас все было хорошо. Все-таки работаете в одной сфере…

     Л е н а    А что? Видно, что не все хорошо? Не любит меня лодочник. И с этим ничего не поделаешь. Придется ждать, когда устанет не любить. Сама бросить его я не могу. Как ни старалась – никак. Для того, чтобы разлюбить, нужны какие-то большие недостатки, а их у него нет. Самый большой его недостаток – недостаток любви.

     П о л и н а   Хочу быть честной с тобой. У нас с Димой та же хрень. И бросить его тоже не могу. Только, в отличие от тебя, даже не пытаюсь. Я другое пытаюсь – оправдать его. Он ведь неплохо ко мне относится. Думаю: ну, нет нежности. Это ли беда? У каждого возраста своя любовь, и каждый  раз иначе любится. С возрастом бывает, наверное, любовь и без нежности. Вру сама себе. Эх, давай, Ленок, махнём водочки!

     Л е н а  Ой, я только сухого глоточек. Кажется, я переела. У вас всегда так вкусно.

    Д м и т р и й   Я давно говорю Полечке: не готовь так вкусно. Это вредно.

     П о л и н а   Ничего, Димочка, это скоро пройдёт. Леночка, а тебе все-таки надо больше пить. По моим наблюдениям люди, умеренно пьющие, живут дольше непьющих...

     Дмитрий и Антон беседуют у камина на другой половине комнаты.

     Д м и т р и й    Что-то стал я здесь закисать.

     А н т о н    Прошвырнулся бы на Пхукет. 

     Д м и т р и й    Ты же знаешь, я не переношу жару. Есть у меня на примете  уютненький дом отдыха, где хорошо кормят.

      А н т о н     А как же наша волжская рыбалочка?

     Д м и т р и й    Ну, к августу-то вернусь. Хотя до августа всякое может случиться. Когда человек куда-нибудь едет, ему обязательно кто-нибудь встречается. Хочу, чтобы повесть о любви написала сама жизнь.

     А н т о н    Ты решил написать о любви?? То-то, я смотрю… А Полина в курсе?

     Д м и т р и й    Она считает, что мне это не по зубам. Между прочим, твоя текила – такая гадость. Хотя, возможно, я не распробовал. 

     Идет к столу, берет бутылку текилы и рюмки. Возвращаясь обратно, проходя мимо женщин, шаловливо напевает.  

     Как много девушек хороших мечтает втайне о плохом…

     П о л и н а   Не умеешь петь – не пей.

     Д м и т р и й    Я тебе всё равно докажу.

     П о л и н а  (с мягким сарказмом)  Винни Пух не хотел жениться, но мысль о медовом месяце сводила его с ума.

                                                   

                                                         КАРТИНА ВТОРАЯ

 

      День. Квартира Анны Удальцовой. Большая, ухоженная кухня. Анна кормит обедом свою подругу Настю по прозвищу Анестезия, женщину крупную и веселую. Из соседней комнаты доносится детские голоса.

    А н е с т е з и я   Анька, вот обычно, если на кухне порядок, то жрать наверняка нечего. А у тебя и порядок, и ресторан. Только не пойму, чем ты меня кормишь. Вроде бы борщ, а вкус…

    А н н а   Это борщ грибной с черносливом. Чем старше женщина, тем вкуснее борщ.

    А н е с т е з и я     Ой, прекрати! Что-то ты последнее время о возрасте… Такая талия! А это что означает? Хороший обмен веществ… Холестерин наверняка в норме. Влюбиться тебе надо. Небось, ловишь взгляды, но сдерживаешь себя. Ты ж по натуре влюбчивая.

   А н н а   Женщина после сорока не имеет права на ошибку. Нужен только свой.

    А н е с т е з и я    Олег твой был свой?

   А н н а    Отчасти.

   А н е с т е з и я    Зачем же ты родила от него четверых?

   А н н а    Женщины рожают для себя. Но, по-моему, ты отвлеклась. С борща свернула на меня. Давай лучше о тебе.

    Максим подкрадывается к двери с другой стороны и подслушивает разговор.

    А н е с т е з и я   Знаешь, мне нужно что-то типа меня, только другого пола. Такого мужика, чтоб не страшно было, не стыдно и не скучно. Неплохо бы, конечно, чтобы в кровать на руках носил. Есть у меня один на примете. Я ему доказала, что он мужчина моей мечты. Но доказать ему серьезность его намерений никак не получается. Так что давай снова о тебе. 

    А н н а   Собралась с Павликом и Женей в Белоруссию. Откопала в Интернете симпатичный деревенский домик отдыха. Всё национальное: дом, одежда, еда, музыка, танцы. Купила билеты. А Макс спрятал паспорт и второй день не отдает.

   А н е с т е з и я   Дети для женщины – достижение или поражение. Помнишь свои слова? Боком тебе выходит твое материнское тщеславие. В два года Макс у тебя уже читал. Тебя прямо распирало. А поезд когда?

   А н н а   Поезд ушел сегодня утром.

   А н е с т е з и я   Ну, Макс. Ну, пакостник! А билеты успела сдать? (Анна отрицательно качает головой) Ну, слов нет! А что на него нашло?

   А н н а   Гена освободился. По-моему, они уже виделись.   

  А н е с т е з и я   Ты за этим меня и позвала? Ну и правильно! Я тебя в обиду не дам! Если опять будет приставать, сама в полицию заявлю. И поедет наш крокодил Гена снова на нары. А Максик твой… не знаю, что с ним сделаю!

    М а к с  (появляется в дверях) И что вы со мной сделаете?

    А н е с т е з и я   Ты еще и подслушиваешь? Ну, правильно, порок не бывает один.

    М а к с   Сама вы порочная. Одни мужики на уме. Идите в свою жизнь, и не лезьте в нашу. Без вас как-нибудь разберемся.

    А н е с т е з и я   Как ты разговариваешь! Ты хоть понимаешь, что убиваешь мать? У нее от тебя эмоциональная дистрофия.  

     М а к с    Гена зла не держит.  Если человек сделал нам добро, то можно и потерпеть, ничего с нами не случится. 

    А н е с т е з и я   Макс, ты о чём? Какое добро? Вытащил из долгов, в которые сам же и загнал? Это, по-твоему, добро? Ты хоть понимаешь, что не имеешь права заставлять мать кого-то терпеть?

    М а к с    Теперь я в семье старший.

    А н е с т е з и я    Сам себя назначил, самозванец. А мать? А Никита, в таком случае, кто? 

    М а к с   Никитка – размазня и пофигист. А мне не все равно, как мы живем.

    В дверях появляется старший сын Анны Никита. Он на голову выше Макса и в два раза толще. Он пытается подмять под себя Макса, но тот ловко берет Никиту на болевой прием.

    М а к с  (Никите)   Повтори  мои слова.  

    А н е с т е з и я  (бросается на выручку Никите)   А ну, отпусти!

    На кухне появляются Павлик и Женя.

    А н е с т е з и я   (Павлику и Жене) А вы чего молчите?

    П а в л и к  Я смотрю, слушаю и анализирую.  

    Плачущая Женя обнимает плачущую Анну.  Звонок в дверь. Максим идет открывать.

    А н н а  (Павлику и Жене) Идите к себе.

    Дети неохотно уходят. В кухне появляется Гена, мужчина с гладким, но неприятным лицом. В руках у него большая коробка.

     А н е с т е з и я  (Гене) А тебе идет стрижка налысо.

    Г е н а   Не налысо, а наголо. Ну, как вы тут без меня?

    А н е с т е з и я   Не хотелось бы тебя расстраивать, но у нас все хорошо.

    Г е н а   (ёрничает) Все будет хорошо, зачем такие спешки? Все будет хорошо, и в дамки выйдут пешки. И будет счёт деньгам, и дождички пройдут по четвергам.

     Гена хочет открыть коробку, но Анна жестом останавливает его.

     А н  н а   Не надо, Пожалуйста! У нас всё есть.

   Гена достает из коробки большой ананас.

    Г е н а   Это не простой ананас. Это ананас, фаршированный малиной, со сливками.

    М а к с и м  (потирая руками)   Попробуем.

   А н н а  (возмущённо)  Макс!

   А н е с т е з и я   Гена, ну что вы делаете? Вносите в семью разлад.

   Г е н а   Захлопнись, пожалуйста. (Максиму) Ешь, Макс, и других угости, это вкусно. Отнеси Павлику и Жене.

   А н н а   Не надо!

   Максим берет ананас и выходит из кухни. Следом за ним Никита, явно с целью помешать..

   Г е н а   Анестезия, у тебя, наверное, столько дел.

   А н е с т е з и я   Дела обождут. Вот говорят, богатый мужик – все равно, что красивая женщина. А я смотрю – никакие деньги не сделают тебя лучше. Ударить хочешь? По глазам вижу. Ну, ударь. Давай! Боишься, что посажу? Это правильно. Говорят ещё, что женщину можно либо увлечь, либо купить. Но тут, ты же сам видишь, совсем другой случай. Не получится у тебя, даже не мылься. Забирай свою коробку, коробейник, и мотай отсюда. И забудь дорогу сюда.

     Г е н а   Анестезия, знаешь, что больше всего ценится в женщине? Умение вовремя закрывать рот.

    А н е с т е з и я     Не дождешься.

    А н н а   Настя, выйди, пожалуйста. Разберись там с ананасом.  

    Анестезия выходит.

    А н н а   Гена, как-то так получилось, что мы ни разу спокойно не объяснились. Вы всегда говорили, что хотите мне помогать. Говорили почти афоризмами…

    Г е н а   Да, Аня, твои проблемы – мои приятные хлопоты.

    А н н а   Знаете, а у меня принцип – я со всем справлюсь сама.  Вы говорили также, что у вас есть ко мне определенные чувства. Хотя тут, слава богу, обошлось без афоризмов. Видите ли, Гена, гармония возможна, если вышеназванное чувство взаимно. А если оно проявляется только с одной стороны, то это почти болезнь. Вам надо выздороветь, Гена. Только не сердитесь и не бросайтесь унижать меня, как вы обычно делали раньше. Это не срабатывает. Есть жесткая сила, а есть сила мягкая. И, как показывает жизнь, мягкая сила почти всегда сильнее. И не считайте, что я вас унизила отказом.

    Г е н а   Если и есть какое-то унижение, то я сам в этом виноват.  Не с того начал когда-то, и этим все испортил. Но я едва ли смогу выздороветь. Поэтому… Поэтому я все же буду помогать вам…

   А н н а  Не надо! (достает из кухонного шкафа бумаги) Вот все квитанции на ваши переводы. Я не получила ни одного. Все вернулись к вам. Так будет и впредь. Ну, разве что, исключая ананас, фаршированный малиной, со сливками.  

    Г е н а   Максим хочет мотоцикл. Он его получит.

    Входит Анестезия  с блюдом, на котором лежит целехонький ананас, и ставит его на стол.

     Г е н а   Слушай, Анестезия, а ты странная. Как ни появлюсь – ты здесь. Два года прошло, а будто не уходила. Чего замуж-то не выходишь? 

    А н н а   Гена, выход там.

    Г е н а   Как грубо.    

    Гена уходит.  Появляется Максим.

     М а к с и м    (Анестезии)   Вы тоже уйдите, нам нужно поговорить в своем кругу.  

     А н н а   Ты в своем уме? 

    М а к с и м   Я в порядке. Просто мне надоело. Кто-то должен быть в семье старшим, а у тебя это плохо получается. Ты даже за себя ничего решить не можешь. Человек по твоей милости отсидел два года, но  снова пришел. А ты продолжаешь ломаться.

    А н н а   Макс, разве ты не знаешь, что замуж выходят по любви?

    М а к с    По-разному выходят.  Ты посмотри на себя. Женщина должна выглядеть на десять лет моложе. А ты… Любовь – это прежде всего забота. С ним ты не будешь работать с утра до вечера. А Павлик и Женя будут знать, что у них есть отец. Пусть не родной, но отец. Блин, любовь ей подавай.

    П а в л и к   Мам, а чем тебе Гена не нравится?      

      А н н а  (Анестезии)  Обычно родители что-то навязывают детям, а тут все наоборот.

     А н е с т е з и я  Ну, ты ж хотела, чтобы они росли свободными. Развела демократию, вот и получай.

     М а к с   (Анне)  Между прочим, я есть хочу.  

     А н е с т е з и я   Разогревай и ешь.   И остальных покорми. Или, по-твоему, быть старшим – только командовать и что-то навязывать?

     Анна усаживает детей за стол и разливает по тарелкам борщ.

     М а к с и м  (Анне)  Матушка, ты же знаешь, я ненавижу баранину!

     А н е с т е з и я   (возмущённо) Всё! С меня хватит! Я пошла. Баранину он не любит, блин! (встаёт из-за стола)

     М а к с и м   Давно пора.  

     Ж е н я   Мам, а к чаю что?

     А н н а   К чаю - кекс. Погоди, а где кекс?

     А н е с т е з и я   Неужели сожрал?

     М а к с и м    Выбирайте слова!

     А н н а   Начал есть и не мог остановиться, Максик?

     М а к с и м   Так получилось. Не надо так вкусно печь.

     А н е с т е з и я   Никитка, а чего ты ему не врежешь?  

     Никита как-то странно посматривает на карман рубашки Максима.

     Н и к и т а   Так ведь мы братья. Нам жить дальше. Думаю, у него это временно. Лучше потерпеть, чем потом жалеть, что не хватило терпения.

     А н е с т а з и я   Так ведь он тебя унижает.

     Н и к и т а   Он не меня, он себя унижает. У него комплекс младшего брата. Младший брат хочет быть старшим. Это бывает. Вы идите. Не бойтесь, ничего страшного тут не случится.  Мама у  нас сильная. Она всё стерпит.

      А н н а    Ах, Никитка. Так хочется быть счастливой, а не сильной.  

      М а к с и м    Слышали? Она с нами несчастна.

      Неожиданно Никита обхватывает Максима руками.  

      Н и к и т а   Посмотрите  карманы.

      Анна вынимает из кармана Максима паспорт.

      А н н а  (безо всякого торжества)  Ура, теперь мы можем куда-нибудь съездить!

      Павлик и Женя эхом произносят «ура» с тем же выражением.

        Свет тускнеет. Наступает вечер. Анна и Женя готовятся ко сну. Анна расплетает дочери косички.

       Ж е н я   Мама, помирись с Максиком. Он хороший. Он любит тебя ни капельки не меньше, чем я или Павлик, или Никитка. Просто он нервный. Давай зайдем к нему, поговорим, поцелуем его на ночь. Мы же одна семья.

      А н н а   Пожалуй, ты права. Давай зайдем.

      Они подходят к соседней комнате и стучат.

      Голос Максима    Войдите.

      Анна и Женя входят. Максим лежит в кровати с книгой в руках.

      А н н а   Читаешь?

      М а к с и м   Чтение детерминирует вербальную аддитивность.

     А н н а   Женечка, ты что-нибудь поняла?

     Ж е н я   Максик очень умный. 

     М а к с и м   Объяснять бессмысленно. Это просто прикол.

     А н н а   Значит, и то, что не в деньгах счастье, тебе тоже не надо объяснять?

     М а к с и м  Согласен, счастье не в деньгах, а в их количестве. Но это тоже прикол.

     А н н а   У меня к тебе большая просьба. Не принимай ни у кого никаких подарков.  Обещаешь?

     М а к с и м   Нет, матушка, не обещаю. У меня размыты моральные принципы.

     А н н а   И виновата, конечно, я?

     М а к с и м   Я не просил тебя рожать меня. Но если уж родила, должна была позаботиться, чтобы я не чувствовал себя хуже других. А если не позаботилась, то какие могут быть ко мне требования?

    А н н а   А я и не требую. Я прошу. Ты получаешь пенсию за отца, откладываешь. Я тебе добавлю, и ты купишь себе мотоцикл. 

    М а к с и м  На тот мотоцикл, который я хочу, ни у меня, ни у тебя денег нет.

    А н н а   Значит, ты меня предашь?

    М а к с и м   Это всего лишь слова. Я просто получу то, чего хочу.

    Вконец расстроенная Анна собирается уйти.

     М а к с и м    Ты меня не поцелуешь перед сном, матушка?

    Ж е н я   Мама, давай поцелуем Максика.  

    Анна и Женя целуют Максима в подставленную щеку.

    Ж е н я   Максик неплохой.

    А н н а   К тебе – да. Но о человеке надо судить по тому, как он относится к другим людям. Ладно, пошли спать.   

    М а к с и м    Матушка, останься на два слова. 

    Женя нехотя уходит, Анна так же нехотя остается.

     М а к с и м   Присядь, матушка.

    А н  н а   Два слова я и стоя выслушаю.

    М а к с и м    Матушка, Гена на тебя по-настоящему запал. Можно сказать, подсел, как на наркотик. Это надо уважать.

     А н н а  Ты опять за своё? У тебя память отшибло? Ты не помнишь, как он нас терроризировал?

     М а к с и м    Он просто хотел тебя добиться. Ну, грубовато у него получалось. Но он за все заплатил и раскаялся.

     А н н а    Не верю.

     М а к с и м    А ты поговори с ним нормально. Понимаешь, он просто воспитан на том, что все неприятности от культурных сволочей. И поэтому лучше быть грубым снаружи и правильным внутри.

    А н н а   Что ты придумываешь? Где ты увидел у него правильность?

    М а к с и м   Повторяю, поговори с ним, и увидишь.

     А н н а    Я не хочу ничего в нём понимать. Я хочу понять тебя. Тебе уже восемнадцать лет, а у тебя нет девушки. Почему?  

     М а к с и м    Я качаюсь, мне жалко тратить сексуальную энергию на шлюх. Все они шлюхи!

     А н н а  (взрывается)   С чего ты взял? Какие у тебя для этого основания? Какое ты имеешь право считать всех девушек шлюхами? Может быть, это твоя правильность?  Почему чужой Гена для тебя - хороший человек, а родной брат – плохой? Я иногда думаю, а вот если бы был жив отец, какие у вас были бы отношения? По-моему, ты бы и им пытался помыкать.

     М а к с и м   Как выпить дать. Нет, если бы дела у него пошли в гору, тогда другое дело.  Но они бы у него не пошли. Он был неудачник. Влез по уши в долги, хотел разбогатеть, а ума не хватило. А в жизни за все надо платить, особенно за большие деньги.

    А н н а   И тебе не стыдно вот так об отце?

    М а к с и м   А почему я должен стыдиться правды?

    А н н а   Слушай, а почему бы тебе, если ты такой умный, не начать самостоятельную жизнь? Тогда бы ты быстро понял, что ум – это совсем не то, что ты считаешь умом.

    М а к с и м    О, я давно уже жду, когда ты мне это скажешь. Поэтому ответ у меня готов. Мне не нужна отдельная квартира. Как старший, я должен жить со своей семьей. Я должен следить, чтобы все вы, и в особенности ты, не наделали ошибок. Точка. Спокойной ночи, матушка. Иди и подумай: а вдруг я прав?

                                                                                                                                                                         

                                                 КАРТИНА  ТРЕТЬЯ

 

      Дом отдыха в сосновом бору. Вечер. Анна с детьми (Павликом и Женей) обедают в столовой. Здесь же Дмитрий. Он сидит за соседним столиком и посматривает на Анну. Анна делает вид, что не замечает этих взглядов.

      Ж е н я (Павлику)   Павлик, ты видишь?

      П а в л и к   Конечно. Он и в конюшне на маму смотрел, и на пляже. Мама только не видит.

      Ж е н я   Мама, ты видишь?

      А н н а   Доедайте и пойдем гулять.

      П а в л и к   Мам, а мы поучимся ездить верхом?  

      А н н а   Это очень дорого. 

      П а в л и к   А научиться играть на бильярде дешевле?

      А н н а   Будет тебе бильярд.

      Д м и т р и й   (официантке)  А клуб одиноких сердец у вас есть?

      О ф и ц и а н т к а    Если вы про танцы по вечерам, то да. Начнутся прямо здесь через десять минут.

      Ж е н я    Павлик, по-моему, у мамы сейчас будет свидание.

      На танцы собирается совсем мало народу. Это в основном пожилые люди. Отсюда и танцевальный репертуар: «Рио-Рита», «На сопках Манчжурии»… Дмитрий ищет глазами Анну, но ее нет. Он находит ее на скамейке у жилого корпуса, где она сняла номер.

           Д м и т р и й    Добрый вечер!

         А н н а   Добрый вечер.

      Д м и т р и й   (с решительным видом садится рядом) Видите ли, я в некотором роде человек пишущий. Звучит почти, как «пьющий»… До сей поры писал  о чем угодно, только не о любви. А мне просто позарез нужно написать. Не могли бы подыграть? А я научу ваших ребят и верховой езде и шары гонять.

     А н н а   Не поняла. Подыграть – это как?

     Д м и т р и й   Честно говоря, сам еще не знаю. Как получится. Главное начать, а дальше сымпровизируем.

    А н н а   На брачного афериста вы, вроде, не похожи. На ловеласа тоже не тянете.

    Д м и т р и й    Ну, вот, вы уже улыбаетесь. А когда женщина улыбается…

   А н н а   То что? (делает движение, чтобы встать со скамейки)  Спокойной ночи.

    Д м и т р и й    Погодите. Ну, уйдёте, и этим всё закончится.  

    А н н а   Что закончится?

    Д м и т р и й   То, что началось.

    А н н а   А что началось? Ничего не началось. Не придумывайте. Просто какой-то обычный дурацкий  разговор. И вообще, надо ж так не соответствовать своему внешнему виду! 

     Д м и т р и й   Неплохое  начало!   Продолжим или пойдете скучно спать? Ну, не скажете же вы, что спите интересно.

     А н н а   Я сплю обычно мертвым сном и не вижу снов.

     Д м и т р и й   Нет, иногда вы просыпаетесь от чувства голода, потому что мало едите или совсем забываете поесть. Я еще не знаю, как вы добываете хлеб насущный, но уверен, что дается вам это нелегко. Выматываетесь. Отсюда – отсутствие аппетита.  

     А н н а   Что вы еще обо мне подумали? 

     Д м и т р и й   Вы свободная женщина. Конечно, я для вас слегка староват. Но что такое в наше время возраст? Всего лишь цифры. И к тому же у нас ведь всё не в серьез, а для обоюдовыгодного дела. Кстати, насчет обучения верховой езде. Завтра сразу после завтрака. А бильярд – после обеда, перед ужином. А наши отношения – в то же время, что и сегодня.

     А н н а   Какие отношения? Тем более по какому-то контракту. Не стану я объектом ваших развлечений.

     Д м и т р и й   Анна, это вы будете развлекаться, а для меня это работа.

     А н н а   Надо же! И имя уже разведал.

     Д м и т р и й   Вот, правильно, давай уж сразу на «ты».   

     А н н а   Не буду я с вами на «ты». Просто вырвалось.

     Д м и т р и й    Будешь, Анечка. На лице твоем написано гуманитарное образование и хорошая внутренняя культура. Значит, «ты» тебе должно претить, как всякое другое проявление неестественности и жеманства. 

     А н н а   Ладно, вас-то как? Тебя?

     Д м и т р и й    Дмитрий Калачёв.

     А н н а   Припоминаю. Политические детективы. Листала, но не купила. Не мой жанр. А что за спор? Чего вдруг? 

     Д м и т р и й   Хочу доказать одному человеку и самому себе, что писать о любви мне тоже по силам.

     А н н а   А без этой канители не напишется?

     Д м и т р и й   Это не канитель. Это допинг.

     А н н а   Ну, так в чём моя задача? Вот так с вами… с тобой вести диалоги?

     Д м и т р и й   Не всё время. В какой-то момент слов становится мало… Мне трудно объяснить…  Если честно, я еще ни разу никого по-настоящему не любил.

     А н н а   Ну, да. Не было необходимости. Все время тебя любили. Как это знакомо! У меня второй сын такой.  

    Д м и т р и й   (с большим удивлением) Эти двое –  не все?

    А н н а   Всего четверо.

    Д м и т р и й   Вот это да!

    А н н а   А чего голос-то упал? У нас ведь не в серьёз.

    Д м и т р и й   Я просто поражен, как ты справляешься. Тут самое время задать совсем бестактный вопрос…

    А н н а   Ну, особенно-то не мучайся. Муж умер четыре года назад. Несчастный случай.

    Д м и т р и й    Какой-то странный тон… Ты его не любила?

    А н н а   То любила, то ненавидела. Какой же ты все-таки нахал.

    Д м и т р и й   Не нахал, а наглец. А за что ненавидела, в том сама была отчасти виновата?

    А н н а   Конечно. Хотелось всего и сразу.

    Д м и т р и й   А сейчас по выходным в церковь ходишь, просишь бога послать тебе мужчину, отца для твоих детей? Можешь не отвечать. Это так.

     Анна несколько секунд сидит, будто пораженная молнией, потом с оскорбленным видом вскакиваетсо скамейки и направляется к входу в корпус. Дмитрий догоняет ее.

     Д м и т р и й   Ну, прости. Что-то на меня сегодня нашло. Ну, пожалуйста, Аня! 

     Берет Анну за руку, она с ожесточением вырывает руку. Теперь они стоят лицом к лицу и смотрят друг другу в глаза.

     Д м и т р и й   У тебя удивительное лицо. Из позапрошлого века. Не обращай внимания на мои закидоны. Я просто дергаю тебя за косичку. А ты даешь мне по башке портфелем. Теперь можно помириться. Мир?

     А н н а   Эти слова для повести или для меня?

    Д м и т р и й    Эти – для тебя. Про повесть я уже забыл.

    А н н а   Ну, как не забыть.  Вошел в роль. Не верю! Но можно проверить. О чем твоя повесть? Ну, есть же там что-то, кроме слюней любви?

    Д м и т р и й   Я ведь уже сказал - как карта ляжет.

    А н н а   Не бывает такого. У каждого писателя есть план. Где план?

    Д  м и т р и й   Нет плана. Как сложится сюжет сам по себе по ходу отношений, так и будет.  

    А н н а  Авантюра какая-то.

    Д м и т р и й   Ну, авантюра. В этом и фишка.  

    А н н а   Не понимаю, что дальше-то делать?

    Д м и т р и й   Наверное, что хочется. Я бы сейчас, прошелся с тобой, взяв тебя за руку.

    А н н а   Еще чего!

    Д м и т р и й   Боишься дать руку? Понятно.

    А н н а    Что понятно?

     Д м и т р и й   Не хочешь будоражить себя перед сном.

     А н н а  Я приехала сюда  отоспаться.

     Д м и т р и й   Тогда не смею задерживать. Сон – это святое.   

     У Анны звонит мобильник.

    А н н а   Да, Макс.

    Г о л о с  М а к с а   Чем занимаешься, матушка?

    А н н а   Макс, давай потом.

    Г о л о с  М а к с а   Нет, матушка, потом не будет. Какой пример ты подаешь детям?

    А н н а   Ну, ты гусь, Макс! (Смотрит на окна своего номера, видит Павлика и Женю) Из всех соглядатаев сделал!

    Г о л о с   М а к с а   Матушка, мы не дадим тебе пасть в наших глазах.

    А н н а   Больше не звони. Не отвечу.

    Отключает мобильник.

    Д м и т р и й    Второй сын еще и ревнивец? Это не лечится. Ни лекарствами, ни мордобоем. Либо само проходит, либо…  

    А н н а   Либо?

    Д м и т р и й  Либо дай тебе бог терпения. Вот беда-то. Как же так получилось?

    А н н а   Кто бы мне объяснил.

    Д м и т р и й   Нежничала с ним?

    А н н а   Ну, не до такой степени. Ты что-то не то подумал. Просто у него своя кандидатура.

    Д м и т р и й    Тебе в мужья? Ну и  как он тебе, кандидат?

    А н н а   Это человек, которого я посадила за попытку взять детей  в заложники.

    Д м и т р и й   Офигеть!

    А н н а   Для твоей повести подойдёт?

    Д м и т р и й   Надо подумать. Этак ведь мелодрама вывернет на криминал. А Макс тоже побывал в заложниках?

    А н н а   В том-то и дело! Чуть не поехал на Северный Кавказ коз пасти. Но уже ничего не помнит. Стокгольмский синдром.

    Д м и т р и й  Видимо, захватчик – богатенький Буратино?

    А н н а   Кредитовал моего мужа под дикие проценты, а потом выбивал из него долги, пока не довел до самоубийства. А потом требовал долги с меня, пока ему не пришло в голову взять вместо долгов меня. Сейчас освободился и решил все-таки добиться своего, только теперь с помощью Макса. А твой герой какого возраста?

    Д м и т р и й   Давай  вместе решим.

    А н н а   Пусть будет твоего возраста. Чего лишнего надумывать? А ты не перепутаешь, где ты, а где твой герой?

    Д м и т р и й   (берёт Анну за руку)  Обойдемся без раздвоения личности. Наверное,  когда мужчина держит в своей руке руку женщины, то ей должно казаться, что он держит её сердце. Нет?

    А н н а   Я используюсь  для создания диалога, а это мысли героя. Поэтому могу не отвечать.

    Д м и т р и й   Но мне нужны и мысли героини.

    А н н а   Если бы мужчины читали все мысли женщин, они были бы гораздо решительней. Но это не про меня. Хотя в данном случае мысли моей героини, боюсь, тебе не понравятся. Она думает, какая сухая, теплая рука, и только. Только не трогай меня выше запястья, это уже лишнее.

    Д м и т р и й   Там начинаются твои моральные принципы? Всем нам свойственно совершать глупости и пытаться убежать от судьбы. А от судьбы не убежишь.  

    Г о л о с  П а в л и к а   Мам, мы не спим. Тебя ждем.

    Г о л о с  Ж е н и    Мам, глаза уже слипаются.

    Д м и т р и й    Ну, что, Анна? До завтра?

    А н н а   До завтра.

                                         

                                           КАРТИНА ЧЕТВЕРТАЯ

 

    Квартира Анны. Кухня. Дверь на этот раз открыта во избежание подслушивания. За столом Анна и Анестезия.

    А н н а   А вечером он повел меня в ресторан. Я без остановки закусывала, а он почти не притронулся. Мне было стыдно, но я продолжала жрать.

    А н е с т е з и я   Это чисто нервное. Танцевали?

    А н н а   Угу.  

    А н е с т е з и я     А потом?

    А н н а    Пригласил меня к себе на дачу, а мне некуда девать Павлика и Женю. Я ненадолго. Туда и обратно. Посмотрю, как он живет.

     А н е с т е з и я    Ах, подруженька, не  рви мне сердце. Туда - обратно она съездит. Сколько получится, столько и не возвращайся. И мне зачтется. Бог наше бабье товарищество любит. Знаешь, мне как-то странно. Ты почему-то о самом главном не говоришь. Если он писатель, значит психолог. Может, он тебе что-то насчет Макса подскажет?

    А н н а   Я, дура, уже проговорилась.  

    А н е с т е з и я   Испугался? Тогда зачем он тебе?

    А н н а   Давно хочу, чтобы у меня была с кем-то тихая гавань. И в то же время не хочу. Не разорваться же мне. Я создана для банальной семейной жизни. Чтобы каждый день быть друг у друга под боком.

    А н е с т е з и я   Так ты не собираешься его сюда приводить?

    А н н а   Очень удивился, когда узнал, что у меня нет своей комнаты. Лучше бы не говорила.

    А н е с т е з и я    Да уж, это ни в какие ворота. Ну, короче, на семейную жизнь он не нацелен?

     А н н а    Во-первых, рано еще об этом. Во-вторых, ему, как всем мужикам, нужно спокойствие, душевное равновесие.

     Треск мотоцикла. Звук открываемой двери в прихожей. Появляется Максим в новеньком шлеме.

     А н н а   Поздравляю, сыночек.

     М а к с и м   Спасибо, матушка. Сердечные тайны перетираете? Любовь до гроба появилась? Ну-ну. Шансов на такую любовь у твоего хахаля достаточно.  Кекса нет? Ты теперь, наверное, совсем не будешь печь кексы. Я чего забежал-то… Я только что от юриста. Хочу предупредить: если тебе вдруг захочется разменять квартиру… Без моего согласия это незаконно. Вот как-то так.

     Максим исчезает за дверью.    

     А н н а   Он читает мои мысли. Ну, вот кому я нужна со всем этим?

     А н е с т е з и я   А ты уверена, что вообще нужна этому Дмитрию? Сама же говоришь, что у него пари. Он просто играет в свою игру, а ты вообразила, что станешь его музой.   

     А н н а   У него не пари. С женщинами пари не заключают. Просто спор. А игра, или не игра…Вот съезжу, и всё встанет на свои места.

     Они настораживаются, услышав шорох. Из-за шкафа появляется Женя.

      А н н а   Господи, как ты меня напугала! А я думала, ты у себя в комнате.

     Ж е н я   Мам, а что такое муза?

     А н е с т е з и я   Товарищ по творчеству.

     Ж е н я   Все равно непонятно. Ты можешь говорить яснее?

     А н е с т е з и я   А ты можешь мне сказать:  тебе этот Дима - как?

     Ж е н я   У него весёлые глаза. Он научил меня ездить верхом. Теперь я знаю, как пахнут лошади. Он только маму все время хочет потрогать.    

      А н н а   Женечка, а мне не нравится, что ты подслушиваешь.  

     Ж е н я   Мы должны помогать тебе. Ты не должна пасть. Мам, а почему у собачки пасть и у тебя?

    А н н а   Это у тебя такой юмор? Неплохо.

    Звук открываемой входной двери. Появляется Никита.

    Никита   Мам, мне бы перекусить. Я сам налью. (Наливает в тарелку суп, обращается к сестре)  Женька, свали на минуточку, плиз.

    Женя неохотно уходит к себе.

    Н и к и т а   Ма, тебе не кажется, что надо что-то делать с Максом?

    А н н а   Ты ж считаешь, что это у него пройдёт.

    Н и к и т а   Я ни на минуту не забываю, что он мой родной брат, но он это забывает.

    А н н а   По закону ему принадлежит доля в квартире, и без его согласия, мы этой долей распорядиться не можем.  

    Н и к и т а   Мама, надо посоветоваться с адвокатом. Не думаю, что против таких, как Макс, нет никакого закона.

    А н н а   Так можно рассориться на всю оставшуюся жизнь.

    Н и к и т а   А мы уже не семья, просто живем рядом. И зачем ты столько нас нарожала?

    А н н а   Вот этого, Никитка, я никак не ожидала от тебя.

    Н и к и т к а   Мам, ты не обижайся. Но у нас нет главы семьи. В этом все дело. Ты должна быть главой, но ты не глава. У тебя даже своей комнаты нет. Раздала всем по комнате, а сама ютишься вместе с Женькой – разве это правильно?

    А н н а   Я хотела, как лучше, а получается, что еще и в этом виновата.

    Н и к и т а   Не ты должна приспосабливаться к нам, а мы к тебе. Развела демократию.

    А н н а   Это оттого, что у меня в детстве не было никакой свободы.

    Н и к и т а   Мама, неужели тебе нужно объяснять, что много свободы – это тоже плохо? Подумай о Павлике и Женьке. Они ведь Максу в рот смотрят. Либо они станут такими же, либо рассорятся с ним, как я. Тебе это надо?

                                              

                                              КАРТИНА ШЕСТАЯ

   

    Дача Дмитрия. Дмитрий помогает Анне выйти из машины и показывает свое обиталище.

    А н н а   Неужели сам содержишь дом?

    Д м и т р и й   Хочешь узнать, есть ли у меня женщина? Была. Но она только изредка что-то готовила.

    А н н а   Ты еще и готовишь?

    Д м и т р и й  Роль женщины в этом вопросе сильно преувеличена. Пришлось освоить, когда остался один. Между прочим, это произошло, как и у тебя, четыре года назад. Нельзя сказать, что мы под богом ходим. Встретиться бы нам раньше. Ну, что? За стол?

    Дмитрий подводит Анну к столу, отбрасывает большую салфетку, прикрывавшую большое блюдо с малино

    Д м и т р и й   Вино не предлагаю. Хотя, если приехала надолго, то можно.

    А н н а   Нет, на час, не больше. Собственно, программа визита уже исчерпана. Ты обещал показать  дом - показал.  

    Д м и т р и й  Эпизод приезда героини на дачу к герою может получиться скучным.

    А н н а  Не знаю даже, что тебе посоветовать. Если он к ней полезет, то как будет выглядеть в её глазах? Он же обещал только дом показать.

    Д м и т р и й   Но он не совсем джентльмен.

    А н н а   Господи, что ты такое говоришь? Кто же он? Мужик? Нет, он мужчина. Такой, я бы сказала, мужской мужчина. Хотя железо не качал.   

    Д м и т р и й   Тогда я скажу, почему он не совсем джентльмен. Он – торопыга.

    А н н а   Если честно, я тоже.

    Д м и т р и й   Он просто за уши себя держит, чтобы не поцеловать тебя.

    А н н а   Да? А что, так непреодолимо тянет?

    Д м и т р и й   Помоги, сама подержи. За уши подержи.

    Они смотрят друг другу в глаза. Анна берет в руки его уши и тянет от себя.

    Д м и т р и й    Не туда.

     А н н а   Куда хочу, туда и тяну. 

     Тянет к себе. Долгий упоительный поцелуй. Свет гаснет. Пауза. И когда снова зажигается, Дмитрий и Анна лежат в постели.

      А н н а   Я всё время разговариваю с тобой. А теперь буду засыпать и просыпаться с тобой, хотя тебя не будет рядом.  У нас красивый роман. Для меня это так важно. Я же Стрелец. А Стрельцам важно всё настоящее.

     Д м и т р и й   А я драный Лев, который любит спать в тени, и отбирает у львицы добычу.

     А н н а   Да уж, знак у вас, сударь, прямо скажем, не ахти. Царь зверей и вдруг – то на тумбе сидит с поднятыми лапами, то прыгает через огненный обруч, поджав хвост с кисточкой.

     Д м и т р и й   Не убивай меня, Стрелец.

     А н н а   Не съешь меня, Лев.

     Д м и т р и й   Знаешь, я  до сих пор не могу поверить в то, что произошло. Я  ничего в жизни не получал легко, а тут – как по заказу. Это либо награда непонятно за что, либо… Кто бы мне объяснил?

     А н н а     А я чувствую, что мне теперь есть чем дышать.

    Д м и т р и й    Любовь, по-твоему, воздух?  

     А н н а   Не скажу. У меня крепкие нервы. Подожду, когда о любви что-нибудь скажешь ты. Или у тебя нервы еще крепче? (Дмитрий молчит) Я знаю, ты избалован женщинами.

     Д м и т р и й   Раньше, я считал, что в признаниях есть что-то опасное. Чувство, превращенное в слово, может перестать быть чувством. А может, признание не вырывалось из-за нехватки чувства. А теперь рвётся… В общем, считай, что у меня не выдерживают нервы.

     А н н а   Обычно верят только в юности. А тебе почему-то верю, как в 16 лет. Верю, верю, верю…

                 

                                           ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

                          

                                              КАРТИНА СЕДЬМАЯ

    

     Дача Дмитрия. Лена что-то готовит на кухне. Антон колдует у мангала. Дмитрий расставляет на столе приборы. 

      Л е н а  (вполголоса Антону)  А что, Полины не будет? (Антон в знак согласия строит соответствующую мину) Как интересно! А что тогда означают шесть приборов на столе?

    А н т о н    Увидишь.

    Л е н а   Мог бы и предупредить.

    А н т о н    Я боялся, что тогда ты можешь не поехать.

    Л е н а    Ну, зачем такие крайности? Творческий человек имеет право на закидоны. Хотя за Полину обидно. На столе много сока. Значит, будут дети. А если малые дети, значит, новая женщина намного моложе Полины. Скорее всего, моя ровесница. Так?

     А н т о н   Я сам еще не видел её.

    Л е н а    Когда-нибудь точно так же привезешь кого-нибудь и ты.

    А н т о н   Ленок, я тебя умоляю. 

    Слышно, как к даче подъезжает машина. Дмитрий идёт встречать гостей. Это Анна с Павликом и Женей. Дмитрий делает движение – хочет поцеловать Анну, но Павлик и Женя согласованно заслоняют мать, и порыв Дмитрия повисает в воздухе.

     Анна протягивает руку Антону. Тот раскрывает рот, чтобы назвать себя, но Лена его опережает.

    Л е н а    Лодочник.

    А н н а     Почему лодочник?

    А н т о н    Не знаю.

    Л е н а   Это его псевдоним. Но если вам станет его жалко, называйте Антоном.   

     Стол накрыт на патио перед домом, под кронами двух больших яблонь.

     Д м и т р и й   Ну, давайте за стол. Шашлык подгорает. 

     П а в л и к  Давайте я буду следить.

     А н т о н   Давай!

     Ж е н я  (Антону) А я люблю малину.

     Антон усаживает девочку возле большого блюда с малиной.

     А н т о н   Уплетай! 

     П а в л и к   Ма, мне нравится лодочник.

     Ж е н я    И мне!

     П а в л и к   А тебе, мам?

     Л е н а   Ой, какая интересная компания! Сегодня я, пожалуй, выпью чего-нибудь крепкого и напьюсь. Лодочник, ты не против?

     А н т о н    По-моему, не стоит.

     Л е н а   Ну, уж нет!

     Дмитрий стоит с растерянным видом. Он потерял контроль над ситуацией. Он хотел сесть рядом с Анной, но она уже сидит, а по обе стороны от нее Павлик и Женя. Он  садится на оставшееся свободное место.

      Л е н а   Дмитрий, Антоша наложил на меня санкции. Налейте мне водки.

     А н т о н   Отец, ни в коем случае! Только вино!

     Л е н а   Хорошо, давайте вино.

     Дмитрий наливает ей бокал белого вина. Она выпивает залпом.

     А н т о н    Без тоста? Ну, Лена, это как-то не по-русски.

     Лена протягивает Дмитрию бокал, требуя наполнить его снова. Дмитрий подчиняется.

     Л е н а   (на глазах хмелея) Господи, заткни уши, я высказаться хочу.

     А н т о н    Не надо! Потом! Закуси сначала шашлычком. Смотри, какой румяный, поджаристый.   

     Лена уступает его уговорам – берёт шампур. Антон готовится произнести тост.

      А н т о н   Подарки потом, а сейчас – поздравления. Ребята, отец для меня больше, чем отец. Это - друг, настоящий друг. Отец, пусть в твоей жизни будет всё, что помогает тебе писать и жить в радости. Я буду не просто рад за тебя, я буду счастлив.

     Неожиданно появляется Полина. На нее особенно бурно реагирует Лена. 

      Л е н а   Полечка, как   вы вовремя!  

     Полина сразу соображает, какое отношение к Дмитрию имеет молодая женщина с двумя детьми, но отступать поздно.  

     П о л и н а   На дни рождения ходят без приглашения. Так что не обессудьте. Это, Димочка, тебе.

     Полина вручает Дмитрию коробку с дорогим коньяком и ищет глазами, где бы сесть. Свободное место оказывается только рядом с Дмитрием. Антон наливает Полине вина.

      П о л и н а   (Дмитрию) Не знаю даже, что тебе пожелать. Желают обычно того, чего нет, или чего недостаёт. А у тебя во всем достаток. И все же… и все же… пусть у тебя напишется то, что ты задумал…   

    Полина довольно откровенно целует Дмитрия. И без того растерянная Анна меняется в лице. Дети мгновенно соображают, как вывести маму из этого состояния.

     П а в л и к    Мам, лодочник говорит, здесь полно грибов. Давай сходим.

    А н н а   Потом.

    Ж е н я   Мам, пошли сейчас.

    А н н а   Мы заблудимся.

    П а в л и к   Лодочник нас проводит.

    Антон растерянно смотрит на Дмитрия, Дмитрий – то на Анну, то на Антона. Похоже, сын не против сходить по грибы.

    А н н а   Детская блажь. (Детям) Прекратите сейчас же!

    П о л и н а  (продолжает тост) Но это не всё. Димочка, а еще я банально пожелаю тебе счастья в небанальном смысле этого слова. А счастье – это когда ты нужен тому, кто нужен тебе.

    Л е н а   Браво, Полечка! Только кто сейчас кому нужен?

     П о л и н а   Чему бы грабли не учили, а сердце верит в чудеса.

     Л е н а    Самое большее, на что человек сегодня может рассчитывать, это на иллюзию. Иллюзию того, что кто-то понимает его, а он понимает кого-то.

     П о л и н а   Димочка, Хороший диалог надо брать прямо из жизни. Я бы на твоём месте запомнила  каждое слово.

     Д м и т р и й   А, по-моему, в этой сцене есть что-то… такое этакое…

     П о л и н а  Ты прав. Мое появление. Но если это «что-то» обостряет сцену, оно никак не лишне. (обращается к Анне) Правда… э-э-э, не знаю, как вас?

    Л е н а   (знакомит) Это Анна. А это Полина.

    А н н а   Интересно вы развлекаетесь.

    П о л и н а   О, Дима это умеет, этого у него не отнять. Сколько текстов он уже списал с собственной жизни! Не читали? Зря. Все пишут с себя, но он… Это что-то особенное. Но он так перемешивает реальное и выдуманное. Такой у него в голове миксер…   

    Анну прерывает громкий вопль Павлика, который решил сам взять шампур с шашлыком и обжегся о мангал. Начинается суета. 

    А н т о н  (вполголоса) Отец, не упусти её.

    Д м и т р и й   Ты бы не упустил?

    А н т о н   Отец, это ты зря.

    Л е н а   Если нас любят, значит, мы еще молоды. Так ведь, Дмитрий?

    А н т о н   Любят не за молодость.

    Л е н а   Говорят, любят вообще безотчётно. Или слов не хватает, или ума. А что вы думаете, Дмитрий, насчет хороших людей? По-моему, хороший человек – не обязательно интересный.

    А н т о н   То есть себя ты считаешь интересным человеком?

    Л е н а   Во всяком случае, мне с собой не бывает скучно, поэтому вопрос, интересна ли я кому-то, для меня даже не возникает. 

    А н н а   (Прислушавшись к разговору, подходит к Дмитрию) Интересно, что думает во время этой сцены наш замечательный герой. И не мучается ли он ревностью?

    Д м и т р и й   Напрасной ревностью?

    А н н а   Этого он ещё не знает. Но пусть на всякий случай немного помучается. Какая повесть о любви без ревности? Так о чем он всё же думает?

    Д м и т р и й   Сын только что посоветовал мне не упустить тебя.  

    А н н а   Хорошая мысль.

    Л е н а   (вполголоса Анне) Аня, а как вам бывшая пассия?  

    А н н а   Она замечательная. Я готова с ней подружиться.

    П о л и н а  (тоже прислушивавшаяся к разговору)  Анечка, вы прирожденный драматург. Но мне пора. Не провожайте. Я сама выйду за ворота, сяду в машину и укачу с ветерком.

    Полина уходит. Оставшиеся смотрят ей вслед.

     Л е н а   (Антону) Ну, сейчас-то я могу высказаться?

    А н т о н   Потом, Ленок, потом. Ты ещё не собралась с мыслями.

    Л е н а  После трех бокалов я готова как никогда. Другое дело, что трезвые меня не поймут, но это их проблема.

    Антон уводит Лену в дом. Павлик, навострив уши, помешивает угли в мангале. Женя по обыкновению, прилипла к матери.

    Д м и т р и й   Ань, поговорить бы.

    П а в л и к   А вы говорите.

    Ж е н я   Говорите, мы слушаем.

    А н н а     (Дмитрию)  Не злись.

     П а в л и к   Мы и мама – одно целое.

     Ж е н я   Одно целое.

     П а в л и к    Не повезло вам с нами.

     А н н а   Павлик, прекрати! Прогуляйтесь по саду.

     П а в л и к   Нет, мама, мы при исполнении. У нас задание.

     Д м и т р и й   Тогда я прогуляюсь.

     Дмитрий встает из-за стола и уходит. Анна расстроена.

     Ж е н я   Мам, не плач, а то я заплачу.

     А н н а   Что вы со мной делаете?!  

     Дети обнимают ее. Она отстраняет их и идет за Дмитрием. Дети устремляются следом.

     А н н а   Оставьте меня!  

     Дети отстают. Анна догоняет Дмитрия.

     А н н а   Ты совершенно не умеешь ладить с детьми.

     Д м и т р и й   Это ты не научила их  вести себя.

     А н н а   Они умеют себя вести, просто не могут. Их настроил Максим.

     Д м и т р и й   Значит, как бы я ни умел обращаться с детьми, это мне не поможет.

     А н н а   Ну, почему? В принципе, их можно перенастроить. Хотя на это потребуется время,  желание и умение.

     Д м и т р и й    А слова «цыц» они у тебя знают?

     А н н а   Цыц не мой стиль. (пытаясь шутить) Ну, не Макаренко я. Понимаю, для читателя это будет скучно. Но ты все-таки не вторую «Педагогическую поэму» задумал. Не злись, перезагрузись.

      Д м и т р и й    Не могу. Хочу и не могу. Хотя понимаю, что надо. Иначе все распадётся.  

     Антон и Лена продолжают разговор в доме.

     Л е н а   Что с тобой, Антоша? Я тебя таким ещё не видела.

     А н т о н   Просто рад за отца. Такая женщина!

     Л е н а   Фи! А ты знаешь, что восхищаться одной женщиной в присутствии другой почти жлобство? Ну да ладно, что с тебя возьмёшь.  Лучше скажи, откуда такой вывод, если она только пару раз рот открыла?

     А н т о н   Разве разговор имеет такое уж значение? Зато как молчит!

     Л е н а   Я тоже чаще всего молчу, но еще не удостоилась эпитета «такая». И никогда ещё при мне ты не был таким живчиком.

     А н т о н   Хорошо, теперь буду молчать.

     Л е н а    Антоша, обидчивость – черта  лакеев.

     А н т о н    А я в некотором роде и есть лакей. Стараюсь во всем угодить женщинам. И что взамен?

     Л е н а    Чёрная неблагодарность. Мы такие. Нам нужны специи, немного уксуса, немного перца, как для этого шашлыка.

     А н т о н   Я дал тебе повод для ревности. Разве это не специя?

     Л е н а    Специя. Только смотри, не переперчи. А то ведь и папочка обратил уже внимание, что ты сегодня какой-то не такой.

     А н т о н   Просто я рад за него.

     Л е н а   Ну, конечно. Ты так рад. Ну и скажи тогда о своей радости вслух. Тост за это предложи.

     Антон устремляется из дома к праздничному столу. Наливает в рюмки.

     А н т о н    Отец, Анна, простите, это надо было сделать раньше. За вас с Анной! Я… мы с Леной очень рады. Мы даже по-хорошему вам завидуем.

                                            

                                         КАРТИНА ВОСЬМАЯ  

 

     Квартира Анны. Входят Максим и Гена. В руках у Максима большая сумка. Максим заглядывает в комнату Никиты.

     М а к с и м   Никита, выходи. Разговор есть.

     Никита нехотя выходит.

     Гена садится в гостиной в кресло. Максим вынимает из сумки бутылки с пивом и вяленую рыбу.

     Н и к и т а   Макс, ты же знаешь, мама этого не любит. Она вот-вот должна приехать.

     М а к с и м  Но ты-то любишь пиво. Давай присаживайся.

     Г е н а   Сделай одолжение.

     Никита садится за стол. Максим раскупоривает и раздает бутылки. Так они и пьют, прямо из горлышка.

     Г е н а   Никита, давай по-мужски решим пару вопросов. Ты поможешь мне, я - тебе. Хочу жениться на твоей маме. Макс – за. Если и ты не будешь против, то вас  будет уже двое. А остальные двое присоединятся автоматом. У мамы демократия. Вот пусть и подчиняется большинству. Взамен получаешь однушку, здесь по соседству… Чего молчишь?

     Н и к и т а   Не могу я маму замуж выдавать, тем более, против ее желания. Хрень какая-то.

    М а к с и м  Ты ж мечтаешь жить отдельно.

    Н и к и т а   Только, чтобы не видеть тебя. Исключительно поэтому.

    М а к с и м   Ну, вот. И не будешь видеть.

    Н и к и т а   Есть и другие варианты.

    М а к с и м   Других вариантов не будет. Я проконсультировался с адвокатом.

     Г е н а   Послушай, Никита, тебе ведь и бабки, наверно, нужны. Могу у себя в фирме пристроить. Ты ж на экономиста учишься. Нужный кадр. Машину в кредит возьмешь.

    Н и к и т а   Квартира, машина… Меня еще не покупали.

    Г е н а    Неправильно мыслишь. Тебя не покупают. Тебе по-родственному предлагают.  

    Звук открываемой входной двери, голоса Павлика и Жени. Анна входит в гостиную и застывает в немой позе. Гена поднимается. Максим увлекает за собой в кухню Никиту, Павлика и Женю.

    Г е н а    Ань, давай поговорим. Сядь, пожалуйста. Ну, пожалуйста!

    Анна усилием воли заставляет себя сесть.

    Г е н а   Я в колонии в часовню ходил. Прощения просил у бога.  

    А н н а   Виноват перед людьми, а прощения просил у бога?

    Г е н а   Теперь у тебя хочу попросить.

    А н н а   А что бог-то, простил?

    Г е н а   Я делал много добряка, и еще буду делать.

    А н н а   Добряк? Что-то новенькое. Это добро, что ли?

    Г е н а   Добро.

     А н н а   Ну, так бы и говорил. Почему добряк-то? Или тебе слово «добро» выговорить трудно?    

     Г е н а   Ну, что ты придираешься? Так, прощаешь?

     А н н а   Прощаю, но забыть не обещаю.   

     Г е н а    А ты пообещай. Вот тебе в знак примирения.

     Гена кладет перед Анной автомобильные ключи.

      Г е н а   Это маздочка – любимая модель женщин. А свою машину можешь пока Никите отдать. Дружба держится на маленьких подарках, а любовь на больших. Я люблю тебя, Ань.

      А н н а   Не беру я таких подарков, Гена, да еще с такими поговорками. Люблю старомодно, бескорыстно.

      Г е н а    Эх, Ань, что такое любовь? Всего лишь протокол о намерениях. Любовь жизнью проверяется.

      А н н а   Это правильно. А вот насчет протокола… Добряк, протокол… Какие слова…

      Г е н а    Ну да, тебе ж нужны слова твоего писателя.  Ну,  позвони ему, пусть приедет, поговорим, обсудим наш треугольник.  Скажи, что тебя обижают. Вот и увидишь, чего стоит его любовь. Каждая женщина проверяет своего мужика. Давай, позвони.

     Появляется Максим. По всему видно, что он всё слышал.

     М а к с и м   Позвони мама, чего тебе стоит? 

     А н н а   Что вы задумали?

     Гена и Максим поднимают руки: нет, им просто интересно. Они хотят развлечься.

    А н н а   (после довольно продолжительного колебания) Ладно! (достает мобильник, набирает номер). Дима? Однако, сегодня у нас день сюрпризов. Сначала для меня, а теперь для тебя. Ты не мог бы приехать? Здесь, на месте, всё увидишь. Загадки? Ну, загадки. А ты хочешь написать повесть без загадок? Давай, жду.  (Гене) Через час он приедет. Надеюсь, до хамства дело не дойдет?

     М а к с и м    Этого я не обещаю. (Уходит в другую комнату, но оставляет дверь открытой)

     Г е н а   Ань, вот чем я тебе не по душе? Давай начистоту!

     А н н а    К цели идёте не так.   

     Г е н а   Что я делаю не так? Объясни мне!

     А н н а   Господи, ну как это можно объяснить, если сам человек не понимает?! Ведь я, несмотря на все унижения с твоей стороны, уважаю в вас человека. А вы не уважаете в людях людей, и значит, не уважаете и в себе человека. Вот и всё объяснение.

    Г е н а   Я не считаю, что не уважаю себя.

    А н н а   Себя вы, конечно, уважаете. А человека в себе?

    М а к с и м   (возвращается) Матушка,  этот Димон  так же рассуждает? Тогда понятно, чем он тебя взял.  (Гене) Есть такие люди… Считают себя выше, лучше. Сами себя объявляют первым сортом, а такие, как мы с тобой – третий сорт.

    Г е н а    А выше кого они себя считают? Выше тех, у кого больше денег. Сами-то не могут делать бабки.  Вот это их и гложет. Хотя, если вдуматься, в том, что человек умеет преумножать материальные ценности, и есть его нравственность. Нравственность во всем, что человек делает хорошо, профессионально. Остальное – от лукавого. Все грешат практически одинаково, только одни делают это открыто, а другие прячут. Я делаю открыто – я плохой человек. Другой втихаря – он хороший. Хотя недаром говорится, что в основном гадости делают как раз хорошие люди. 

    Звонок в дверь. Анна идет открывать. Возвращается с Дмитрием.  

    Д м и т р и й   Здравствуйте.

    М а к с и м   (издевательским тоном) Что-то не похож он на писателя.

    Дмитрий никак не реагирует на реплику. Анна показывает ему место рядом с собой на диване. Дмитрий садится.  

     А н  н а  (Дмитрию)  Это мой сын Макс. А это Геннадий.  

     Г е н а   О чем пишешь, писатель? О борьбе добра со злом? Ну, вот я – зло. Поборись со мной. На бумаге у тебя, наверно, получается. А по жизни? Давай, борись. Чего молчишь?

    Д м и т р и й   Резво ты начал. Ну, продолжай, заведись.

    Г е н а   Я уже завелся.

    Д м и т р и й   Ну, давай, покажи себя во всей красе. Только не думай, что этим всё закончится. С этого только всё начнется.

    Г е н а    Ты мне угрожаешь? (Максиму) Если пишет детективы, значит, бывший мент!  (показывая на Анну) Забудь её, понял? Или я не посмотрю, что ты мент.

    Д м и т р и й   Я не мент, и никогда им не был.

    Г е н а   Я сказал, забудь!  

    М а к с и м    Забудь матушку!

    Д м и т р и й   Матушкой, Макс, называют  попадью или монахиню. Называй маму просто мамой.

    М а к с    Кто ты такой, чтобы мне указывать?

     Макс выхватывает из подмышки пистолет. Угрожающе снимает с предохранителя и загоняет патрон в ствол. Наставляет на Дмитрия.

     А н н а   Макс, ты совсем сдурел?!

     Г е н а  (Дмитрию) Это не травматика. Это настоящий.  Вали отсюда, и чтобы твоего духу здесь не было.

    Д м и т р и й   Знаешь правило? Направил ствол – стреляй. Иначе ты – сявка. Ну, стреляй!   

    М а к с    (продолжает наставлять пистолет на Дмитрия) Я больше повторять не буду. Я выстрелю.

    Д м и т р и й     Стреляй.

    Г о л о с   А н е с т е з и и    Эй, что тут у вас происходит?

    Анестезия входит в гостиную.

    А н е с т е з и я   Дверь приоткрыта, на лестничной площадке все слышно. Гена, что же ты вытворяешь! Ну как тебе не айяяй?

    Д м и т р и й   Аня, принеси три столовые ложки риса.  

    Анна уходит на кухню, и пока она там что-то делает, все сидят молча, напряженно посматривая друг на друга. Анна приносит три столовые ложки риса.

    Д м и т р и й    Значит, так. Кладём в рот ложку риса и жуём. У кого рис будет мокрый от слюны, тот остаётся. У кого сухой – тот уходит. Но это не всё… У кого слюна сухая, тот прежде чем уйти стреляет в себя. Можно в руку. Можно в ногу. Можно вскользь.  

    А н н а   Давайте  ограничимся рисом.   

    Д м и т р и й   (Гене) Начнём?  

    Кладёт себе в рот ложку с рисом. Гена делает то же самое с видом человека, который чувствует какой-то подвох. Жуют, вызывающе глядя друг другу в глаза. Остальные смотрят, затаив дыхание. Кладёт себе в рот рис и Максим. Напряженно жует.

    Дмитрий  первым выплевывает на растопыренную ладонь  мокрый жеваный рис.    

     Гена медлит, жует изо всех сил.

    А н е с т е з и я   Жуй, Гена. Ну, хватит. Открой рот.

    Рис у Гены изо рта не падает, а высыпается.

     А н е с т е з и я    Сухой у тебя рис, Геночка.

     Изо рта у Максима тоже рис высыпается.   

    Дмитрий   выразительно смотрит на Гену и Макса, как бы говоря им: проиграли – проваливайте.

    М а к с    Я никуда не уйду. И Гена никуда не уйдет. И стрелять в себя не будем. Нашёл лохов.

    Д м и т р и й   (Анне)  Включи громче телек.

     Анестезия включает телевизор на полную мощность.  

    А н н а   Дима, не сходи с ума!

     Дмитрий вырывает у  растерявшегося Максима пистолет, загоняет патрон в ствол.

     Анна пытается ему помешать, но он все же  стреляет себе в ладонь по касательной. Рана не очень серьёзная, но крови много. Анна бросается к домашней аптечке, бинтует ладонь.

    А н е с т е з и я   Детский сад! 

    Все смотрят на Гену. Гена нехотя поднимается и, всем своим видом сохраняя достоинство, уходит.

    М а к с и м   (Дмитрию)  Ты тоже вали отсюда!

    Дмитрий смотрит на Анну, ожидая ее реакции, но Анна молчит.

       

                                        

                                          КАРТИНА ДЕВЯТАЯ

   

    Дача Дмитрия. Дмитрий не знает, куда себя девать. В этом разобранном состоянии его и находит неожиданно приехавшая Полина.

    П о л и н а  (входит, предварительно постучав)  Димочка, извини, что без звонка. Мне нужно кое-что забрать. (Замечает перебинтованную руку) Что у тебя с рукой?

    Д м и т р и й   Не хитри. Почему даже самые умные женщины хитрят?

    П о л и н а    Я так и не поняла твоего отношения к Анне. Как, впрочем, и её отношения к тебе. Я даже не поняла, на какой стадии ваши отношения. Нет, я не лезу в твою личную жизнь. Ну, разве что совсем чуть-чуть.  Мы же остались друзьями. Думаю, это тебе пригодится в работе. Ты, конечно, увидел в Анне личность. Ну, как же, одна поднимает четверых детей! А она, по-моему, обыкновенная клуша. Знаешь, среди клуш тоже встречаются личности. Если ты хотел красивой страстной любви, то не туда попал. Анна вся в детях. А материнская любовь часто почти полностью заменяет любовь половую. Но уж чего я совсем не могу понять, так это её отношения к Антону. Не скажу, что она строила ему глазки. Но с ним она встречалась взглядами гораздо чаще, чем с тобой. Тебе трудно обвинить меня, что я пытаюсь вызвать у тебя ревность. Ты сам это видел. А я видела, что ты видел. Ты сдерживался, но чего это тебе стоило. Ты совсем перестал говорить. Я знаю, каким ты бываешь за столом. А на этот раз вместо тебя была только твоя немая оболочка.   

    Д м и т р и й    Полечка, вспомни, пожалуйста, зачем приехала.

    П о л и н а   Я приехала сказать, что мне обидно за тебя и за себя. У нас с тобой столько общих интересов, столько общих друзей, общая профессия, общая художественная атмосфера в доме, близкий возраст, наконец. Как можно взять это всё и променять? Ради чего? Только ради того, чтобы написать историю любви? Но где эта любовь? Я её не увидела. И вовсе не потому, что её нет вообще. Она, наверное, есть. Только Анна почему-то стеснялась её показывать.

    Есть женщины, которые любят в мужчине совсем не то, о чем он по наивности думает. Тщеславные любят, что он известен. Бедные – что он богат. Не очень красивые – что он красив. А если это всё еще и сочетается, то это просто сумасшедшая любовь. Но редко женщина любит мужчину таким, какой он есть, помимо своей славы, своего богатства или своей красоты. Любит ли Анна тебя именно так? Самое главное моё впечатление – она его совсем не знает! Совсем! Абсолютно!

    У Дмитрия звонит мобильник.

     Г о л о с  А н н ы   в мобильнике   Я не могу въехать, тут чья-то машина.

    Дмитрий нервно дёргается. Полина  достаёт из шкафа свои вещи.

    П о л и н а    Исчезаю. (Выбегает из дома и скрывается среди деревьев)

   Появляется Анна.

    А н н а  (бросается в раскрытые объятия Дмитрия) У нас всего два часа. Еле вырвалась. (у Анны звонит мобильник)  Да, Женечка. Что значит, когда? Я только приехала! Не звони мне больше. Я, как только выеду, сама позвоню. (достает из сумки маленький сверток). Стыдно, но тебе достался только кусочек кекса. Эти прожорливые детки норовят съесть самое вкусное.

    Д м и т р и й   Тебе самой-то что-то остаётся?

    А н н а  Ну, если ни на что не отвлекусь. Они ж едят каждый по отдельности. Знаю, непорядок, но – ученики идут вереницей. Некогда за порядком следить.

    Д м и т р и й   А такое впечатление, что ты и твои дети – одно целое.

    А н н а   Ну, правильно. Мы и есть одно целое, но при этом каждый по отдельности. (Шаловливым тоном) Мы будем обсуждать мою жизнь или как? Я - в душ.

    Г о л о с   А н н ы  из душевой    Лев мой,  как же ты вчера бил хвостом!

    Д м и т р и й  А ты была похожа на девочку, которая стравила мальчишек, чтобы проверить, кто ее больше любит.

     Г о л о с  А н н ы    (выходит из душевой в халатике)  Знаешь… Ты ж совсем меня не знаешь! Я ж недолюбленная. Родители недолюбили, потом муж… А так хочется… И влюбчивость моя из-за этого. Я влюбчивая, чтоб ты знал.

    Д м и т р и й   А у меня на это счет своя теория. Изменить можно только тому, кого любишь и своему чувству. А если не любишь, если нет любви, то это и не измена вовсе.

    А н н а   Значит, я хроническая изменщица. Шучу. Ну, обнимай меня, у меня каждая клеточка истосковалась. Только как же ты, с такой рукой? Уже не болит? На льве, как на собаке? (Крепко целует Дмитрия, но в это время снова звонит мобильник)  Да, Павлик. Вы что, сговорились? Я же сказала, что сегодня вам придется побыть какое-то время без меня. Ничего с вами не случится. Прекратите мне названивать! (отключает мобильник, целует Дмитрия) Хочу к тебе! На все плевать! И чтобы простынь изорвать. И задыхаться, и шептать, и в крик сорваться. И умирать и воскресать. Хочу к тебе!

    Дмитрий уносит Анну в постель.

    Спустя некоторое время.

    А н н а   (Дурачится)  Убей, не могу понять, зачем вам-то, мужикам, соски. Ведь тут у вас никаких зон. Или это запчасть?   

   Д м и т р и й   Беги в душ!

   А н н а   Не хочу!

   Д м и т р и й   Беги,  не рискуй!

   А н н а   Ой, как  я этого не люблю. Я люблю полежать, понежиться.

   Д м и т р и й   Какой нежиться после такого синхрона!

   А н н а   Ну, сбегай за меня. (Хохочет)

   Смех обрывается, и вот они уже не лежат в постели, а сидят за столом.  

    А н н а    Мне нравится, что ты мало говоришь. Как это у тебя получается? Ты себя сдерживаешь? Обычно мужчинам нравится удивлять женщину тем, как много они видели, как много они знаю. А тебе как бы все равно.

      Д м и т р и й    Когда человек читает, он перестает слышать. Когда слышит, не может при этом читать. Так и тут. Мне некогда болтать. Я тобой любуюсь.

      А н н а   Красиво вывернул!  А вот ты сейчас запомнил то, что сказал? Ты это напишешь?

      Д м и т р и й    У меня неплохая память. Но я не запоминаю то, что говорю, и что мне говорят. Просто не ставлю перед собой такой цели.

      А н н а  А мне иногда кажется, что у тебя всё спланировано, срежиссировано и записано на диктофончик.

      Д м и т р и й   Я сказал тебе в самом начале, что знакомлюсь с тобой  с творческой целью. На самом деле, это было не совсем так. Да, я хотел с кем-то познакомиться и в кого-то влюбиться, чтобы потом это описать, но в случае с тобой на первый план вышла ты, а замысел…   

      А н н а    Если это так, то ты сейчас не должен даже думать о том, чтобы описать наши отношения. А ты, по-моему, пытаешься даже создать какие-то сюжетные ходы. Зачем ты выстрелил себе в ладонь? Ты сделал это не в каком-то порыве, а хладнокровно и расчетливо, я это видела. У тебя не было никакой необходимости кому-то что-то доказывать. И ты видел, что мне это не нравится,  но все же выстрелил.

     Д м и т р и й    Кстати, пистолет  всё же травматический. Откуда он у Макса?

     А н н а   От Гены, скорее всего. А когда ты понял, что это травматика?

     Д м и т р и й   После выстрела.

     А н н а   Оказывается, я совсем тебя не знаю.  

    Д м и т р и й    Но то, что хочешь знать, уже хорошо.

    А н н а   Ой-ой-ой! Ну, хочу. Давай, излагай, как тебя угораздило столько лет прожить без меня. У тебя было много женщин? 

    Д м и т р и й   От частых занятий сексом склероз бывает.

    А н н а    (подхватывает шутливый тон) О! А я сколько из-за беременностей секса недополучила!  (Становится грустной)  С первого сентября мы будем видеться раз в неделю. Чаще не смогу. И между походом в театр и этим сладким занятием едва ли будем выбирать театр.

     У Анны снова звонит мобильник.

    А н н а   Да, Женечка, что опять? Скоро, теперь уже совсем скоро. Ну, не скучайте уж так. Почитайте что-нибудь. Да, Павлик. А у тебя что? Да что ж вы так вдруг заскучали? Ну, хватит. Да, представь себе, мешаете! Всё, я отключаюсь.        

    Д м и т р и й   Хочу задать тебе бестактный вопрос.

    А н н а  Валяй. Хотя я догадываюсь. Ты хочешь спросить, зачем я…

    Д м и т р и й    … нарожала…

    А н н а   …столько детей?  О, я столько раз уже отвечала! Мне нравилось. Я ловила от этого кайф. Давать жизнь – это божественное занятие. Будь моя воля, я бы еще столько же нарожала. Нет, больше – шестерых, для ровного счёта. Хочешь, от тебя рожу? Или это твоим сюжетом не предусмотрено?

    Д м и т р и й   Я никудышный отец.

    А н н а   Я ж говорю, что совсем тебя не знаю. Не знаю даже, сколько у тебя детей, сколько было жен?

    Д м и т р и й   Один сын и две жены.

    А н н а   По современным понятиям, почти примерный семьянин. И что же, ты недоволен Антоном? Приятный парень и отношения у вас приятные.

    Д м и т р и й   Я знаю, что он тебе понравился.

    А н н а   Это ты завидуешь, что он моложе тебя. Успокойся, мне просто хочется поддерживать с ним теплые родственные отношения. (садится Дмитрию на колени) А ты чего уже нафантазировал, отелло? Лучше скажи, откуда у тебя эти шрамы? На руке, на груди, на голове? Ты был хулиганом? С ножиком ходил?

    Д м и т р и й   Нет, просто ссорился с теми, кто ходил с ножиками.

    А н н а    Но вчера я видела очень выдержанного мужчину.

    Д м и т р и й   Жизнь научила меня, что предсказуемо только мирное разрешение конфликта.  

    А н н а   Понятно. Ты остепенился. Но каким же ты был… Я читаю ночами твои книги.

    Д м и т р и й    Зачем? Ты и так недосыпаешь!

    А н н а   Я хочу знать, как ты жил до меня. Каким был. В каждой своей повести ты как на ладони. Только под разными именами. Ты такое вытворял…

    Д м и т р и й    Чехов писал в записной книжке:  порочность – это мешок, с которым человек родится.

    А н н а    Ты это к чему? И почему мешок?

    Д м и т р и й   Торба с пороками. Носится с ними, выбросить не может.

    А н н а   Дима, ты не порочный, и никогда им не был, придумываешь про себя. И Макс не порочный. Но в нем есть что-то больное, болезненное.  Влюбиться бы ему. А вот – никак.

    Снова звонит мобильник. Анна с неохотой включает. Молча слушает.

    А н н а   Легок на помине. Я так и знала. Как же ты их портишь! Гад  ты, Макс, от слова гадить. Что я еще могу тебе сказать? (Выключает мобильник, слезает с колен Дмитрия, садится на своё место за столом) Ну, что, мне пора. Женька плачет, Павлик возмущается. Всех задействовал интриган.  

    Д м и т р и й   Я уж думаю, не дать ли ему взятку. Могу купить ему машину.

    А н н а   Он не возьмёт.

    Д м и т р и й   Пусть переедет в мою квартиру, а я – к тебе.

    А н н а   О каких бы то ни было перемещениях он даже слышать не хочет.

    Д м и т р и й   Тогда мы в тупике.

    А н н а   Это действительно тупик. (Снова садится Дмитрию на колени) Но мне не хочется. Не хочется. Не хочется. Я буду чахнуть. А к тебе вернется Полина. И ты будешь тоже чахнуть без меня, я знаю! А говорят, для любви нет преград. Какая несправедливость!          

                                               

                                           ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

 

                                                         КАРТИНА ДЕСЯТАЯ

 

      Спустя месяц. Московская квартира Дмитрия. Дмитрий сидит за компьютером. Звонок в дверь. Появляется Полина.   

      П о л и н а    Димочка, приехала узнать, в какой ты стадии? Звонок – не то. Это надо обсудить. Вот бразильский кофе. (вынимает из пакета) Вот французский коньяк. Вот тортик. Пируем? Какое счастье: не вижу на твоём лице раздражения.

      Д м и т р и й   Полечка, я тут недавно открыл для себя одну историю. Оказывается, Чехов однажды решил написать роман о любви. Так и назвал – «О любви».

      П о л и н а   Не может быть! Под таким названием была книга у Стендаля.

      Д м и т р и й   Ты дашь договорить? Чехов работал над этим романом несколько лет. Переписывал, вычеркивал, пока в рукописи не осталась одна фраза: «Он и она любили друг друга, женились и… были несчастливы.

      П о л и н а   Ну, это литературный анекдот. Хотя рассказ «О любви» у Чехова есть. Но это к чему? 

      Д м и т р и й   К тому, что даже в самом интересном сюжете не хватает фактуры. Я уж и так и этак пытаюсь...  

     П о л и н а   Погоди. И это вся твоя проблема? А ты знаешь, что при интересном сюжете фабула может отсутствовать? Читателю интересны твои чувства. А выходки – это из другого жанра, от которого ты устал.

     Д м и т р и й   Значит, я не умею выписывать чувства.

    П о л и н а   Ну, знаешь, а кто умеет? Даже у Стендаля иногда получалось не очень. Тоже, бывало, писал, как было по жизни, вместо того, чтобы присочинить. Димочка, неужели ты думал, что твоя любовь может быть такой интересной, что не потребуется никакого вымысла? Я понимаю, тебе именно так и казалось, когда ты пылал. Но когда сел за компьютер, восторг  улетучился.  Оказалось, что это можно не описывать, а это сократить... Скажи честно, ты ведь в какой-то момент готов был и жениться? Уже примеривал на себя роль отца? Давай, колись, чего там? Свои люди.

     Д м и т р и й   Нет, я  хочу только то, что могу. 

     П о л и н а   Ну, слава богу. Тогда я за тебя спокойна.      

                                                                     

                                           КАРТИНА ОДИННАДЦАТАЯ

 

      Квартира Анны. Детей нет. Слышно только, как в одной из комнат Анна занимается с ученицей.

      Звонят в дверь.  Прежде чем открыть, Анна смотрит в глазок. Удивлена, растеряна,  смотрится в зеркало, открывает. На пороге Полина.

 

      П о л и н а   Вот, ехала мимо, дай, думаю, загляну.

      А н н а   Как мило! Но у меня урок.

      П о л и н а  Я обожду на кухне.

      А н  н а   Но с перерывом в пять минут - другой урок.

      П о л и н а   Ну, что делать? Обожду.  

      Анна оставляет Полину на кухне и возвращается к ученице.

      Голос Анны   Давай  завтра  позанимаемся дольше.  

      Ученица уходит. Анна появляется на кухне. Полина выкладывает из сумки торт и коробку конфет.

      А н н а    Чай? Кофе?

      П о л и н а    Кофе с коньяком. (ставит на стол бутылку коньяка) Только не делай поспешных выводов. Я не из тех женщин, которые, упустив своё, строят козни. Ань, давай на «ты»? Так нам обеим будет проще. 

      Анна ставит на стол рюмки. Полина наливает коньяк. Отпивают по глоточку.

      А н н а   Как вы …ты узнала?

      П о л и н а   Ой, нет ничего проще. Позвонила знакомым  гаишникам, попросила пробить номер твоей машины.

      А н н а   Я так и подумала.

      П о л и н а   Проныра, да?

      А н н а   Я тоже умею быть пронырой. Но только в самом крайнем случае.

      П о л и н а   Ну, считай, что у меня – крайний. Хочу, чтобы Дима выиграл наш с ним спор.

      А н н а   А что, есть какие-то опасения? Причина, во мне?

      П о л и н а   Знаешь, Ань,  мы обычно считаем, что много даём мужикам. Но это не так.

      А н н а   А с чего ты взяла, что я так считаю? Я отлично понимаю, что Дима теперь больше одинок, чем был. Но что я могу сделать? Я не могу оставить детей и переехать к нему. А он не может переехать ко мне. Ему для работы нужна соответствующая обстановка.

      П о л и н а    Только в этом дело? То есть дети готовы принять его?

      А н н а   Дети уже привыкли жить без мужчины в доме.  Для них появление Димы – стресс. Тут, конечно, могут быть ко мне претензии – не подготовила. Ну, не внушаемые  они у меня. Я больше приспосабливаюсь к ним, чем они ко мне. Для кого-то мужчина на первом месте, для кого-то  дети. Дети уверены, что мне достаточно их любви. Ну как можно сказать им, что это не так?

     П о л и н а   Боишься потерять их любовь?

     А н н а   Оттого, что я скажу им, как я люблю мужчину, они не станут относиться к нему лучше, но точно будут считать, что я стала от них дальше, и сами отдалятся. Зачем же доводит до этого?

      П о л и н а  Раньше я считала, что  мальчики рождаются благодаря силе мужчины. Теперь вижу, что характер женщины тоже имеет значение.

      А н н а   Вообще-то, по первому образованию я физиолог, но об этом ничего не слышала.

      П о л и н а   Ань, а ты любила мужа?

      А н н а   Сам вопрос говорит о том, что ты в этом сомневаешься. До сих пор не могу понять: любила, или это было какое-то другое чувство.

     П о л и н а   Но сейчас-то ты уже можешь сравнивать.

     А н н а   Знаешь, мне бы не хотелось совсем уж обнажаться. Давай я так скажу. Муж великолепно создавал финансовые проблемы. Мы барахтались в долгах, и это мешало нам быть счастливыми. С Димой совсем другие проблемы. Как тут можно сравнивать?

     П о л и н а   Все мы мечтаем о любви. Чтобы и самим любить и чтобы нас любили, а что чаще получается? Человек – эгоист по природе. Любви к себе он хочет больше. А чего больше хочет, того меньше получает.  

    А н н а   Сурово.

    П о л и н а   Обидно мне за Димку. И тебя жалко, хотя, казалось бы, кто ты мне?  Внуки пойдут – еще меньше времени будет для себя.  Помнишь, у Цветаевой: «Знай одно: что завтра будешь старой, а остальное, деточка, забудь»… (после паузы) Такая умная, и он не  дурак. Неужели ничего не придумаете? Не должны победить дети, которые  хотят, чтобы ты любила только их. Не должны! (после паузы) Вот тема! Только уже не для Димы. Он не потянет.  

                                           

                                                  КАРТИНА ДВЕНАДЦАТАЯ

 

      Московская квартира Дмитрия. Дмитрий сидит на кухне, на столе бутылка коньяка. Анна подходит к двери квартиры и  набирает его номер. У Дмитрия звонит мобильник.

 

      А н н а   Что делает мой любимый мужчина?

     Д м и т р и й   Дружит с Арменией.    

     А н н а   Ясно. Дружба с пятью звездочками. Что может болеть у носорога?

     Д м и т р и й   Как что? Тонкая  носорожья душа.

     А н н а   Тогда открывай калитку.

     Дмитрий на нетвёрдых ногах идёт открывать дверь. Анна входит в квартиру. Он обнимает её.

      А н н а    Ну, правильно. Совсем не закусывал. Давай, отворяй свою душу.

     Д м и т р и й  Когда я познакомился с тобой, я говорил себе: теперь я не один. Потому, что с Полиной я был один. Но я ошибся. Даже тогда, когда ты со мной, ты не со мной. И этому не видно конца.

     А н н а   Говорят, средняя продолжительность любви 30 месяцев. А у нас и месяца не прошло.

     Д м и т р и й   Я знаю… Я всё про тебя знаю. Мужики приходят и уходят, а дети – это навсегда.

     А н н а  Димочка, к детям, как и к прошлому не ревнуют.

     Д м и т р и й   Женщина обычно рассуждает так: если любит меня, то полюбит и моих детей. А мужчина рассуждает по-своему: люби меня так, чтобы я не ревновал тебя к твоим детям.

     А н н а  Ты вынуждаешь меня оправдываться, а я терпеть этого не могу.

     Д м и т р и й   Давай не будем какое-то время встречаться. Давай подойдём к краю, глянем внизу, и если поймём, что это – бездна для нас обоих, отшатнёмся и будем бояться подходить к ней впредь.

     Анна озадаченно молчит. Она ошеломлена, но не показывает своего состояния. Дмитрий с нежностью оглядывает её.

     Д м и т р и й   Говорят, в каждой женщине есть только часть того, что нужно мужчине. Мне в тебе нужно всё. Ты будто сделана по моему индивидуальному заказу. Я всегда догадывался, что последнее чувство должно быть лучше первого. Точно! Так и есть.

     А н  н а    Не говоришь, а пишешь.  Знаешь, а я ведь не просто так приехала. По-моему, я залетела. Финита ля… Понимаю, это не очень приятная новость для тебя, но я не могла не сообщить. Все сроки прошли…

     Д м и т р и й   Что значит «по-моему»? Ты не уверена? Чтобы убедиться, идут к врачу.

     А н н а    Была. Врач радуется за меня. Говорит, какая замечательная беременность.

     Д м и т р и й   Я в этом ничего не понимаю.

     А н н а   А я думала, писатели во всем разбираются.  

     Д м и т р и й  Аня, какой смысл заводить ребенка, если нет возможности жить вместе? 

     А н н а   У нас разные взгляды на зачатие. Для меня это новая жизнь, которую нельзя обрывать. Для тебя оборвать... Подумаешь, что-то там завязалось.

    Д м и т р и й   Аня, не сгущай. Если бы у нас была общая семейная жизнь, я был бы рад и счастлив. Но этой жизни нет. Причем, не я тому причиной. И вообще, я еще не осознал. Нет, скорее, я очень удивлён.

    А н н а   А чего тут удивительного? Ты – особь противоположного пола. Всё естественно.

    Д м и т р и й    Ты просто кое-чего не знаешь. Однажды на охоте я крепко выпил и заснул прямо на берегу. А дело было глубокой осенью. Проснулся от дикого холода.  Лежу в ледяной воде - ночью вода прибыла и выпал снег. Долго лечился, сдавал анализы. Врач сказал, что детей у меня уже не будет. И действительно, больше никогда не предохранялся, но никаких последствий.

    А н н а   То есть ты допускаешь, что я могла забеременеть от другого?

    Д м и т р и й   Я допускаю, что с тобой я выздоровел.

    А н н а   Подожди, не лукавь, не путай меня. Итак… господи, что ж я никак не могу собраться с мыслями! Нет, по-моему, смысл твоих слов сводится к тому, что ты сомневаешься. А значит… Значит, ты меня подозреваешь… Ну, что ж, твой герой и не должен быть идеальным. Это скучно. Но что дальше теперь будет по сюжету? Женщина обрадовалась – мужчина испугался. А что потом? Ну, говори же что-нибудь!

    Д м и т р и й   Аня, давай спокойно. Я не собираюсь ни от чего отказываться. И ты не будешь решать эту проблему в одиночку.

    А н н а   Ну, да. Ты дашь мне денег на операцию. А если я хочу родить? А если я смотрела на тебя и думала: вот от него я бы еще родила?

    Д м и т р и й   Ты мне этого не говорила. И вообще, по-моему, разговор пошёл по кругу. Мы повторяемся.

    А н н а  Я повторяюсь, потому что теряю нить. Мысли путаются. Итак… Итак, детективщик решил написать о любви. Решил, так сказать, внести разнообразие в свой репертуар. Господи, как мне это сразу не пришло в голову! Детективщик просто не может кого-то не убить, даже если пишет о любви.

   Д м и т р и й   Анечка, ты не в себе. (Хочет ее обнять)

   А н н а  Не трогай меня.

                                                       

                                    КАРТИНА ТРИНАДЦАТАЯ

   

      Квартира Анны.  Анестезия и Анна пьют чай на кухне. Они уверены, что их никто не подслушивает. Они не знают, что Максим спрятал микрофончик в кактусе, и сидит во дворе на скамейке, слушает их разговор в наушники.                                        

 

     А н н а   Я не в себе - это точно. Мне иногда кажется, что я вижу себя со стороны. Пытаюсь понять, что происходит и – не могу. Со мной такое впервые. Слишком много неожиданностей сразу. Он меня любит – в этом я не сомневаюсь. Но тогда откуда его сомнения? Он не верит мне? Но почему?

    А н е с т е з  и я   А я тебе объясню. Когда у человечества еще не было семьи, половые связи были беспорядочными.   Ни один мужик не был уверен, что вот этот ребенок – от него, пока ребенок не вырастал, и не становилось явным его сходство с отцом. Этот инстинкт до сих пор сидит в мужиках. Плюс их мнение, что нет женщин, которые не изменяют.

    А н н а     Подвела базу.

    А н е с т е з и я   Я просто знаю мужиков такими, какие они есть. И поэтому могу смотреть на какие-то вещи их глазами. Почему ты молчала, когда Макс задирал Дмитрия?

    А н н а   Я не молчала!

    А н е с т е з и я   Ты делала Максу страшные глаза, мол, заткнись. А тебе надо было заорать. Но ты молчала. И что в этом случае должен был понять Дмитрий? Что тебе не обидно за него. Ты должна была защитить его. Потому, что сам он защититься от твоего наглеца не мог.

    А н н а  Почему?

    А н е с т е з и я   Потому, что считал ниже своего достоинства отвечать на тявканье твоего щенка. И тронуть его не мог, потому что ты тут же бросилась бы защищать, жалеть.

    А н н а  Ничего бы я не бросилась. Наоборот, думала, пусть врежет разок.

    А н е с т е з и я  (передразнивает) Врежет … Так ведь после того, как врезал бы, вражда стала бы  еще сильнее. Помириться с твоим Максом просто невозможно. Он любит ненависть. Да-да, не смотри так. Просто обожает кого-то ненавидеть. На себе испытала. Причем, особенно ненавидит тех, кого ты любишь, и кто любит тебя.

    А н н а   О, господи, что ты говоришь!

    А н е с т е з и я   И знаешь, что бы я еще подумала на месте Дмитрия? Я бы подумала, как же будет Макс ненавидеть его ребёнка! Со всеми вытекающими из этой ненависти последствиями.  

    А н н а   Прекрати, прошу тебя!

    А н е с т е з и я    А я уже всё сказала. Ну, может быть, не всё, но главное.

    А н н а   Как раз главное ты и не сказала.

    А н е с т е з и я   Тебе надо идти на аборт. И чем раньше, тем лучше.

    А н н а   Я никогда это не делала и делать не буду.

    А н е с т е з и я  Значит, тебе не жалко этого ребёнка.

    А н н а   По-твоему, чтобы его пожалеть, я должна его убить?

    А н е с т е з и я   Ань, это все страшные слова. А на самом деле все не так страшно.

    А н н а   Смотря для кого.

    А н е с т е з и я   Тебе нужно было моё мнение – ты его услышала. И все-таки не могу понять, как ты относишься к Дмитрию. Каково ему будет не видеть ребёнка каждый день, прикасаться к нему только от случая к случаю… Жить в разводе  с ним. Дмитрия  пожалеть надо, а не обвинять. А у тебя любовь какая-то странная, с обвинительным уклоном.  

    А н н а   Что мне с Максом делать? Знаешь, я от него так устала. Мне сегодня даже приснилось, что он в больнице, будто бы попал в аварию. Я даже проснулась от радости -  – ну, хоть немного от него отдохну.

    А н е с т е з и я   Макс – это тебе божье наказание, не знаю только, за что. Это уж ты сама разберись. А то, что сейчас произошло – божье задание. Справишься – всё будет хорошо с Дмитрием. Не справишься…

    А н н а   Всё дело в Максе. Он не даст нам быть вместе. Ему бы влюбиться,.. Ему бы жить отдельно…

    А н е с т е з и я   Заладила! Ему бы устройство мозга  переделать, но медицина у нас до этого еще не доросла… Но я возвращаюсь к твоей проблеме. У тебя в голове: убивать – грех. Согласна, грех! Но такой, сентиментальный, этот грех. Не убить иногда хуже, чем убить. Так уж у нас, людей, устроено.

    А н н а   Кошмар, что ты говоришь.

    А н е с т е з и я   Это только слова страшные. Не надо, подруженька, бояться слов.

     Максим звонит по мобильнику, кому именно – догадаться нетрудно. Вскоре к дому подъезжает Гена.  

    По звонку Гены Анна открывает дверь. В руках у Гены букет желтых гербер.

    Г е н а    (протягивая цветы)   Думала, больше не приду?

    Анна машинально берет цветы, но пройти не предлагает.

     А н н а   У меня Настя. У нас разговор.

    Г е н а   (очень проникновенно)   Настя, ну вы ведь наверняка уже всё обсудили. Ну, дай мне возможность…

    Анестезия молча поднимается. На этот раз она готова уступить.  Анна жестом предлагает Гене пройти в кухню. 

    А н е с т е з и я    Ань, послушай, мне только сейчас в голову пришло. У тебя ведь выбор не между Димой и Геной.  Либо богатый - либо талантливый. Из этого, подружка, выбирай.

   А н н а   Жизненно. Я подумаю об этом… послезавтра.

   Анестезия уходит.

    А н н а   (входя в кухню) У меня минут десять. Должен прийти ученик. Чай? Кофе?

   Г е н а   Спасибо, Аня, не надо ничего. Я уложусь в пять минут. Я хочу объяснить, почему я такой. Я ведь не в семье воспитывался, а в интернате, потом в детдоме. Мамой была улица, папой – отчасти государство, отчасти тренер в спортивной секции. Мне, конечно, далеко до тебя. Но я люблю тебя, Ань. Я там с ума сходил, так тянуло к тебе. Ради того, чтобы быть с тобой, я готов стать совсем другим. Как раньше говорили аристократы, я буду тебе служить. Эти твои ученики… Я понимаю, тебе нравится твоя работа. Но когда работы слишком много, это тоже, знаешь… Нельзя работать на износ. Я освобожу тебя от этого. И в доме у тебя будет покой.

     А н н а   Будем, как в сказке, жить-поживать да добра наживать? Но я не верю в сказки, Гена. Мужчина до свадьбы и мужчина после свадьбы – это два разных мужчины.

    Г е н а   Я никогда не попрекну тебя ничем. Даже не думай об этом!

    А н н а   Вы о чём, Гена? Мать честная! Я должна была это предвидеть! Уходите. Уходите, я сказала, и больше никогда, слышите, никогда!

    Г е н а    Не зарекайся.

    Уходит. Появляется Максим.

     М а к с и м    Кекса нет?

    Анна смотрит на него с отвращением. 

    М а к с и м    Ну, божье наказание  я. А уж за что – тебе видней. Ох, уж эти святые, никогда не узнаешь, что у них спрятано.

    А н н а   Когда ты ещё не появился на свет, я страшно хотела, чтобы ты был похож на меня, потому что Никита был вылитый отец. И действительно, получилась копия. Но я не знала, что в таких случаях нутро бывает не материнское. А у Никиты как раз  – моё нутро…  Раньше ты просто мешал мне любить тебя. А теперь… Ты мешаешь мне не то, что жить, ты мне дышать мешаешь. Я смотрю на тебя и ненавижу… нет, не тебя! Себя ненавижу! 

     М а к с и м   Ах-ах-ах! Шекспир отдыхает.

                                              

                                      КАРТИНА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

  

     Вечер. Больница. Вестибюль, где больные общаются с посетителями. Анна и Дмитрий сидят на скамье. У Анны левая рука перебинтована, висит на перевязи.

   

     А н н а   После разговора с Максом меня ноги плохо держали. Поскользнулась… Так обидно, так больно… Какой-то сложный перелом. Металлическую спицу будут вставлять, потом через шесть месяцев вынимать. Я сказала врачам про беременность. Говорят:  даже не думайте. Один наркоз будет, потом другой… Антибиотики…    Всё складывается, как ты хотел. Чего молчишь?  

    Д м и т р и й   Мне больно за тебя. Но я думаю, мы это переживём.

    А н н а    Надеешься на продолжение? А у меня ни одна клеточка не шевелится. В постель с тобой я больше не лягу.

    Д м и т р и й   Аня, но ты не говорила, что хочешь от меня ребёнка. Мы это не планировали. А если бы эта новость тебя обрадовала, ты бы не сообщала её таким тоном, будто произошла авария. К тому времени у нас уже что-то не срасталось.

   А н н а   Эти встречи, эти встречки… В них было что-то ущербное. Я создана для нормальной семейной жизни.

    Д м и т р и й   Аня, это так банально – виноватить мужика. Конечно, он всегда виноват больше.

    А н н а   Виноватить – это бабье. Мне просто больно сознавать, что я сама что-то сделала не так, или чего-то не сделала, чего-то не предвидела. Я совсем не умею считать варианты. Мне кажется, что ребёнок мог бы всех нас объединить, и этим выдаю желаемое за действительное. Хотя что-то мне подсказывает, что всё могло бы быть с точностью до наоборот. Но я не хочу об этом думать.

    Д м и т р и й   У тебя раненое сознание. (берёт здоровую правую руку Анны, целует)                                        

    А н н а    Конечно, я хочу, чтобы ты продолжал любить меня, и любил вечно, всю оставшуюся жизнь. Хотя так не бывает. (с легким сарказмом) Ты человек творческий. Вдруг тебе захочется написать не просто о любви, а что-нибудь этакое… Кстати, что дала тебе наша история? Ты готов что-то написать,  или уже пишешь? Не скрывай, я все же прообраз твоей героини.

   Дмитрий   (горделиво) У меня ничего не пропадает.

   А н н а  (разочарованно) Тухленько это у тебя прозвучало.  Вы ж, пишущие, прежде чем взяться за работу, решаете, про что история, в кого она попадёт. Ну, в кого – понятно. В нас, баб-с. А вот про что?

    Д м и т р и й   Наверное, про то, как люди, созданные друг для друга, по тем или иным причинам иногда не могут быть вместе.  

     А н н а   Во как! Ты в самом деле считаешь, что всему виной непреодолимые обстоятельства?

     Д м и т р и й   Других причин тоже хватает. Я думаю, читатель разберётся.

    А н н а   А у меня другое мнение. Эта история вовсе не про неудачную любовь, а про недостаток любви. Про нехватку. Хватило бы чувств, не сидели бы мы сейчас тут, не изображали красивое расставание.

    Д м и т р и й   А у меня сейчас другое ощущение. Если бы всё было позади и ничего - впереди, каждая минута была бы в тягость. А мне не тягостно, несмотря на твои уколы.

    А н н а   (после долгой паузы) Странно. Ты хочешь счастливого конца в жизни?  Что ж, если нам суждено быть вместе, мы будем. Но что-то в это трудно верится. А в повести? Ты, конечно, уже придумал концовку.  

   Д м и т р и й   Ничего я не придумал. Нет концовки.

   А н н а   Ну, вот. Это ж непрофессионально. Ты ж сам говорил: начав писать, автор должен знать, чем закончит.

   Д м и т р и й   Это всё теория. А на практике я никогда не знал. И сейчас не знаю. И вообще… довольно банальная получилась история.

   А н н а   Банальная?! Что с тобой? А я-то, дура, думала, в тебе нет цинизма.      Знаешь, что мне больше всего не понравилось в нашей истории. Прообраз твоего героя ни разу не выругался, ни разу не плюнул на какие-то последствия. Всё делал тютелька в тютельку. Ни одного даже самого маленького безумства. Ну, кроме выстрела.    

                                 (Продолжает после паузы)           

     Нашей героине, хотелось полюбить достойного мужчину. А у героя  было задание самому себе.  И вот его величество случай. Он встречает  её, и она, со своей женской хитростью,  подумала: ну и пусть играет. А я сделаю так, чтобы заигрался. И он заигрался. Но в основе его чувства всё равно был заказ. И уши этого заказа постоянно торчали. 

    Д м и т р и й   Неплохой монолог для концовки.

    А н н а   Моя концовка, Димочка - наш ребёночек, который дан нам небесами. Может родиться человечек,  похожий на тебя:  умный, образованный, талантливый. Но, скорее всего, уже не родится. Зато напишется повесть о том, как два человека, созданных друг для друга, не смогли…  

   Д м и т р и й   (примирительно) Аня, ну, хватит.

   А н н а   Действительно, хватит. Уже всё сказано.  Иди, Димочка, дописывай свою повесть. Концовка у тебя уже есть.

Виталий Аркадьевич Ерёмин

viteriomin@rambler.ru

8-916-850-4401

129


Произошла ошибка :(

Уважаемый пользователь, произошла непредвиденная ошибка. Попробуйте перезагрузить страницу и повторить свои действия.

Если ошибка повторится, сообщите об этом в службу технической поддержки данного ресурса.

Спасибо!



Вы можете отправить нам сообщение об ошибке по электронной почте:

support@ergosolo.ru

Вы можете получить оперативную помощь, позвонив нам по телефону:

8 (495) 995-82-95





Устаревший браузер

Внимание!

Для корректной и безопасной работы ресурса необходимо иметь более современную версию браузера.

Пожалуйста, обновите ваш браузер или воспользуйтесь одним из предложенных ниже вариантов: